Бриджклуб.ru

Как Кролик праздновал день рождения

(Молло. Из неопубликованного, но не забытого)
Евгений Понизовский

наверх

    Появившись в клубе во время five o’clock, я обратил внимание на то, что члены клуба пьют далеко не чай. Налитое в бокалы шампанское, показывало, что в клубе, что-то празднуют. Не припомнив ни одного национального праздника, я спросил у Коллина Корги о причине торжества.
    – Как Вы не знаете? – искренне изумился он. – Сегодня мы празднуем День Рождения Кролика.
    В это время ко мне подошел виновник торжества. Я поздравил его и, поскольку не имел заранее приготовленного подарка, предложил ему интересный вариант: давайте сыграем с Вами роббер в паре. Если выигрываем мы, то Вы забираете себе выигрыш, а если проигрываем – я оплачиваю проигрыш за двоих.
    – Ну что Вы, что Вы, – забормотал Кролик. – Я не могу принять от Вас столь дорогой подарок. Уже то, что Вы пришли поздравить меня – вполне достаточно.
    Говоря это, он налил мне большой фужер шампанского, который я и осушил за его здоровье.
    – Однако, я все-таки хочу сделать Вам этот подарок, – продолжил я. – Кого бы Вы хотели выбрать в оппоненты.
    – Я предоставляю Вам это право, – сказал Кролик. Только не приглашайте Кабана. У него, похоже, не очень хорошее настроение, – и, понизив голос до трагического шепота, Кролик продолжил, – он немного опоздал на мой день рожденья, и ему не досталось фуа-гра. Он теперь он зол на весь свет.
    – Пригласите меня, – сказал Папа Грек. Мне фуа-гра хватило, и настроение у меня преотличное. Великолепный праздник.
    Кролик был польщен.
    – С удовольствием, уважаемый Темистокулос. Мне будет лестно сыграть против одного из самых техничных игроков нашего клуба в этот праздничный для меня день.
    Но, кто же будет четвертым? Я обошел вокруг стола. И обратил внимание на скучающего в одиночестве Карапета Джоликяна.
    – Не согласитесь ли, дорогой Карапет, поиграть в праздничном роббере против меня и Кролика в паре с Вашим любимым партнером, дорогим Папой? – вежливо спросил я.
    Карапет тяжело вздохнул. Если бы Вы слышали этот вздох! Так может вздыхать человек, только что потерявший любимую жену или проигравший на бирже, по крайней мере, 100 тысяч фунтов.
    – Вы знаете, что произошло со мной до обеда? Я проиграл большой шлем, потому что у меня убили масть, которая лежала 2–2! Оппонент, имевший девятые ДВ10 пик, не вошел в торговлю на второй руке. И Вы знаете, кто был этим оппонентом? Наш дорогой именинник! Оказывается, он просто думал, что сейчас не его очередь вступать в торговлю. Я открылся 1 червой. Папа нетерпеливо заявил 4бк, а Тукан принял заявку пасом! Я ответил конвеционными 5 бк. Тут Кролик очнулся, но вступать на шестом уровне не захотел. Папа поставил 7 червей. Кто-то на месте Тукана дал бы контру Лайтнера, и я ушел бы в 7 бк. Но разве Тукан знает хоть одну конвенцию? Он обреченно спасовал. Кролик не имел проблем с атакой. Он вышел Дамой пик. Тукан убил. На моё несчастье у Тукана самой плотной мастью была трефа, представленная 10987654. Он и вышел 10 треф, убитой Кроликом. Последовали ещё убитка пик и убитка треф. Я сел без четырёх в большом добровольнопоставленном зональном шлеме. Такое могло случиться только со мной. Проклятье рода Джоликянов действует. Не просите меня, дорогой Виктор. Я не могу сегодня сыграть больше ни одного роббера.
    Карапет залпом осушил стакан бордо.
    Я пошел дальше. В курительной комнате я обнаружил профессора Марабу. Тот с охотой согласился с моим предложением. Не прошло и трех минут, как Кролик занял позицию Запада, Папа Юга, а Марабу – Севера.
    – Вы знаете, – обратился ко мне Кролик, – давайте играть попроще. Я немного навеселе, а потому, боюсь, что я не отреагирую на какие-либо конвенции, кроме Блеквуда и Стеймана.
