Бриджклуб.ru

Рождество бывает только раз в году

(Молло. Из неопубликованного, но не забытого)
Евгений Понизовский

наверх

    Рождество в клубе Грифонов принято отмечать знаменитым рождественским обедом. Туда обязательно входят такие блюда, как индейка с черносливом (для американских гостей), фуа-гра (для забредших на огонек французов), акулий стейк по-канберски (любимое блюдо Попугая Перси), знаменитая долма по-дилижански (любимого блюда Карапета), эскарго по–мадридски и многих других блюд, не говоря уже о шато-лафите, клико-матрадуре, хенесси, мартини и многих других винах.
    Поэтому немудрено, что после столь сытного обеда и доброй выпивки большинство Грифонов пребывали в отличном настроении. Тукан насвистывал мелодию из «Пигмалиона». Кролик напевал «Рождество бывает только раз в году», и даже в глазах Карапета не читалась та неизбывная вековая грусть, которая веками преследовала его род.
    Вот почему попытки Кабана собрать рождественский роббер поначалу не находили должного отклика в душах Грифонов. Рождественский обед требовал «осмысления» и отдыха. Однако, по прошествии некоторого времени и принятия послеобеденного аперитива Кабану удалось собрать компанию, состоявшую из Профессора Марабу, Кролика и Тимоти Тукана.
    Жеребьевка разделила игроков на пары, ставшие уже привычными: Тукан, вытянувший короля пик, оказался в паре с Кроликом (вытянувшего валета бубен), а Кабан, вытянувший 8 червей оказался в одной упряжке с Заслуженным Профессором биософистики (вытянувшем 2 треф).
 п Кхххх
ч 74
б Тххх
т хх
 
п 102
ч ТВ62
б 10х
т Вхххх
   С
З     В
   Ю
п 986
ч 5
б ДВ94
т ТКД103
 п ТДВ
ч КД10983
б Кхх
т х
 
