Бриджклуб.ru

Михаил Владимирович Донской

(08.08.1948 — 13.01.2009)

^
Михаил Владимирович Донской

     Михаил Донской – чемпион СССР 1989 года в составе команды "Москва" (М. Донской, В. Аpлазаpов, М. Розенблюм, Т. Злотов, А. Ладыженский, А. Бабенко) и неоднократный чемпион Москвы в составе команды "Гудок". Призёр парников России и Москвы. Победы на Туpниpах мастеpов-84 и 85, Рониши-84 в паре с Леонидом Орманом.
     Всему миру он известен как выдающийся ученый, IT-специалист, создатель шахматной программы "КАИССА" – первого чемпиона мира среди шахматных программ.
     Похоронен на хованском кладбище

Вспоминает Владимир Львович Арлазаров
     С Мишей Донским мы дружили почти 40 лет, до самой его смерти, а в течение нескольких лет были постоянными партнёрами по бриджу. Он был человеком известным. Программистом и бриджистом. Он учился в знаменитой в 60-х годах математической школе, организованной А.С. Кронродом, потом на мехмате МГУ, где проявил незаурядные математические способности. Там же начал играть в бридж.
     Говорит его первый партнёр Миша Кронрод.
 Владимир Львович Арлазаров и Михаил Владимирович Донской      «Мы с Мишей Донским учились вместе на мехмате (1965-1970) и пять лет сидели за одним столом, вместе переходя из группы в группу и с кафедры на кафедру.
     В бридж мы начали играть году в 1967-1968, начинали с такого абсолютного нуля, что сам Кельвин содрогнулся бы: мы знали только формальные правила, но ничего ни про какие системы торговли, ни тем более про какие-то очки…
     Мы образовали команду, позднее (очевидно в 1969) названную “Дипломник”, где были три Миши и один Вася: Стояновский, наш капитан. Он играл в паре со Стрижевским, а я – с Донским.
     Вставка В. Бруштунова:
     «Я встречал эту команду во Львове, чтобы отвезти их в гостиницу. Познакомился – и понял, что всех их приглашу домой, познакомлю со своими близкими людьми (мамой, партнёрами, учениками) поближе. Мы вдруг столкнулись с молодыми, интеллигентными, задорными, ироничными и блестяще воспитанными людьми. Знаете, повеяло теплым ветром – есть в Москве молодежь! В дальнейшем мы называли их «Мишками» и поддерживали самые дружеские отношения и после моего переезда в Ленинград, где прозвище за этими ребятами сохранилось и в питерской среде. Особенно часто ко мне в гости на пару дней наезжал Миша Донской – наверное, ему это было удобно по работе, а в результате мы проводили за беседами о бридже, жизни и т. д. вечера в разных умных и веселых компаниях. Примерно в одно время он отошел от бриджа, а я уехал из Питера. После этого мы время от времени общались по телефону, но встречались очень редко. А жаль...»

     Донской был моим единственным партнёром, мы играли несколько лет, с большим перерывом после 1972 года. Поскольку я практически не играл ни с кем другим, а он как бриджист был на голову выше меня, мне трудно оценивать его уровень.
     Он был боец. Я знаю это также по бильярду, в который мы тоже постоянно играли, и примерно на одном уровне. Но выигрывал почти всегда он, поскольку стоило мне выйти вперед, как он усиливался неимоверно! Для меня Донской и бридж навсегда остались как
                    близнецы-братья…»


     После университета он работал в Институте Проблем Управления, защитил диссертацию. Хороший математик и классный программист, очень контактный, быстро соображающий, к тому же с «легкой» рукой, оживляющий самую трудную работу, он участвовал во многих проектах и практически всегда успешно. Но работой, принесшей ему настоящий успех было создание шахматной программы «Каисса», с которой связана и его без всякого преувеличения мировая известность. «Каисса», в частности, выиграла первый чемпионат мира среди шахматных программ в 1974 году.
     Любопытно, что в шахматы Миша играл любительски и не стремился совершенствоваться. По-настоящему любил и умел он играть в бридж.

     Первые шаги в серьёзном бридже вспоминает Миша Кронрод.
     «Январь 1971 Львов. Вася + 3 Миши. последнее место.
     Июнь 1971 Вильнюс. Тоже очень плохо.
     Ноябрь 1971 Таллинн. 2-я сборная Москвы. Точнее, команда Москвы во второй лиге. Кажется, первое место. Точно не помню, помню только что нам надо было занять первое или второе место чтобы обеспечить в дальнейшем место 2-й сборной Москвы в турнире первой лиге. Перед последним, самым напряженным туром, мы были на втором месте и нам обязательно надо было выиграть. Мы выиграли, а лидер свой последний матч проиграл. Цели мы достигли.
     Январь 1972 Львов. 1-я сборная Москвы. Кажется, в команде с парами ВиленПатя и Марик-Слава. Первое место с фантастическим результатом – более 80% очков! Самая сладкая победа в бридже в моей жизни!

