Бриджклуб.ru

Интервью с Андреем Громовым

Михаил Розенблюм

наверх

    Во вторник, 4 марта, завершился отборочный турнир в сборную России по спортивному бриджу (открытая категория). В турнире победила команда «AVALANCHE» в составе: Андрей Громов (Москва) – Александр Дубинин (Москва), Георгий Матушко (Троицк) – Юрий Хохлов (СПБ). Предлагаем вашему вниманию интервью с капитаном команды Андреем Громовым.

    Прежде всего, хочу поздравить тебя и команду с победой в отборе. За перипетиями турнира многие российские бриджисты имели возможность следить в бриджераме игрового сайта «Гамблер», но получить комментарии участников, само собою, возможности не было. Итак, несколько вопросов по горячим следам.
    Как ты оцениваешь потенциал участвовавших в отборе команд? Всем ли командам, на твой взгляд, этот потенциал удалось полностью реализовать? Доволен ли ты игрой собственной команды? Есть ли что-то, что нуждается в улучшении?
    В отборе участвовали лучшие команды, которые на данный момент можно собрать в России. Проанализировав предварительно результаты отбора, я считаю, что все команды, кроме нашей, сыграли на своем уровне. Наша команда, на мой взгляд, сыграла ниже своих возможностей. Одна из причин – мы играли матчи навылет, и находясь не в лучших кондициях, в первых двух матчах, ведя в счете, расслаблялись и позволяли соперникам сократить счет до минимума.
    Наша с Сашей плохая физическая форма связана с тем, что отбор в сборную стал третьим серьёзным турниром, сыгранным нами на протяжении трёх недель, причем все они игрались в разных часовых поясах (Тайвань, Голландия, Россия). У Хохлова же с Матушко, на мой взгляд, возник кризис после Кубка Славы, который удалось разрешить к последнему матчу отборочного турнира, благодаря хорошим взаимоотношениям внутри команды.
    Нашей паре необходимо аккуратней торговаться в шлемовой зоне, а Хохлову с Матушко стоит увеличить агрессивность в постановке геймов. Личное пожелание к Георгию Матушко – как можно реже давать контру на добровольно поставленные геймовые контракты.

    Проект формулы отборочного турнира, на основе которого был разработан турнирный регламент, предусматривал участие по меньшей мере восьми (а возможно, и большего числа) команд. Стало ли для тебя сюрпризом то, что команд-претендентов оказалось всего четыре? Какие причины этого ты можешь назвать? Имеются ли, с твоей точки зрения, в России игроки, участие которых в турнире (в составе заявившихся команд, либо в составе иных команд) могло бы сделать его более представительным и, в конечном счете, оказать положительное влияние на процесс формирования сборной (я говорю не о результате, а именно о процессе)?
    Что соберется восемь и больше команд, я не ожидал, но предполагал, что их будет пять – шесть. Почему команд оказалось меньше, мне сказать сложно, у любого из не участвовавших в отборе игроков могли быть свои причины отказаться от сражения за место в сборной. В отборочном турнире не участвовало всего три игрока из первых 15 номеров рейтинга. Насколько я знаю, Д. Добрин не участвовал, поскольку у него не было партнера, а причины неучастия пары С. Орлов – Д. Прохоров мне неизвестны. Но я не думаю, что отсутствие перечисленных игроков серьезно повлияло на процесс формирования сборной.
    За пределами первых 15 номеров я вижу лишь одного игрока, который мог бы усилить любую из собравшихся команд – это Александр Петрунин. К сожалению, насколько мне известно, в течение вот уже четырех последних лет игра в составе сборной России не входит в его планы.

    При выборе между командной и парной формулами отбора голосование в Совете завершилось с небольшим преимуществом в пользу командной формулы. Какими ты видишь плюсы и минусы обоих способов отбора, и почему тебе больше нравится отбор командами?
    Я считаю, что командная формула более справедлива, ибо в ней меньше случайностей. Теоретически парная формула могла бы быть лучше, если бы существовала очень сильная пара, которая по каким-то причинам не может найти себе подходящую команду. С моей точки зрения, в настоящий момент в российском бридже такой ситуации нет. Кроме того, насколько я знаю, в большинстве ведущих бриджевых держав применяется командная формула.