Тукан
C
пас
x
xx
Птица-секретарь
B

пас
пас
Кролик
Ю
x

пас
Кабан
З

x
пас

    В первой же сдаче торговля несколько отклонилась от ортодоксальной. Птица-Секретарь открылась 1 трефой, и Кролик впал в тягостное раздумье. Конечно, тут хорошо было бы войти классическим сильным прыжковым оверколом – 2 червы. Но, как на грех, еще вчера он договорился с Тимотти об использовании в интервенции заявок Пендера, и теперь 2 червы показывали бы двухмастную слабую руку с червами. Можно было бы войти 1 червой, но было опасение, что Тукан запасует, а для гейма надо было совсем немного. (Кролик приобрел недавно на распродаже книгу «Современный счет теряемых в бридже», проштудировал ее и теперь считал, что любая рука с 5ю потерями обладает недурным геймовым потенциалом. А у него-то их – 4,5, да и сила за сильной рукой!) Он решил, что войдет контрой, а там доопишет руку.
    Однако, принимать решение ему пришлось уже в геймовой зоне. Кабан блокировал 4 трефами. Тукан, имевший туза и короля, предпочел не заявлять 4 пики, а радостно законтрил, пропев при этом что-то типа: «У Пегги был веселый гусь... »). Когда эта контра докатилась до Кролика, он не пришел в восторг. Рука, конечно, имела отличный игровой потенциал, но на висте Кролик видел только 2 взятки. Кабан блокировал, наверное, на резкой руке. Раз Тукан не назвал масть, то триплет червей у него, наверное, есть. Вспомнив, что говорит теория теряемых о людях, дающих ответную контру, он решил, что их рука содержит в среднем где-то 8-9 теряемых. Написав на бумажке: 24-5-9=10, он умиротворенно промурлыкал «4 червы».
    Меньше всего Кабану с его «неравномерным» раскладом хотелось услышать от профессора заявку 5 треф. Да и две вистовые взятки, и разыгрывает Кролик. Так на свет появилась эта контра.
    – Вы сказали «контра»? – переспросил изумленный Тукан. – А разве можно законтрить контру? – Тукан не расслышал заявку Кролика.
    На некоторое время мысли Тукана (принявшего изрядную долю «Хенесси») унеслись куда-то далеко. Возможно, что в душе его запели ангелы. К действительности его вернул голос проф. Марабу.
    – Вы будете делать заявку? – спросил он.
    – А, что, моя очередь делать заявку? – изумился Тимотти. – А какие заявки я могу делать?
    – Любые, разрешенные кодексом, – высокомерно отозвалась Птица-секретарь. Тукан попытался вспомнить торговлю. Вроде бы последней была заявка Кабана 4 трефы.
    – Контра! – бодро заявил он. Раздалось возмущенное шипение проф. Марабу.
    – Вы же сами только что сказали, что нельзя законтрить контру, – пошутил Кабан.
    – А кто давал контру? – изумился Тукан. Тут Кабан напомнил торговлю, а проф. Марабу процитировал статью кодекса, трактующую наказание, касающееся недопустимых контр.
    – Значит, я могу делать любую заявку, – спросил Тукан, – а партнер будет пасовать до конца торговли? Тогда…ну я прямо и не знаю, что сказать. Пусть будет…э-э-э…м…м…м…«реконтра» – это ведь похожие заявки?
    Кабан усмехнулся, Марабу спасовал (глупо было бы сносить такую «чери-мери» реконтру в 5 треф). Кролик был вынужден спасовать после нарушения партнера (да и без оного он вряд ли что-либо мог заявить). Кабан также спасовал и атаковал с треф, пытаясь форсировать руку. Профессор взял и продолжил в трефу. Кролик убил и задумался.
    Он насчитал 5 пик, 4 червы, даже если придется отдать 2 козырей, ТК бубен – ого – целых 11 взяток. Кролик довольно тихонечко запел «Динги дел… динги дел» и сделал непроизвольное движение рукой, в результате чего на стол легла 8 червей. Тукан беззаботно положил маленькую фоску, а профессор радостно положил 5 червей.
    – Э-э-э, – начал было Кролик, – я хотел бы заменить 8 червей.
    – Поздно, – заявил проф. Марабу. – Несомненно, в соответствии с кодексом разыгрывающий имеет право не играть никакой случайно уроненной им картой. Но – тут профессор сделал зловещую паузу – после этого был сделан ход со стола, а стало быть Вы уже сыграли обеими картами, правда, до того как, сыграл мой партнер. Однако, теперь Вы уже не можете забрать свою карту назад.
    – Почему же это не может? – вдруг возмутился Кабан. – Конечно, профессор, Вы не допустите, чтобы в этот светлый праздник наш друг был столь жестоко был наказан. Любезный Кролик, Вы, конечно, можете пойти любой другой картой, какой Вы посчитаете нужной.
    – Вот уж нет, – начал было профессор, но был прерван благодушным настроением Кролика.
    – Друзья мои, не будем спорить. Я готов принять всю вину на себя. Если Вы так хотите, профессор, я отдам эту взятку уважаемому Кабану. И Кролик широким жестом придвинул взятку поближе к Кабану.
    Кабан был в ярости. Куда только девалось его благодушное настроение! Проклятый Профессор испортил все дело своей дурацкой педантичностью. Так бы Кролик, несомненно, вышел с марьяжа. Кабан бы пропустил, принял следующую козырную взятку и форсировал бы Кролика трефами, в результате чего сравнялся бы с ним в козырях и, в конце концов, оприходовал бы свою 6-ку черв.
    Теперь же взятие не имело смысла, ибо 7-ка стола надежно защитила руку Кролика от трефового «укорота». Кабан попытался спасти ситуацию, любезно подложившись малой червой. Кролик хмыкнул, пробормотал что-то о «Божьем промысле» и продолжил королем черв. Кабан взял и форсировал трефами. Однако, теперь Кролик уже контролировал ситуацию. Он отобрал еще даму и пошел играть пиками. Все, что мог получить теперь Кабан, – это свою вторую козырную взятку.
    – Будьте, пожалуйста, повнимательнее, Тимотти, – вежливо попросил Кролик Тукана, – хорошо, что мне уже ничего не надо было заявлять.
    – Ангел-хранитель Кролика за работой, – резюмировал Колин Корги, подошедший к столу. – Любопытно, что произойдет дальше. Пока что ангел обернул в одной сдаче около 10 пунктов.
    – Причем здесь ангел! – возмутился Кабан. – Это, похоже, враг рода человеческого подсунул мне в партнеры человека не только досконально знающего кодекс, но и все время в паре со мной умудряющегося обратить его против меня.
    Птица-секретарь ничего не ответила, бросив злобный взгляд исподлобья, и принялась сдавать карты.
    Это ей удалось не так плохо. По крайней мере после двух пасов Кабан открылся 2бк, и Профессор поднял его в три. Тукан не нашел ограничивающий ход с треф. В результате чего Кабан взял два овера, что малость подняло его настроение.
    Еще больше настроение Кабана улучшилось в следующей сдаче, когда после двух пасов Тимотти открылся блокирующими 3 бубнами, где и «пал смертью храбрых» за 500. Гейма у Кабана не было.
    – Похоже, ангел-хранитель куда-то улетел, – заметил Корги.
    Действительно, ситуация в роббере выровнялась.
    Сдача Кабана не принесла успех ни одной из сторон, ибо все спасовали, а вот что сдал Тукан.
 п КД52
ч КВ5
б Т2
т КД87
 