    Профессор сдал и открылся пасом. Я держал s ТВхх h ТВх d Т10х c КДВ. Классические 2бк в системе Акол. Папа спасовал, и Кролик заявил 3т. Профессор радостно контрировал. Очевидно, что Кролик задал Стейман. Я ответил 3 пики. Кролик продолжил 4 бубнами. Теперь я уже не был уверен, что 3 трефы – это Стейман. Может быть Кролик назвал ближайшую 4-ку? Тем не менее, я на всякий случай заявил 4бк, поскольку не был уверен в возможности выигрыша минорного гейма. Кролик радостно откликнулся 5 червами. Что же у него за расклад? Похоже на 0 – 4 – 4 – 5.
    Эх, надо было дать реконтру на 3 трефы! Я попытался затормозить в 5 бк. Кролик же заявил 6 бубен. Похоже, что у него все-таки 0 – 3 – 5 – 5. Пока не поздно – надо пасовать. 6 бубен, возможно последний контракт, который можно выиграть. Папа задумался перед последним пасом. Он спросил, что я знаю о карте Кролика. Я честно признался, что предполагаю у партнера 0 – 3 – 5 – 5, но не уверен в этом. Папа спросил у Кролика, что ему известно о моей карте. Я с удивлением узнал, что кроме 4-ки пик у меня имеется 2 пиковых онера из 3 старших, а кроме того я задал Жозефин и очевидно сейчас назначу 6 пик. После этого Папа радостно спасовал.
    Профессор атаковал тузом треф.
    – Ход не с той руки... – начал было Кролик.
    – Вы первым заявили бубну, – живо отреагировал профессор биософистики.
    – А, что? Разве партнер не заявил 6 пик? – изумился Кролик.
    – Нет, Вы разыгрываете 6 бубен, – сказал я.
    – Но я же согласовал пику и дал кюбид в бубне, – также искренне изумился Кролик. Я же показал Вам фигуру в пике. И разве Вы не поставили после этого 6 пик?!
    Выслушав все эти разглагольствования, Птица-секретарь решил не импасировать партнера в мажорах, а продолжил в трефу. Кролик снес на вторую трефу с руки малую пику. На Валета треф он снес ещё одну пику и собрал козырей, сыграв бубной к королю и тузу. После этого он о чем-то задумался.
    s Д10хх h 9 d КВ9хххх c х – такова была его рука изначально. Наконец, он что-то закончил считать в уме. Декларировав: «Кажется, козырей больше нет», он вышел... дамой пик. Профессор Марабу тут же заявил о том, что ход сделан не с той руки. И не успели Папа и я что-либо сказать, как Кролик, который уже не раз попадал в подобные ситуации, сыграл со стола тузом, и горестно вздохнув, снес с руки даму. После этого он обреченно принялся собирать козырей, снося со стола пики. Возникла трехкарточная концовка: s 10 h 9 d х – h ТВ2. Кролик снес со стола 2 червей и Папа, державший s К h КД, оказался в тисках сквиза.
    Он быстро снес даму червей. Но Кролик даже не обратил на это внимание. «Туз червей, партнер», – обратился он ко мне. Тут он немного замялся: «похоже... (в этот момент Папа положил короля червей...) НЕ станет нашей последней взяткой»!
    Ничто не могло доставить большего удовольствия Кабану, подошедшему к столу, чем происшедшая с Папой беда.
    – Блестящий Венский удар, – резюмировал он, – поставленный... Вами, Профессор! Если бы Вы приняли ход, то Кролик очевидно провел бы импас.
 s хх 
h ххххх
d х
c Тхххх
s Д10ххtables ТВхх
h 9h ТВх
d КВ9ххххd Т10х
c хc КДВ
 s Кхх 
h КДхх
d Дх
c хххх
    В следующей сдаче Папа выиграл 3 бк. Затем я допустил ошибку, блокировав 3 бубнами на третьей руке. Папа затаился с КДх в бубне и 15 очками. Кролик сфитовал масть и все закончилось 4 бубнами на контре за 500. Положение в роббере выровнялось.