    В согласии с Положением, в состав сборной команды России войдут две ваши пары. Третью и запасную пару должен определить Совет ФСБР. Разумеется, пожелания команды – победителя отбора будут при этом учтены (лично я, как член Совета, считаю, что они должны быть учтены в первую очередь). Существует ли в команде консенсус на предмет того, кандидатуры каких пар следует предложить Совету? Вели ли вы переговоры с парами – кандидатами, и каковы результаты этих переговоров на настоящий момент?
    Консенсус существует. На последнем заседании Совета Президент ФСБР В.Е.Закоптелов обещал постараться решить вопрос о возможности участия пары Ц. Балицкий – А. Жмудзиньский в Чемпионате Европы в составе сборной России, и насколько я знаю, уже предпринял соответствующие шаги. Если вопрос всё-таки решен не будет, то мы вернемся к проблеме формирования окончательного состава сборной 18 марта после возвращения с Весеннего Чемпионата Северной Америки, в котором мы с Сашей собираемся играть в команде с Балицким – Жмудзиньским (вчетвером).

    В турнирах последнего времени вы с Сашей, как правило, играете в одной команде с Викторией Громовой и Татьяной Пономаревой. Навскидку можно назвать чемпионат России 2007 г. (серебряная медаль), Транснациональный Чемпионат Мира 2007 г. (серебряная медаль), Кубок РИО (серебряная медаль), недавно завершившийся престижный турнир на Тайване. Однако в отборе в сборную команду России вы играли в разных командах. С чем это связано?
    В основном составе сборной должны играть три пары, и из моего ответа на предыдущий вопрос можно видеть, что наша команда просто вынуждена была разделиться на части. Пришлось резать по живому, и В.Громова – Т.Пономарева оказались перед необходимостью искать себе другую команду для участия в отборочном турнире.
    Сильнейшей из свободных пар были М. Хвень – Е. Рудаков, которые решили, что в этих условиях из доступных вариантов отобраться в сборную наибольшие шансы им дает игра в команде с Викой и Таней. Правильность этого решения, как мне кажется, подтвердил прошедший отбор, поскольку Вика с Таней сыграли один из лучших турниров в своей карьере и подтвердили, что по праву занимают высокие позиции в российском рейтинге.

    Еще до турнира Совет ФСБР утвердил план подготовки сборной команды России к чемпионату Европы, в разработке которого ты принимал непосредственное участие. Насколько я знаю, составляющие этого плана уже получили конкретное воплощение. Не мог ли бы ты рассказать нашим читателям, какие тренировочные мероприятия будут проведены, и в каких соревнованиях команда собирается сыграть перед чемпионатом Европы?
    Сейчас ведутся переговоры с Э.Кокишем насчет сборов с 17 по 23 апреля. Есть предварительная договоренность о коротких (3-4 дня) сборах в начале июня, руководить которыми, скорее всего, будет Цезарь Балицкий (независимо от того, будут ли они с Адамом Жмудзиньским играть в составе российской сборной). Мы с Сашей сейчас уезжаем в США играть в Кубке Вандербильта, далее сыграем на Кубке России и на турнире в Таллине. В Челябинске, правда, Матушко - Хохлов будут играть в команде А. Стеркина (третьей парой в этой команде будут лидеры мирового рейтинга Ф. Фантони – К. Нуньес). Мы же в Челябинске будем, вероятнее всего, играть в команде с Балицким – Жмудзиньским и Рудаковым – Хвенем, а в Таллин поедем в составе, максимально приближенном к составу сборной России на Чемпионате Европы.