п В1086
ч 1074
б 103
т 6542
   С
З     В
   Ю
п 73
ч Д832
б ДВ9874
т 3
 п Т93
ч Т96
б К86
т ТВ109
 
Тукан
C
1п
4бк
5бк
Птица-секретарь
В
пас
пас
пас
пас
Кролик
Ю
3бк


пас
Кабан
З
пас
пас
пас
пас

    Торговля требует некоторого пояснения. 3бк Кролика были несколько слабоватой заявкой. Однако, учитывая, что Тукан к этому моменту уже находился в состоянии «как мне хорошо» и умиротворенно покачивался на стуле, Кролика можно было понять (наши постоянные читатели, наверное, помнят, что Кролик был учредителем и единственным членом «Общества защиты Тукана от несправедливостей мира», о чем он сейчас и вспомнил). На Тукана же напал внезапный приступ активности. Если партнер на его 12 очков ставит 3бк, то с 18 он, очевидно, имеет право еще на одну заявку. И он инвитировал Кролика 4бк.
    Эта заявка в ушах Кролика зазвучала как рождественские колокола. Несомненно, Тукан задавал Блеквуд. И поскольку они не согласовали масть, очевидно, что ответить следовало на сокращенный Блеквуд (0-3, 1-4, 2), о чем они говорили с Туканом на прошлой неделе. Так родились 5 треф.
    Эта заявка очень понравилась Тукану. Партнер, похоже, не просто принял инвит, а еще и масть показал. Это значит, что он ищет не малый шлем, а большой. Что ж, у него весьма достойная трефа. Для уверенности в качестве трефы партнера Тукан применил Джозефин.
    – Ага, – подумал Кролик, – партнер спрашивает о королях. Что ж. У меня и король есть. Поэтому 6 бубен.
    – Что же такое 6 бубен? – задумался Тукан. Порывшись в глубинах своего сознания, он вспомнил рассказы Кролика о каком-то сложном ответе на Джозефин «Скуадры адзуры». Правда Тукан не помнил, что означает заявка 6 бубен, но знал, что она является положительным ответом. Стало быть, туз треф у Кролика точно есть.
    Этого было вполне достаточно для Тиммоти, чтобы радостным голосом зявить 7 треф.
    – Какая точная торговля, – изумленно подумал Кролик. – Очевидно у Тукана 5-4 или 4-4 в черных мастях. И как он так ловко вычислил у меня четверку треф?
    Перед тем как спасовать, проф. Марабу решил расспросить оппонентов о том, что им известно о картах друг друга. И приступил к расспросам. Тут-то и выяснилось, что Кролик отвечал на Блеквуд, а Тукан давал инвит и Джозефин.
    И профессор (державший синглет треф) наставительно процитировал пункт, касающийся использования нелегальной информации.
    Кабан тут же возмутился.
    – О чем Вы, партнер, – заверещал он, злобно глядя на Профессора. – О какой нелегальной информации Вы ведете речь? Оппоненты честно ответили на поставленные Вами вопросы. Вся информация для них, несомненно, легальна. Дорогой Кролик, Вы можете делать любую заявку. Например, 7 пик или 7 без козыря.
    – Вот уж нет, – заявил Профессор. – В правилах четко говорится о том, что нелегальной является и информация, полученная от партнера путем «ответа на вопрос».
    Кролик прервал дискуссию, горестно спасовав. А Колин Корги многозначительно подмигнул мне и прошептал: «Похоже ангел-хранитель вернулся.»
    Кабан атаковал б10.
    Я посмотрел на расклад. Было сомнительно, что Кролик, (да и не только он) справится с ним.
 п КД52
ч КВ5
б Т2
т КД87
 