     Мы играли всерьез систему «Додека», презрительно обзываемую пляжной системой. Название – оттого, что в ней всего 12 правил (как граней в додекаэдре), и два человека, встретившись на пляже, могут сразу начать играть не уточняя подробности.
     На самом деле – очень неплохая и очень агрессивная система. Уже 1 черва и 1 пика – так называемые “полублоки”: 10-11 очков, от пятерки. Карта полностью описана, никакие уточнения не требуются. В ответ, например, 2 червы, 3 червы, 4 червы, 5 червей, 6 червей – контракт! Никаких приглашений.
     Представьте себе, что Вы сидите на 4-й руке и получаете 1 черва – 3 червы. То ли мы защищаемся от Вашего частного контракта, то ли блокируем Ваш гейм, то ли провоцируем Вас заказать гейм, которого и в помине нет.
     Мы ещё добавили к открытию 1 бубна (сверхсильное открытие в додека) сверхслабый вариант (0-7 очков). Чтобы противнику жизнь малиной не казалась.
     Вставка В.Бруштунова: «Миша (Кронрод) не помнит, но мы с Мишей (Донским) обсудили и добавили ещё одно назначение – 3 в мажор после открытия партнёром 1трефа, означающее 7-9 от 6-ки, и одну идею – возможность обмана в раскладе на одну карту (например, показать расклад 4-4-3-3) с возможностью задать вопрос о том, в какой масти обман. Реализовали потом эту идею Мишки сами, уже не помню, каким образом»
     ...Во Львове нам рассказали про сигнализацию на висте, что-то про “пронос чётных-нечётных или больших-маленьких”. Мы не совсем поняли, протрактовали это как “пронос чётных-нечётных и больших-маленьких” и в результате некоторой доработки получили очень эффективную систему.
     Мы трактовали это как одновременный показ поощрения/запрещения (маленькая/большая) и показ боковой боковой масти: чёт – вверх по кругу, нечет – вниз по кругу, особенно – но не обязательно – в случае запрещения.
     Вставка В. Бруштунова: «Когда об этом узнал В. Короп (эксперт и теоретик из Харькова), то на базе этой идеи он построил новую и совершенно оригинальную систему «двухшкального» виста».
     Очень существенно, что ты можешь сигнализировать не заблаговременно, а в тот момент, когда партнёр получает ход, или даже тогда, когда ты ожидаешь, что он его сейчас получит. Пример: играющий режет у вас даму, а она у партнёра. Самое время просигнализировать, в какую масть вы хотите ход после того, как его дама возьмёт взятку».


     Сам я научился играть в бридж случайно, в начале семидесятых. На одной из конференций, компания программистов по вечерам развлекалась, играя в новую для меня карточную игру. Мой таллиннский приятель Энн Тыугу быстренько научил меня правилам, объяснил кое-что про торговлю, и мы включились. Играли все, по-видимому, слабо (по крайней мере, никого из той компании, я никогда не встречал на соревнованиях), так что моих преферансных навыков хватило, чтобы не выглядеть чудовищно плохо. Каково же было мое удивление, когда, возвратившись в Москву, я обнаружил, что Миша Донской, с которым мы вместе работали, занимается бриджем вполне серьёзно.
     В это время М. Кронрод, стал отходить от игры, Миша оказался свободен и начал меня учить. Собственно, учил он меня торговле, поскольку игра картами осваивалась исключительно практически. Мы играли пара на пару «в компенсацию» (за РС начислялись очки, вычитаемые из результата; не знаю, играют ли так сейчас), реже в роббер у кого-нибудь дома. Чаще всего у Леши Злотова, мне казалось, что он готов играть всегда, иногда у Володи Ткаченко, иногда у кого-нибудь ещё. Потом, когда я немного пообтесался, начали играть в командных, а затем и в парных турнирах.

