Бриджклуб.ru

Интервью с Леонидом Бизером

Павел Портной

наверх

Леонид Бизер      Пожалуй, полноценного интервью с одним из наиболее интересных людей в современном российском бридже, Леонидом Бизером, у меня не получилось. И дело, думаю, в том, что захлестывающие меня эмоции в разговоре с этим замечательным человеком сослужили недобрую службу. На протяжении последних лет Леонид являлся, одним из немногих, а в Москве, чуть ли не единственным человеком, который не только лозунгами, но и делами доказывал, что бридж в России существует, не только как полу подпольная игра нескольких десятков полусумасшедших энтузиастов. Безусловно, ему есть что рассказать. И о том, как нерадивые московские псевдоорганизаторы не дали развивать клуб на Варшавке (единственный за последние годы приемлемый бридж-клуб в Москве), и о том, как эти же люди предпочитают самостоятельно губить организацию, как официальных турниров Российской лиги, так и неофициальных. Но... Лёня человек весьма корректный, и ни за какие коврижки, сколько я ни пытался, не соглашался обсуждать персоналии. Что ж пришлось взять интервью, касаясь в основном единственного пока приемлемо проводимого московскими организаторами выездного турнира – "А-приз".

     П.П. – В двух словах, скажи мне, пожалуйста, как возникла идея этого турнира, какие у него перспективы, и какое место он вообще занимает в бриджевой жизни страны?
     Л.Б. – Ответить о том, какое место в бриджевой жизни занимает этот турнир, я не могу, это решать не мне. Но так как я вижу некие положительные моменты, отличающие этот турнир от других, то я считаю, он должен проводиться, а, следовательно, у него есть будущее и перспективы. А относительно того, как родилась идея турнира, скажу. Родилась эта идея не у меня, а сразу у нескольких человек. Когда мы были на турнире в Биарице. Поздно вечером сидели и выпивали. И один из участников этого застолья...
     П.П. – А можно назвать имена?
     Л.Б. – Я точно всех не помню. Но был Андрей Бабенко, Оскар Штительман и ещё несколько человек. Кажется, Бабенко и сказал, какой замечательный турнир проходит в Биарице. На что я ответил, что можно провести в России турнир, который даст сто очков форы этому. Все дело в том, что должны быть люди, которые одинаково относятся к идее проведения хороших турниров. После чего мы договорились встретиться в Москве и обсудить условия проведения турнира. При этом я взял на себя обязательство (если мы придем к общему знаменателю относительно финансовых расходов) организовать и провести его не хуже, чем в Биарице. Было решено организовать турнир, который предназначен, прежде всего, для отдыха и совместного общения, а не только для чисто спортивной стороны бриджа. Поэтому изначальный замысел состоял в том, что наряду с достаточно сильным составом участников, эти люди должны быть если не друзьями, то хотя бы приятными друг другу. И соответственно никакого отбора в этот турнир быть не могло, а это должен быть только турнир по приглашениям. Для того, что бы турнир отвечал поставленной задаче, определили примерное число пар. Решили, что пар должно быть от 50 до 60.
     П.П. – Как развивались события дальше?
     Л.Б. – Первый раз в обсуждении, каким должен быть турнир принимало участие достаточно много людей. Это Юра Тебин, Андрей Бабенко, Света Зенкевич, я и еще пара человек. Вот тогда мы решили скинуться в каких-то пропорциях и провести такой турнир. И вот он уже существует, в этом году будет юбилей – пять лет. Надо сказать, что после первого турнира практически все перестали вносить деньги, но появился новый замечательный человек, Игорь Голод, который до сегодняшнего дня, без всякого давления с моей стороны, финансирует это мероприятие для того, чтобы этот турнир продолжался. Как мне кажется, по атмосфере, по составу, это очень не плохой турнир. Именно атмосфера этого турнира, мягко скажем приятельская, а скорее даже дружеская, отличает его от большинства других.
     П.П. – А каким образом этого удалось достичь?
     Л.Б. – Я не могу сказать, каким образом достигается такая атмосфера. Она есть и все.
     П.П. – На Бермудах я впервые столкнулся с тем, что не принято подснимать карты перед сдачей.
     Л.Б. – На это я могу сказать только одно. Ты, Паша, видимо очень мало играешь за рубежом. Это негласное правило принято уже лет пятнадцать, если не больше. Вот как раз под атмосферой я и понимаю некую систему хороших традиций, которые по моему пониманию должны соблюдаться. Не снимание колоды и есть такая традиция, показывающее то, что бридж это игра не "подъездная". Мое отношение к бриджу, это отношение к клубной игре (сейчас я отметаю профессионалов, которых, кстати, у нас в стране практически и нет) с некими традициями, через которые человек может переступать, по крайне мере хорошо подумав.