    Сборы с приглашением специалистов проводятся не так уж часто. Если это не секрет, что помогает вам с Сашей и вашей команде в целом постоянно находиться в форме? Какую подготовительную работу вы проводите в течение обычного сезона? Готовились ли специально к отборочному турниру?
    Не знаю, как насчет команды в целом, а нам с Сашей помогает то, что мы много участвуем в соревнованиях и много тренируемся в перерывах. Тренировки состоят в обсуждении результатов нашей игры и в постоянном поиске способов ее улучшить.
    Подготовительную работу мы, кроме обсуждения неясных моментов, встречающихся в нашей игре, видим в том, чтобы постоянно совершенствовать конвенции торговли.
    Так, на последнем отборе мы впервые стали применять усовершенствованную систему «Лямбда» входов против подготовительного открытия 1т. Это должно нам помочь в борьбе против сильнейших команд Польши, Голландии, Швеции. Другой пример: в системе Precision, которую мы используем, при позитивном ответе (от 8 HCP) на сильное открытие 1т часто возникают проблемы, связанные с тем, что открывший, будучи капитаном в торговле, не знает, имеет ли его партнер минимум своего диапазона (8-11 HCP) или сильную руку (от 12 HCP). Для различения этих двух ситуаций требуются специальные механизмы, которые мы стараемся разработать. В частности, мы ввели ответ 3т на открытие 1т, означающий расклад 5-5 в минорах с силой 8-11 HCP.
    Вводя новую конвенцию, мы стараемся потренировать ее в домашних условиях. Перед этим турниром с помощью М.Красносельского мы проторговали около 200 сдач на открытие оппонентов 1т и наш вход «Лямбда» в интервенции.
    Кроме этого, специально к турниру мы не готовились, поскольку, как сказано выше, участвовали в двух напряженных соревнованиях на Тайване и в Голландии.

    Разумеется, давать прогнозы перед чемпионатом – дело неблагодарное. И все же я прошу тебя оценить силу главных конкурентов нашей сборной, с учетом того, что большинство составов уже определилось, и попытаться наметить программу-минимум и программу максимум для сборной России.
    Точно оценить наши перспективы на Чемпионате Европы сейчас трудно – многое зависит от участия Балицкого-Жмудзиньского. Если они будут играть за Россию, то программа-максимум – это первое место (в борьбе с Италией), программа минимум – третье. Если их привлечь не удастся, то программа максимум – третье место, программа минимум – квалификация в Бермудский Кубок, то есть попадание в шестерку. Основные конкуренты – традиционные: Италия, Норвегия, Нидерланды, возможно, Швеция, Англия, Польша.

    Вернемся к отборочному турниру. Как ты оцениваешь уровень организации, судейства и информационного обеспечения турнира? Считаешь ли ты важным использование бриджерамы на подобных соревнованиях? Была ли у тебя возможность ознакомиться с комментариями? Если да, то что ты можешь о них сказать?
    Условия проведения турнира были безупречны, как всегда, когда за дело берется Сергей Кириленко.
    Уровень судейства и информационного обеспечения также был высоким. Если я не ошибаюсь, в первый раз в России зрители могли не только следить за событиями в бриджераме, но и видеть все текущие результаты сдач (и сами сдачи), вне зависимости от того, показывался ли матч в бриджераме.
    Использование бриджерамы на подобных соревнованиях я считаю важным, особенно при наличии квалифицированных комментаторов. У меня была возможность после игры ознакомиться с комментариями. Среди тех, кто регулярно освещал события прошедшего турнира, я хотел бы выделить Ларису Панину, чьи комментарии отличались содержательностью и глубиной.
    Однако уровень некоторых других комментариев меня огорчил. Я думаю, что не стоило бы приглашать в комментаторы людей, которые не участвуют активно в бриджевых соревнованиях и ставят своей целью вовсе не объективное освещение хода игры. Большинство своих комментариев они начинают с критики участников, и лишь потом пытаются разобраться, что к чему. Что, например, должны думать зрители, которым комментатор уверенно заявляет, что его партнер уже 5 лет не ходит первым ходом в козыря, поскольку он (комментатор) это делать запретил?! Также хочу заметить, что комментаторы должны оставаться нейтральными, а не выступать болельщиками конкретных команд.
    Хотел бы коснуться еще одного момента. В одном из комментариев главный судья Денис Добрин в шутку написал, что факт раздумий наших оппонентов в сдаче из матча против команды «Шанурин», в которой он назначил компенсирующий результат (гейм вместо достигнутого за столом шлема) не был согласован. Похоже, мало кто понял, что это была шутка. На самом деле факт раздумий был без возражений признан оппонентами и зафиксирован судьёй. Это лишний раз показывает, что публичные комментарии по поводу сложных ситуаций за столом, в особенности, если они даются официальными лицами, должны быть предельно аккуратными.
    Наконец, меня неприятно поразила ситуация вокруг команды «Сильвер», которую многие из высказывавшихся в чате обвиняли в «семейном подряде». Для всех игроков обеих команд эти обвинения выглядели, как абсолютно абсурдные.