     «Отвлечение (М. Кронрод)
     Декабрь 1972
     Именно тогда Павлов (воспетый Евтушенко в известных тогда строках: “Когда румяный комсомольский вождь На нас, поэтов, кулаком грохочет…”) был сослан с комсомольской вершины руководить физкультурой и спортом. Бывший вожак советской молодежи, которому кстати было уже под 50, ознаменовал свое вступление в новую должность изумительным указом, напечатанном на 3-й странице газеты "Правда". Смысл указа был: в целях укрепления советского спорта запретить 5 видов спорта, каждый по своей отдельной причине. Порядок помню не точно, но бридж был точно последним:

  1. Секции хатка-йоги – как основанные на чуждой нам идеологии.
  2. Соревнования по карате – как вызывающие травматизм.
  3. Женский футбол – как вызывающий нездоровый ажиотаж.
  4. Культуризм – как вызывающий непропорциональной развитие организма.
  5. И карточную игру “спортивный бридж” – потому что это вообще ни в какие ворота не лезет».

     Посему командные матчи игрались тоже по домам. Проводилось командное первенство Москвы, причем каждая пара команд сама договаривалась, где и когда состоится матч. Судьи были далеко не всегда, но я не помню очень серьезных скандалов. Преимущество любительства. Здесь я увидел, каким уважением пользовался Миша в бриджевой среде. Мы играли всегда в очень сильных командах, несколько раз выигрывали первенство Москвы, да и вообще, по-моему, не опускались ниже третьего места.
     Одно время играли в команде с Виленом Нестеровым и П.А. Сластениным (Патей). Тогда они ещё играли вместе. Вилена Миша считал самым сильным бриджистом Москвы. Петр Александрович слыл везунчиком. Но он был очень добротным бриджистом и прекрасным психологом. Иногда блефовал. Коронный его рассказ: «Держу два очка в шестой даме пик. Смотрю налево – ерзает очков на 20. Смотрю направо – раздулся очков на 15. Ну, открываю пятью червями».

     «Помню, как он приоткрыл немного свои карты, так что они стали немного видны, а я сказал ему: “Карты ближе к орденам” – и страшно смутился… Как будто можно было смутить Патю. Кстати, он вполне мог показать мне карты нарочно, чтобы я увидел, что у него в пиках всего две фоски, а дамы (предварительно заложенной в другую масть) и в помине нет» – рассказывает Миша Кронрод.

      Донской, наоборот, блефовать не любил. Торговался довольно агрессивно, но строго. Мне кажется, устроить противнику «тихие похороны» (типа один без козыря в зоне без трех) ему доставляло большее удовольствие, чем выторговать хитрый гейм. Обладая очень хорошей памятью, он знал множество систем и конвенций, не мешал партнёру их комбинировать, модернизировать и даже придумывать новые, но сам относился к этому творчеству с прохладцей. За время нашей игры в паре мы лишь один раз сменили систему торговли с одной из вариаций «Общего языка» на слегка измененную «Московскую трефу». Думаю, что усовершенствования в системе «Додека», которую они играли с Мишей Кронродом, придумывал в основном Кронрод.
     Миша Донской очень хорошо разыгрывал и удивлялся, когда я допускал в розыгрыше ошибки. «Как это интеллигентные люди, садясь за бриджевый стол, разучаются считать до тринадцати?» – часто повторял он. Сам он считал великолепно.
     Вистовать с ним было одно удовольствие. Сигналы многозначны – сброс двойки мог означать поощрение, маркировать длину и даже указывать, куда переключиться. Миша разбирался всегда безошибочно, старался облегчить понимание партнёру и затруднить противнику.
     Он был очень общительным человеком, любил потрепаться, иногда не вполне вовремя. Однажды мы были в командировке в Эдмонтоне, работали в местном университете. Развлечений там не много, и как-то мы спросили у хозяев, играют ли здесь в бридж. В следующий вечер мы уже были на парном турнире в местном бриджевом клубе. Организаторы объявили, что в турнире участвует пара, приехавшая из СССР, и нам похлопали.
     За одним из столов мы сидели против очень респектабельной седовласой пары, и завязался легкий светский разговор. Похвалив Мишин английский, они спросили, давно ли мы в Канаде и как у нас с работой. Узнали, что мы здесь всего 10 дней и работаем в Университете Альберта, порадовались за нас и отметили, что нам очень повезло. Ничего не подозревающий Миша охотно рассказал, что мы приехали по приглашению и через три недели возвращаемся в Москву.
     «Как, вы собираетесь возвращаться в Советский Союз?» – выдохнула дама. Наши партнёры окаменели. В следующие 15 минут не было произнесено ни одного слова, кроме назначений.
     Турнир мы выиграли (что было несложно при очень низком среднем уровне), но по окончании уже не было ни аплодисментов, ни даже объявлений. Промолчали бы – были бы героями.
     Я так и не стал хорошим бриджистом. Кажется, самым моим большим достижением была «бронза» на неофициальном парном первенстве Союза в Таллинне. Не говорю про командные победы, где я в лучшем случае «не портил борозды». К тому же работа стала занимать все время, и наша пара распалась. Я ещё играл изредка в паре с Шуриком Соколовым, Аркадием Белинковым, потом с сыном, потом совсем отпал. Сейчас я уже, наверное, не отличу валета от ферзя.
     Мишины же успехи были ещё впереди. Выигрыши турниров мастеров в Ленинграде с Леней Орманом, победы в турнирах в паре с А.Ладыженским. «Ах, с каким замечательным мальчиком я сейчас играю» – радовался он.
     Однако, в конце концов, работа заставила и его закончить активную бриджевую жизнь. Он организовал свою программистскую фирму ДИСКО (Донской И Сыновья), многие годы успешно работавшую на самых передовых направлениях в Информационных технологиях.
     И ещё он много занимался компьютерной журналистикой. Я думаю, что большинство из тех, чья работа связана с компьютерами, читали его статьи – содержательные, умные, познавательные, отчасти философские.
     И ещё, у него трое сыновей, внуки. Он был счастливым человеком.
     И в заключение – «охотничий рассказ», принадлежащий тому же Мише Кронроду, в какой-то степени показывающий эмоциональную окраску отношений между партнёрами.