     Создание таких турниров подразумевает развитие именно любительского бриджа. Существует профессионалы, для которых бридж – это жизнь, работа и т.д., требования к ним должны быть совершенно иные. А у любителей, даже самого высокого уровня, по-моему, мнению, игровая атмосфера должна походить на приятельскую. Только тогда можно говорить о развитии бриджа.
     П.П. – Мне тоже так кажется.
     Л.Б. – И, мое мнение, хотя ты часто со мной споришь по этому вопросу, – последние годы взаимоотношения в семье российских бриджистов стали более мягкими.
     П.П. – Не согласен в очередной раз. Странно, что ты это говоришь. Давай вспомним, что было десять и больше лет назад. Бриджистов тогда было мало. И все московские бриджисты того времени – это либо твои близкие друзья, либо приятели.
     Л.Б. – Это разные вещи, не следует путать маленький более-менее однородный коллектив с большим и совершенно разнородным. В том-то и дело, что в этой атмосфере разнородности, мы сможем заложить какие-то добрые традиции. И этой цели служит турнир "А-приз". И еще раз спасибо Игорю Голоду, побольше бы таких бескорыстных и понимающих в организации людей.
     П.П. – Мне самому этот человек весьма симпатичен. Ты один занимаешься организацией турнира?
     Л.Б. – Да, один.
     П.П. – Условия на турнире несколько выше средних. Можно ведь ограничиться более скромным уровнем. Почему в последнее время появилось много турниров организованных из рук вон плохо? Почему бы тебе не подключиться к организации, например, парного первенства России, которое вот уже не первый год является просто позором российского бриджа?
     Л.Б.- Ты задал два вопроса. На вопрос, почему я в этом не участвую, попробую ответить позже. А почему турниры организовываются из рук вон плохо? В силу нашего менталитета, как бы меня не раздражало это слово. Мне кажется, что ты не прав, утверждая, что появилось много турниров, ничего подобного, все эти турниры были. У нас никто не верит, может быть с советских времен в то, что можно сделать лучше.
     П.П. – Не понял. Вот мы, уже 4 года, видим этот турнир.
     Л.Б. – Все считают что сумма, которая тратится на этот турнир, для Российской лиги бриджа неподъемная. Судя по последнему разговору с Михаилом Розенблюмом, он просто не знал, что за те же деньги можно организовывать турниры в нормальных условиях (речь идет об отборе в сборную и женском чемпионате).
     П.П. – То есть ты хочешь сказать, что он страдает слабоумием? Десятки лет человек занимается одним и тем же делом и ничего не знает?
     Л.Б. – Зачем так говорить!? Он появлялся в тот момент, когда турнир, в смысле хозяйственно-бытовой части, уже был организован. Зачем ты передергиваешь?
     Честь и хвала таким мероприятиям, как турнир в Балчуг-Кемпинском, турнир мастеров в "Короне", потому что они задают некую планку. И ничего страшного в том, что сейчас происходит – нет. Организаторы других турниров будут подтягиваться. А теперь я отвечу на твой второй вопрос. Почему я этим не занимаюсь? Во-первых, у меня много своих дел и я понимаю, что у всех есть свои дела. Но с другой стороны, кто-то занимается организацией турниров. И сказать, что вы это делаете плохо, а я хорошо, поэтому уходите, я буду делать, просто неэтично. Я говорю это на полном серьезе.
     П.П. – Но от этой твоей позиции страдают сотни ни в чем не повинных бриджистов.
     Л.Б. – Нет, я отказываюсь обсуждать этот вопрос. Моя позиция такова, какова она есть. Если меня предупредят за два месяца, и другие организаторы не захотят этим заниматься (чтобы тебе было понятно, именно это является главным условием того, чтобы я взялся за организацию, скажем парного первенства России), то я найду нормальное место, не такое как Отрадное (там всё же дорого), но вполне приемлемое, где можно будет все время проводить чемпионаты. За 200-300 рублей в день сейчас можно найти хорошее место, да еще и скидку получить. Короче говоря, все проблемы в нашей инертности. Проводили плохо, ничего не случилось, и ладно. Кто будет это менять? Опять должны собраться заинтересованные люди и без всякой выборности принять какие-то решения по условиям проведения всех календарных турниров.
     Л.Б. – Я бы с удовольствием рассмотрел любые предложения по организации "А-приза", не по спортивно-бриджевой части, она на этом турнире организована, по-моему, достойно, а по досугово-развлекательной.
     П.П. – Мне кажется, бриджисты - своеобразный народ. Они или пьют водку без меры, или играют в покер, им не очень нужна досуговая часть.
     Л.Б. – Ты, Паша, все меряешь по себе. А все меняется. И меняется в лучшую сторону.
     На этой мажорной ноте заканчиваю беседу. Надеюсь, что можно будет разговорить Лёню на более резкие темы. И тогда появится еще одно интервью.

2000 г.

^Вернуться к Интервью

^-Вернуться к Титульной странице






реклама Строение цветка любимые цветы. Цветы строение www.biologiya.net.