Бриджклуб.ru

Давайте учить детей играть в бридж

Дмитрий Шипилов

из публикаций в журнале "Бридж-ревю"

к предыдущей странице
    Почему хорошо, когда наши дети играют в бридж?
бридж

    Во-первых, у детей появляются с родителями общие интересы. Антагонизм поколений сглаживается. Откуда ни возьмись, появляется уважение к старшим. Сын уже не скажет отцу: "Что ты понимаешь в жизни, старый хрен?", если этот старый хрен может поставить двойной козырной сквиз, а сын – нет. С другой стороны, демократичность бриджа приводит к более дружеским и свободным отношениям с родителями, когда младшему поколению позволяется в корректной, конечно, форме выразить сомнение в умственной полноценности родителей и удивление по поводу нарушения законов генетики, когда у гениального ребенка отцом числится субъект, который не может отличить инвитирующую заявку от полноценного форсинга.

     Во-вторых, у них не будет дурной компании. Дурная компания не интересна детям, играющим в бридж. Узколобые сверстники не вызовут у них восхищения ни своей богатой ненормативной лексикой, ни количеством колец в ушах, ноздрях и других местах. Вряд ли увлекут детей пьянство и наркотики, ведь они получают самый сильный – интеллектуальный – наркотик за бриджевым столом. Оценивая сверстников, дети-бриджисты невольно обращают внимание на логическое мышление и корректное поведение кандидатов в друзья.

     В-третьих, они удачно женятся (выходят замуж). Признавая неоспоримый факт, что бридж – это модель жизни, мы должны согласиться, что семейная жизнь – это модель бриджа. Ухаживание и флирт – это система заявок, постепенно поднимающих нас на более высокий и опасный уровень, от которого рукой подать до брачного контракта. Вовремя выйти из торговли, оценив мрачные перспективы будущего контракта, или же, наоборот, выставить прецизионный контракт на, казалось бы, пустом месте – на это способен только бриджист. Да и после свадьбы четкое понимание обязанностей и прав Дамми, если ты оказался в этой роли, позволяет избежать семейных конфликтов.

   Я мог бы привести еще много доводов в пользу обучения детей бриджу, но надеюсь, что уже убедил Вас. Теперь я хочу поделиться собственным опытом. Жизнь сложилась так, что я стал отцом двух сыновей с разницей в возрасте менее двух лет. Так как в моем доме повсюду валялись карты, то именно они, а не кубики и солдатики, стали игрушками моих детей. Выговаривать "мама" и "папа" они, конечно, научились пораньше, но такие слова, как: бабушка, дедушка, король, дама, валет, постигались ими в одно время. Когда младший – Саша – достиг двух лет, он уже смог составить серьезную конкуренцию старшему – Жене, играя в "Пьяницу". Да, именно эта "глубоко интеллектуальная" игра должна, на мой взгляд, начинать взаимоотношение ребенка с миром карт. Ребенок учится называть карты, узнавать их, сравнивать их достоинство, учится радоваться победе и огорчаться поражению. Одним словом, да здравствует "Пьяница"! Мои дети усердно упражнялись в нее примерно полгода, а затем почувствовали пресыщенность слишком легкой игрой.
     Началась эра "Буры". Когда Саша в три года заявил: "Бура – это моя душа", я понял, что нахожусь на правильном пути. Бура развивает в ребенке азарт. Многие родители, как огня, боятся этого слова, не понимая, что, запрещая карты своим детям под тем предлогом, что это – азартная игра, они просто направляют азарт своего ребенка в другое, может, еще менее желательное русло. Уж лучше, на мой взгляд, если ребенок азартно гоняется за взятками, чем за Аллой Пугачевой, группой "Любэ" или сексуальными приключениями.
     Примерно год в моей семье культивировалась Бура и равноценные по сложности игры: Очко, Баккара, Мау-Мау, а затем настал черед Петуха. Петух – это серьезный этап в развитии бриджевого мышления, так как знакомит ребенка с понятием "взятка" и учит его играть картами в правильной последовательности. Тут уж я был вынужден постоянно составлять детям компанию, так как играть в Петуха вдвоем не очень интересно. Привлекли мы к игре и маму.
     Далее последовала игра, названия которой я, к сожалению, не знаю. Суть ее в том, что игрокам раздают сначала по одной карте, затем по две, по три и так далее до восьми, и обратно. (Игра называется "Ап эн даун" – "up and down") Перед началом каждого розыгрыша каждый заказывает число взяток, которое он намеревается взять. Точное выполнение заказанного количества взяток премируется отдельно. Играть таким образом, чтобы взять определенное количество взяток – не больше и не меньше – идеальный тренинг, в котором ребенок учится планировать свою игру. Кстати, во все эти игры мы играли полной колодой из 52-х карт.
    Последним этапом перед бриджем был Кинг, который очень понравился моим детям. (Саше было 4,5 года, Жене – 6 лет.) Игра вчетвером вместе с мамой, запись результатов из вечера в вечер с накоплением итога, атмосфера чуть ли не серьезного турнира сильно продвинули моих детей в их карточном мастерстве.