п В1086
ч 1074
б 103
т 6542
   С
З     В
   Ю
п 73
ч Д832
б ДВ9874
т 3
 п Т93
ч Т96
б К86
т ТВ109
 

    Скорее всего, он, убив бубну и стянув козырей, стянет три круга пик, а затем проведет импас дамы.
    Как я и ожидал, Кролик взял тузом, сыграл бубной к руке и третий раз в бубну. Не желая расставаться ни с одной из своих драгоценных червовых фосок, Кабан изящно сыграл фоской треф. Кролик перебил и стал тянуть козырей. На втором ходу Марабу козыря не дал. Кролик покачал головой. Козырь у него лежал 4-4. Стало быть, стянуть их надо было 4 раза. (Он вроде бы смутно припоминал, что Кабан уже играл козырем, но может быть это была маленькая пика – зачем тратить козыря, когда на столе все равно старшие?) Итак, попытка Кабана спастись от надвигающейся опасности не принесла успеха, и он снес фоску червей. Тут Кролик обратил внимание на то, что он не знает, что снести со стола? Если снести пику, то нельзя будет испытать шанс на пику 3-3. Значит черву? Но тогда он не сможет вернуться в руку, даже если импас червей пройдет (ведь сначала придется добрать пику). Вот дилемма…
    Тукан между тем раскачивался в кресле и напевал «Ах, мой милый Августин, Августин», тут он очнулся и, увидев, что на столе лежат две карты, спросил у Кролика: «Я, видите ли, немного отвлекся. Какой картой мне сыграть?» Эти слова вывели Кролика из глубокой задумчивости. Решив, что по вероятности импас имеет больше шансов, чем развал, он попросил со стола пику. (Он очень досадовал на себя за добор четвертого козыря. Кабан таки зачем-то сыграл козырем в третьей взятке, и он мог бы преспокойно сначала отыгрывать пики, имея все шансы затем провести и импас). Тут до него дошло, что если импас не пройдет, то (поскольку козырей у него больше нет) на него обрушится лавина бубен профессора. (Профессор, конечно, что-то сносил на козыри, и это были мелкие красные фоски, но какие – Кролик точно не помнил).
    Чтобы минимизировать возможные потери, Кролик собрал три пики, закончив на столе. На третью пику профессор снес бубну, поздравив себя с тем, что он мудро не расстался с такой нужной червовой фоской (вот, что значит сыграть по вероятности!). Кролик решил наконец-то осуществить свой план.
    Он еще раз осмотрел оставшиеся карты:
ч КВ5
ч Т96
    «Итак, импас!» – сказал он громко самому себе. Однако, Тукан воспринял это как указание ему. Его немного удивило, как можно импасировать, если на столе нет карты хода и карты оппонента справа. Но возможно, что он чего-то не видел (в его состоянии это было вполне возможно), а импас можно было провести только валетом. Итак, он сыграл валетом, а профессор, раздраженный столь долгой игрой, надбил дамой, надеясь на 109 у Кабана. Кролик только горестно вздохнул. Тимотти опять поспешил. Хорошо, что дама была у Профессора. Хоть не так обидно. Он механически сыграл тузом и малой червой. Неожиданно от Кабана показалась 10 червей.
    Последнюю взятку удержала, ставшая старшей, 9-ка червей.
    – Гард-сквиз в сочетании с обратным импасом в исполнении ангела-хранителя, – снова прокомментировал Коллин.
    – Похоже, его ангел-хранитель и «падший ангел», пославший мне в партнеры Профессора, спелись, – пробормотал Кабан. – Это надо же такому случится, чтобы за один роббер своими знаниями кодекса нанести мне ущерб около 30 пунктов!
    И, горестно осушив стакан Мартини, Кабан принялся тасовать колоду для новой жеребьевки.

^Вернуться к Книгам и Статьям

^-Вернуться к Титульной странице






реклама Источник: http://www.otzyvy54.ru/diamond-torgovo-servisnyj-tsentr.html.