    Кролик сдал и открылся 1 пикой. Я держал s ТД7 h Т10875 d К2 c Т75. Можно конечно было форсировать 3 червами. Но масть была жидковата. 2 червы показались явным недозаказом. Если бы Кролик играл 2 бк Джакоби, то можно было бы заявить их. Но он не играл эту конвенцию. Решив, что не будет большой беды, если я заявлю 2 в миноре, я претворил свою идею в жизнь, заявив 2 трефы. Папа контрировал. Кролик неожиданно дал реконтру. Марабу спасовал, а я продолжил торговлю назначением 2 червей. Кролик тяжело вздохнул и заявил 2 бк. Теперь я мог не беспокоиться за отдачу 2 бубновых взяток. Реконтра на 2 трефы очевидно была натуральной. Значит, у партнера есть и трефовые ценности. Я, помня предыдущие сдачи, решил не испытывать судьбу и поставил наиболее реальный, как мне казалось контракт – 6 пик.
    Неожиданно Марабу дал контру. Поскольку ход был его, то это не могло быть контрой Лайтнера. Возможно, что это была контра на разыгрывающего? Я задумался над возможностью реконтры, но спасовал. Сила розыгрыша Кролика была мне известна. Однако неожиданно для меня реконтрировал Кролик. При этом он бросил на меня хитрый взгляд. Что означала его реконтра? Очевидно, что он чего-то хотел, но чего?
    Не найдя ответа на этот вопрос, я спасовал.
    Марабу атаковал 6 треф (в масть законтренную Папой).
    s В10986 h К43 d ТД3 c К8
    s ТД7 h Т10875 d К2 c Т75
    Кролик очень обрадовался, когда увидел стол. Он начал подсчет взяток, написав: 5+2+3+2. Затем забрал туза и короля треф. Далее он сыграл валетом пик и малой пикой. Папа на вторую пику не дал в масть. Моё настроение резко ухудшилось. Вряд ли у Кролика есть два червовых онера. Он ведь уверенно занял 2бк. А не имея ТД бубен, Кролик бы не сделал такой заявки. Оставалось уповать на выпадение ДВ червей или синглетную фигуру. Но Кролик даже не обратил внимание на то, что Папа положил под Даму пик 3 треф. Он сыграл трефой и забил её в руке козырной 8-кой. После этого он стянул ТКД бубен, снося со стола черву. Было видно, что он наслаждается игрой.
    – У нас есть верные 12 взяток, партнёр, – резюмировал он. – А может быть и 13.
    Сказав это, Кролик сыграл старшими червами.
    – Ну значит, 12, – подчеркнул он, выходя со стола червой. – Все остальные карты старшие.
    Папа зашипел, но он был бессилен что-либо сделать. В концовке:
          s К5
s 10 9       s Т h 10
        d 8 c Д
    он вынужден был провести «импас» пикового короля партнера.
    Последний козырь Кролика стал 12 взяткой.
 s К543 
h В2
d В1094
c 962
s В10986tables ТД7
h К43h Т10875
d ТД3d К2
c К8c Т75
 s 2 
h Д96
d 8765
c ДВ1043
    Больше всех исходом сдачи был обрадован Противный Кабан.
    – Дъявольский маневр в исполнении ангела-хранителя Кролика и... Папы, – радостно воскликнул он. – Вы сыграли в цвет, уважаемый Пападопулос. И Ваша хитрость несомненно удалась. Кролик решил, что все дали в масть. После этого игра для Кролика стала ясной. Оставался один козырный король. Но чтобы потянуть удовольствие от выигрыша реконтрированного зонального шлемика, он решил разыграть контракт до конца. Удачно редуцировавшись в руке убиткой треф, он стянул старшие карты и, считая, что всё равно, когда отдавать теряемую черву, отдал Вам её в нужный момент. Очевидно, что если бы Вы снесли бубну, то наш дорогой именинник запаниковал бы, и скорее всего, стянул бы туза пик, что неминуемо привело бы к подсаду контракта.
    – Что означала Ваша реконтра? – спросил я Кролика, когда он получил свой выигрыш в размере 210 фунтов (мы играли по 5 фунтов за пункт).
    – Видите ли, я никогда не даю наказательных реконтр, – ответил Кролик. – Если я не уверен в том, что контракт верхний, то я реконтрирую, чтобы партнер мог уйти в свою сильную масть. Так как Вы называли и черву и трефу, в которых у меня были второй и третий король, а моя пика была представлена всего лишь 5-м валетом, то я решил дать Вам возможность выбора. Мы всегда так играем с Кабаном. Ах, да, – спохватился он, – я забыл сказать Вам об этом.

^Вернуться к Книгам и Статьям

^-Вернуться к Титульной странице






реклама