     «Дело было во Львове, где мы выиграли турнир с фантастическим результатом, кажется мы набрали 82%. Нам все удавалось, а если и были отдельные неудачи, то они с избытком покрывались блестящей игрой партнёров. Если не ошибаюсь, это были Марик со Славой и Вилен с Патей.
     Достаточно сказать, что в трех восьмерках подряд (!) три пары наших противников поклялись никогда не играть друг с другом!
     И вот как сейчас помню, первая восьмерка, никто не в зоне, я сажусь на N и открываю карты. Разложил карты по мастям и немедленно запасовал, поскольку карта неописуемая и в прямом, и в бриджевом смысле этого слова, а запасовка исключена.
 Кронрод  
Открывал N, никто не зонеs Axxx  
    Север         Восток         Юг         Запад        
пас
Dbl все пас

     После моей заявки 6 Пик Е спросил меня, что я знаю о карте партнёра. Я честно ответил, что это блок вне зоны, то есть в расчете сесть без трех, от шестерки, наиболее типичная карта – шестой туз или шестой марьяж.
     Тогда он спросил Донского: а Ваш партнёр пасовал? Донской пожал плечами и молча показал на серую коробку: никто не в зоне, Dealer N.
     “Тогда Контра”. Изумительная заявка!

h AKxxxxxx
d
c J
s xxx tables
h x h xx
d A...d ...
c ...c ...
 Донской  
 s KDxxxx  
h xx
d ...
c ...
     Выход был тузом бубен. И тут Донской не сдержался и спросил: “Ты что, думал что не успеешь защититься шестью пиками?”
     “Думал, что не успею” – ответил я, неторопливо выкладывая на стол, одна за одной, восемь червей с тузом-королем во главе. Уже никто наверное не удивился появлению четверки пик с тузом. Думаю теперь, что противников страшно волновало, какого цвета моя тринадцатая карта, хотя по большому счету это уже не имело никакого значения.
     Комментарий Донского после раздачи: обнаружив, что пика лежит 3-0, я понял, что если и черва ляжет 3-0, то я проиграю. Однако на том столе наши наверняка защитятся семью бубнами, и при таком раскладе они выиграют Большой Шлем!
     Так и было. На том столе противник на N открылся сверхсильным открытием, они назначили шесть червей, Марики защитились семью бубнами и благополучно сели без одной.
     Вот что значит понимание игры и вера в партнёров (это я про Донского).
     И вот что значит умение выслушать партнёра, даже если тебе есть что сказать (это я про себя).
     Эта была самая феерическая раздача в моей жизни, и я так любил про неё рассказывать, что Донской обещал меня убить, если я ещё раз кому-нибудь про неё расскажу».


     Теперь уже не убьёт.




Статьи Михаила Донского и о нём:
ИТблог, в том числе "Жизненный цикл программиста" (источник), "Овладение культурой казино в Лас-Вегасе" и "Неудачливый эксперт".
Его работа с Арлазаровым, Соколинским, Пачиковым.
Михаилу Донскому 08.08.08 исполнилось шестьдесят.
Откуда берутся программисты в России (о проблемах образования)
Я Билла Гейтса ни в чем не виню.
Профстатьи Донского (очень старые): _1_, _2_, _3_, _4_
О его программах (1999 г.)
Интервью: _1_, _2_, _3_
^Мемориал

^- Вернуться к Титульной странице






реклама h2o-carwash.ru