    Как мы все видели, турнир проходил в жесткой борьбе, и отнюдь не стал для вашей команды легкой прогулкой. Можешь ли ты вспомнить какие-то моменты (и, возможно, сдачи), которые тебе кажутся ключевыми?
    В первом матче (против «Шанурина») наши оппоненты были весьма удачливы в шлемовой зоне, и не без нашей помощи. Мы считали себя фаворитами, и третий сегмент (плюс 51 имп) это подтвердил, поэтому под конец матча мы немного расслабились, а оппонентам удалось навязать нам борьбу.
    Фортуна также не была к нам особенно благосклонна. Приведу один пример.
    Сегмент 4, сдача 15
 А. Громов  
A4
AJ65
J65
K632
П. Воробей Е. Солнцев
J765  K1082
Q32  K10984
K1072 84
105 J7
 А. Дубинин  
Q93
7
AQ93
AQ984
Торговля на нашем столе развивалась так:
СеверЮг
 
1БК (от 4-ки треф)
2п (4-ая масть) 2БК (задержка пик)
3т (форс. согласование)3б (кюбид)
3ч (кюбид) 4т (нет кюбида пик, есть 2 козырные фигуры)
4п (кюбид)4БК (Блэквуд)
5б (три ценности)
пас 

    Как видно из диаграммы, 12 взяток берутся только с руки Севера, с которой контракт и был поставлен. Но случилось неожиданное: Запад (Павел Воробей) сделал ход закрытой картой, в этот момент экран начал подниматься, и карта (п5) была открыта. По правилам, экран должен поднимать Запад, но в данном случае установить, кем он был поднят, не удалось. С точки зрения Воробья, экран начал поднимать Дубинин, а сам Дубинин не смог с уверенностью вспомнить, кто из них начал поднимать экран. Судья принял решение, что ход вне очереди принимается, и наказания нет. Контракт пошел без одной, а при первом ходе от Востока мог бы быть выигран. Действительно, отсутствие первого хода с пик показало бы разыгрывающему, что король пик, скорее всего, лежит перед дамой, и естественная в этих условиях игра бубной к валету, а затем пикой к даме привела бы к победе. На другом столе в похожей торговле Сергей Ершов (Север) не стал согласовывать трефу, а на 2БК Владимира Татаркина заявил 3БК, которые и были выиграны.
    Вместе с крайне неудачным вистом против 6т в сдаче 22 (в которой Матушко безо всякой необходимости выкинул даму пик, посадив партнера в сквиз) это дало нам вместо комфортного преимущества в 60 импов перед последним сегментом неустойчивый перевес в 17 импов. В последнем сегменте оппоненты назначили еще четыре шлемика, ни один из которых не был назначен на другом столе. Один из них был верхним, еще один процентов на 30, третий (очень плохой) я мог посадить атакой с туза и убиткой, но вместо этого пошел в масть, которую контрил мой партнер, и наконец, в последнем шлемике не хватало двух дам – козырной (при девяти козырях) и побочной. Козырная дама упала, но расположение побочной, к нашему счастью, разыгрывающий не угадал. Описанные события и привели к тому, что матч стал по результату столь напряженным.
    Во втором матче (против «Сильвера») все четыре сегмента, которые играли Вика с Таней против Хохлова – Матушко, были ими сыграны очень удачно, и если бы не несколько слишком агрессивных решений Хвеня с Рудаковым в геймовой зоне, то стыковой матч вместо «Сильвера» вполне могла бы играть наша команда. Кстати, в стыковом матче «Сильвер» - «Кириленко» агрессивность также дорого обошлась «Сильверу». Евгений Рудаков назначил большой шлем, имея на линии девять козырей без дамы (про которую он даже не стал спрашивать). Шлем был проигран, а на другом столе оппоненты, как это нередко случается, ограничились геймом. Если бы не эта сдача, то и состав финального матча мог бы быть иным.
