Бриджклуб.ru

По Р. Л. Стивенсону

Записал со слов играющих А. Канищев

наверх

    Ежегодно в Бристоле проходит турнир по бриджу “За сундук мертвеца” среди моряков и джельтменов удачи, которые успешно преодолев все превратности жизни, спокойно проживают в различных районах Соединенного королевства. По традиции эти соревнования проводятся в таверне “Подзорная труба”, хозяин которой, Долговязый Джон Сильвер широко известен не только, как джельтмен удачи, и как бриджевый меценат.
    Как общеизвестно, таверна эта весьма уютна, по традиции пол в ней посыпают чистейшим песком, на стенах развешены различные морские достопримечательности и портреты известных флибустьеров, на окнах красные занавески и дым от множества дымящихся трубок стоит столбом. Со времен плавания “Испаньолы” к острову Сокровищ прошел немалый срок т стараниями глубокоуважаемого Р. Л. Стивенсона события эти известны всему миру, что привлекает к участию в турнире множества игроков со всего мира. Но из-за небольших размеров зала в финальной части турнира в нем может играть не более 15 пар, о чем поется в известной песне:
    Пятнадцать пар за “Сундук Мертвеца”,
    Йо-хо-хо, и частичка бубен!
    Бей, и “гемблинг” тебя заведет далеко,
    Йо-хо-хо, и партнер погубит!
    Шестнадцатой парой обычно играют участники славноизвестных событий, определяя свое представительство жребием. В описываемом турнире “Испаньолу” представляли сквайр Трелони и Джон Сильвер.
    Я, Джим Гокинс, представлял на турнире бриджевую журналистику и, конечно, ревниво следил за игрой давних партнеров. Необходимо сказать, что мистер Трелони весьма надменен в игре и обладает вспыльчивым нравом, но весьма отходчив. Долговязый Джон тоже не морской сухарь, он обычно весьма весел и выдержан, но если партнер перестает его понимать, то костыль Джона начинает выбивать по полу барабанную дробь.
    В первом же туре наши друзья сидя на NS и играли описываемую сдачу. Я стоял за спиной сквайра и поэтому могу беспристрастно описать все, что случилось за бриджевым столом.
    Сдает N (Сильвер), никто не в зоне.
    У мистера Трелони на руках слабенькая карта: s 42 h 953 d КД982 c754.
    Открываясь, Долговязый Джон бодро сказал 1c. Необходимо отметить, мы все являемся членами “Пресижн клаб” и исповедуем только эту систему торговли. Более того, Сильвер, на правах спонсора турнира, ежегодно включает в турнирное положение условие обязательной торговли только по системе “Пресижн”. Противник спасовал, сквайр конвенционно ответил 1d, и тут W поднял до 2h, после чего Сильвер не задумываясь прыгнул в 3s. После паса E, S задумался. Я понимал его раздумье – Трелони всегда отличается активной игрой, но зная Джона, который тоже не любит сидеть в кустах, сквайр боялся подсесть. Поэтому, оставив 4s на потом, сквайр решил показать пятерку бубен с фигурами – 4d, на что N не задумываясь поставил бубновый гейм.
    W быстро вышел cВ и Сильвер с торжеством выложил свою карту: s ТКД65 h 8 d Т74 c ТД86.
    Мистер Трелони немного подумав положил cТ (страхуясь от выхода с синглета, т. к. 2h обещали не менее шестерки черв), а E скинул cК. Удовлетворенно хмыкнув – явно есть 11 взяток (5 козырей, cТД, sТКД и убитка червей, либо отыгранная фоска пик) – сквайр быстро вышел козырем. Сильвер охнул. Приняв в руке королем (противники дали в масть, причем W положил десятку), Трелони задумался, потом еще раз вышел в козырь: W положил трефу, со стола dТ – доказанный импас валета бубен, понял я; sТ, и на sК W запад опять пронес, на этот раз черву. Но сквайр продолжал: sД, импас dВ, отбор козыря и выход мелкой трефой – в результате без одной, т. к. вторую черву с руки нечем убить.
    “Должен сказать, Джон”, – самодовольно сказал мистер Трелони, складывая карты, – “не назначив пиковый гейм, Вы дали нам плохую запись, и только благодаря тому, что я вычислил валета бубен и остался всего без одной, у нас есть шанс получить хоть что-то”.
    “Вы, сквайр”, – дрожащим голосом сказал долговязый, и его костыль громко стукнул об пол, – “Вы, единственный человек, на которого нельзя положиться. Вы имели контракт в кармане и не реализовали его!”
    “Но-но, не надо, Джон”, – благодушно сказал сквайр, выбивая свою вересковую трубку о каблук, – “Я все видел, Вы хотите сказать, что надо было не откозыривать, а сразу отдать черву, смириться с убиткой треф и забрать остальные взятки? Но я смотрел дальше! Для этого у W должно быть шесть червей, пять треф и по одной бубне и пике. Но бубен у них на двоих 5! И, следовательно, вероятность расклада 2-3 больше 60%, а это дает при таком розыгрыше без трех и явно еще более худшую запись!”
    В этот момент я услышал отчетливый стук кулака от стол и, подняв голову, увидел, что лицо на портрете Билли Бонса, известного игрока и теоретика, перекошено гримасой гнева. Я сразу с содроганием вспомнил свое детство, “Адмирала Бенбоу”, красное лицо Билли и его грязную ругань, когда он объяснял партнеру, что он думает о том, кто ходит от ТКДх на бескозырном контракте малой.
    “Послушай, Трелони” – сказал подошедший доктор Ливси, – ”вы говорите об общих раскладах, а в данном случае это не годится! При 6 червях и 5 треф, остальные карты могут разложиться:
    10 вариантов расклада 2-3;
    30 вариантов расклада 1 пика, 1 бубна;
    15 вариантов расклада пик 2-4,
    что дает больше 80% на выигрыш бубнового гейма! К тому же, при раскладе бубен 2-3 не играется и пиковый гейм, который, конечно же, лучше бубнового. Так что ведя розыгрыш на выигрыш бубнового гейма, Вы не проигрываете в любом случае”.
    После этих слов сквайр обижено замолк, так как сидящий на плече Сильвера попугай Капитан Флинт закричал: “Пиастры! Пиастры!” – что он всегда делал замечая справедливое недовольство хозяина партнером, а я, Джим Гокинс, счел необходимым послать отчет об этой игре в прессу. Расклад:
 s ТКД 

    

h 8
d Т74
c ТД86
s 3tables В10987
h ТДВ1076h К42
d 10d В653
c В10932c К
 s 42 
h 953
d КД982
c 754

^Вернуться к Книгам и Статьям

^-Вернуться к Титульной странице






реклама