    Наконец, когда через полгода я стал частенько проигрывать детям в Кинг, я решил укрепить пошатнувшееся реноме отца, начав обучать их бриджу. Надо сказать, что моя задача облегчалась тем, что в моем доме часто происходили бриджевые баталии, и я не отсылал детей в другую комнату, а мои партнеры снисходительно относились к присутствию за спиной или на коленях юных кибитцеров.
    Играя с детьми в различные игры и, время от времени, вытирая у проигравшего слезы, я постоянно подчеркивал, что эта игра несовершенна и зависит от качества пришедших карт. Но есть, говорил я, великая игра, где все решает мастерство и ум, наблюдательность и смелость, выдержка и хитрость. Бридж был сладкой конфетой, поджидающей детей впереди. Все основания начинать обучение у меня были. Дети освоили арифметический счет еще при игре в Очко и Буру, знали, как планировать количество взяток, и страстно стремились играть в игру, где вину за поражение можно свалить на партнера. Замечу, кстати, что я преднамеренно не знакомил детей с преферансом, полагая, что психология преферансиста сильно мешает партнерскому взаимодействию в бридже. Я, впрочем, не буду ручаться за этот свой вывод головой. Через пару лет мои дети освоили преферанс за два дня и вышли на довольно приличный уровень, но быстро забросили эту игру под предлогом того, что играть столь малым количеством карт – удел недоумков.

    Итак, я начал обучение. Первым встал вопрос о системе торговли. Здесь возможны два пути. Некоторые бриджевые авторитеты полагают, что начинать следует с сильно искусственной релейной схемы типа: вопрос об очках – ответ, вопрос о масти – ответ, вопрос о короткости – ответ и т.д. То есть, один – капитан, а другой только отвечает. Запомнить такую схему не сложно, а главное, это экономит силы для розыгрыша и виста, ведь запаса эмоциональной энергии у детей не так уж и много. Такой взгляд, по моему мнению, вполне справедлив. Но я пошел по другому пути, дав детям простейшую натуральную систему с узкими ограничениями в диапазоне открытия: 12-15 на первом уровне, 16-19 на втором, сильное без козыря, 2 трефы - форсинг-гейм, блоки на третьем уровне. Никаких полублоков – упаси Господь! Из конвенций - простой Стейман, примитивный Блэквуд. Дал понятия полупозитива, позитива, инвита. И все.
    Конечно, на первом этапе задачи ставились примитивные. Наличие, например, 25-ти очков на линии было равносильно приказу ставить гейм, и наоборот, отсутствие таковых не позволяло его назначать.
    Черное было только черным, а белое – белым. Никаких защитных контрактов! Нет 12-ти очков – сиди и пасуй. Дети сами через некоторое время почувствовали несовершенство подобной идеологии, и вот тогда и только тогда я начал знакомить их с раскладными ценностями, кюбидными заявками, блокирующими ответами и прочее. Но только тогда!