    К началу финального матча против «Кириленко» мы сыграли на 48 сдач меньше, чем оппоненты, но сказались бытовые проблемы. Наши оппоненты жили в гостинице непосредственно на месте игры, а у нас Георгий Матушко ездил на игры из Троицка, так что наша команда в целом подошла к финалу не менее измотанной, чем противники. Могут возразить, что рассматривался вариант с проведением всего турнира в подмосковном пансионате (от которого наша команда отказалась), но в этом случае ежедневно добираться на игру из дому по семейным обстоятельствам пришлось бы нам с Дубининым. Усталость отразилась на нашей игре в первых двух сегментах. Примером может служить сдача 5 первого сегмента, где Матушко дал контру на 4ч (выиграть их было невозможно), а Холомеев сбежал в 5т, которые его партнер, имея в виду упомянутую контру, разыгрывал практически на открытых картах и легко выиграл. Впрочем, уверенная игра Хохлова - Матушко во втором сегменте позволила нам почти отыграться (и позволила бы отыграться совсем, если бы не две грубые ошибки нашей с Дубининым пары в концовке).
    Неудачное начало третьего сегмента я, опять же, связываю с тем, что Юра добирался два часа и вошел в игру не сразу. И все же, ход матча удалось переломить, в основном благодаря практически безошибочной игре обеих пар в последних двух сегментах (всего по одной ошибке в 28 сдачах). В концовке последнего сегмента, правда, нашей парой были получены два результата, далекие от оптимальных, но здесь сыграли роль тактические соображения. Оценивая наше преимущество импов в 20-25, я считал себя обязанным стремиться к достижению тех же контрактов, что будут играться за другим столом.
    В первой из этих сдач я, после паса партнера, в невыгодной зональности дал контру на блок 3п, имея 23 равномерных очка с четверкой червей, и спасовал на ответ Дубинина 4ч, поскольку полагал, что на другом столе шлемовая попытка не будет сделана. Действительно, Юра Хюппенен с моей картой просто назначил 3БК, и все спасовали. На обоих столах был упущен балансный шлемик с хорошими шансами на 13 взяток (которые в данном раскладе брались без труда). В другой сдаче мы поставили большой шлем, не имея дамы в девятикартной побочной масти, поскольку оппоненты на другом столе, с нашей точки зрения, должны были рискнуть, пытаясь ликвидировать отставание. И здесь мы в некотором смысле угадали, поскольку и этот контракт был воспроизведен Холомеевым – Хюппененом. Оба разыгрывающих не угадали даму, и турнир завершился.
    Впрочем, мы рисковали гораздо меньше, поскольку предыдущие матчи нам удалось пройти без поражений. Если бы оппоненты отыгрались, то это означало бы всего лишь, что финальный матч будет повторен.

    Спасибо большое за интервью. В заключение я хотел бы пожелать сборной команде России успеха на Чемпионате Европы, до старта которого осталось около трех месяцев.

03.2008

^Вернуться к Интервью

^-Вернуться к Титульной странице






реклама