    Посмотрите на некоторых преподавателей бриджа. Они идут по третьему – неверному пути. Для начала они берут совершенно неподходящую для начинающих систему типа Стандартной американской или Общего языка, где нет узкого диапазона открытий на первом уровне. Затем, упиваясь собственной логикой, они обрушивают на головы новичков реверсы и аскинг-биды, форсинги новым минором и форсирующее без козыря, с удивлением замечая, что с каждым занятием ряды их учеников тают, как мартовский снег. Оставшихся энтузиастов они добивают Римским Блэквудом, форсирующим Стейманом и негативными контрами. "Да, – сокрушаются они, оставшись в одиночестве, – значит, эти люди не смогли постичь красоты бриджа".
    Да нет! Это такие преподаватели! Они не дают начинающим освоить первый этап, вкусить радость борьбы и спортивный азарт, не дают осознать потребность в изучении сложных бриджевых конвенций, потребность в более изощренной торговле.

    Таким образом, на первом этапе основные мои усилия были направлены на розыгрыш и вист. Подход здесь, в общем-то, тот же. При розыгрыше главное – планирование. Бескозырный и козырной контракты изучались отдельно. Из приемов – импас и экспас, убитки коротким козырем в козырном контракте и выбивание контролей противника в бескозырном. И все. Умоляю, не спешите. Тот же горе-преподаватель, если ему удается с горсткой учеников добраться до розыгрыша, восклицает: "Вы только посмотрите, как красиво здесь можно выиграть контракт при помощи игры на обратный стол!" "Да", – тоскливо думает про себя ученик, – "оно, может, и красиво, да только мне никогда не освоить такой премудрости". Не спешите. Играйте с учениками в примитивный бридж и играйте достаточно долго. Ударьте себя по рукам, если вам не терпится показать им, как тут можно выиграть на впустке или сквизе. Мои дети со временем сами обнаружили эти приемы и с тех пор отчаянно пытаются ими овладеть. Сквизов они еще не ставят, но вполне способны оценить их красоту.

    Теперь о висте. Горячо рекомендую прямой вист. И опять, для начала директивы: из под фигур атаковать нельзя, можно ходить или из фосок (МАД), или из ряда старшей. Из сигналов: поощрение-запрещение. Количество сигналим, только если на столе длинная масть без боковых приемов. Лавинталь я дал сразу, это не сложно и полезно. Еще директивы: на третьей руке – старшую, фигуру на фигуру, дают – бери и не пропускай. Придет время, и новички поймут сложность бриджа и неадекватность бриджевых правил. Но пока в бриджевом море, куда их бросил учитель, они нуждаются в твердых островках, за которые можно уцепиться. А если сразу сказать, что среди островков попадаются и кочки, и что в каждом отдельном случае надо решать, что перед тобой на сей раз? Что будет с начинающим? Правильно, он утонет.

    Между прочим, примитивный бридж не так уж и плох. Он закладывает базу и позволяет избегать грубых ошибок. Играя в такой бридж, я с семилетним Сашей набрал на турнире МК-91 54%, причем пару раз грубо ошибся именно я, пытаясь сыграть "не тупо".

    Вот, собственно, к чему сводятся мои рекомендации по обучению детей бриджу на начальном этапе. Дальше – по способностям и потребностям. Дальше учитель может придумывать любые методы и приемы овладения сложным бриджем. Ученик уже не сорвется: мы крепко зацепили его интерес и разбудили в нем игрока.

    Итак, друзья, учите своих детей играть в бридж. Это трудно, но окупается сторицей. И потом, если не мы, то кто же?



^Вернуться к предыдущей странице

^-Вернуться к Титульной странице






реклама Новый искусственный камень в Днепропетровске для интерьера вашей квартиры.