Бриджклуб.ru

Владимир Натанович Флейшгаккер

(22.05.1954 — 10.05.1995)

^

Владимир Флейшгаккер      Володя закончил МИХМ в 1976 году по специальности инженер-электрик. Эмигрировал в США в ноябре 1984 года. В 1990 году получил степень магистра, а в 1994 – доктора наук (PHD). Незадолго до ухода из жизни Володя успел купить дом в престижном городке к северу от Нью-Йорка. Несмотря на многочисленные хобби и учебу, Володя продолжал работать в Университете. Он мечтал о преподавательской работе: пусть меньше денег, но больше свободного времени для отдыха в палатках с Машей и дочками, для рыбалки, для охоты, для верховой езды и, конечно же, для бриджа.

Вспоминает Святослав Демин

     Мне повезло быть бриджевым партнером Володи в течение четырех лет. Это было в 1988-1992 гг. в Нью-Йорке. До этого я его знал по Москве как начинающего, но думающего и быстро прогрессирующего бриджиста. Обычно его приводил к Мише Стрижевскому, где мы «гоняли компенсарик», Володя Иванов. Играть в компании с Флейшгаккером было мукой. Он неимоверно раздражал нас тем, что долго не вырубался из предыдущей сдачи, анализируя все аспекты торговли, розыгрыша и виста, не обращая никакого внимания на присутствующих и на ритм игры. Бесполезно было его торопить, подсовывать колоду для сдачи, даже ругаться. Все это он игнорировал, не выказывая ни малейших знаков вины, стеснения или обиды. Возвращался к игре он только тогда, когда все в предыдущей сдаче ему было ясно, и никак не раньше.

     После этого я не видел его много лет и встретил случайно в центре Манхеттена, на Лексингтон авеню, в декабре 1987 года при следующих обстоятельствах. Меня только что перевели в Нью-Йорк с Островов Зеленого Мыса. Помнится, мы с женой еще даже не сняли квартиру и жили в гостинице. Вечером спустились из номера пройтись перед ужином и почти сразу услышали возбужденный диалог на бриджевую тему на русском языке с обильным использованием ненормативной лексики. Это сейчас плюнь на Манхеттене и попадешь в русскоговорящего, а в 1987 в его восточной части в районе 50-ых улиц русская речь была редкостью. Конечно, я сразу узнал Пашу Маргулеса и Володю Флейшгаккера, которые, как оказалось, направлялись в бридж клуб “Beverly”.
Александр Ладыженский и Владимир Флейшгаккер
На фото – Александр Ладыженский и Владимир Флейшгаккер

     Постепенно я стал основным партнером Володи, который играл уже сильнее меня. Очень многим в понимании бриджа я обязан Володе. Он был талантливым игроком, много и с увлечением читал литературы по бриджу, которой в Нью-Йорке было пруд пруди. Но он не был начетчиком от бриджа. Много думал и совершенствовал принятые системы торговли.

     Например, он придумал шаговую систему ответов на минорный Стейман – две пики, которая позволяла легко найти и заказать минорный гейм или шлем после открытия одним без козыря. Мы знаем, как редко играется 5 в миноре, особенно 5 треф. Мы же в матчах назначали их без проблем. Помнится, мы выиграли «швейцарку» на крупном региональном турнире в Нью-Джерси. В одном из туров (семь сдач) мы выиграли два малых и один большой шлем в минорах, тогда как противники поставили только один малый. До сих пор не могу забыть восторгов и комплиментов Валерия Машкина, который играл с нами в команде.

     Вместе с тем, Володя не был сильным спортсменом-бриджистом. Главных причин этому, на мой взгляд, было две. Первая – ему было наплевать на ритм и регламент времени соревнования. С первой сдачи мы входили в цейтнот и так из него и не выбирались до конца турнира. Самым интересным для него было проанализировать сыгранную сдачу. Он мог поднять карты следующей сдачи и продолжать говорить о предыдущей или просто смотреть в потолок и завершать свой анализ молча. Ни мои призывы, ни замечания противников, которые часто вызывали судью, не могли вывести его из этого состояния. Надо сказать, что на качестве его игры дефицит времени никак не сказывался, а я начинал нервничать и допускать ошибки: раздражение противников и постоянное неприязненное внимание арбитра к нашей паре выводили меня из равновесия. Я пытался объяснить ему это, но он не понимал, почему я так реагирую, и не менял своего поведения. О второй причине говорить труднее. Удивительно, но этот высокий, красивый человек с улыбчивыми ироничными глазами и ровным спокойным голосом был совершенно необаятельным противником. Его поведение за столом, манера говорить, невнимание к противникам сразу же настраивали и игроков и судей против него и – автоматически – против его партнеров. Судья приглашался к нашему столу гораздо чаще, чем к другим, как правило, без серьезной причины. Чаще всего претензии противников не выдерживали никакой критики, но их количество переходило в качество, и судьи делали нам предупреждения, а иногда и наказывали. За нашим столом густела аура отрицательных эмоций. Но и это на Володю не действовало, однако отрицательно сказывалось на игре его партнеров, да и просто ухудшало результат за счет судейских санкций.
     И все равно мы выигрывали довольно часто.
Александр Ладыженский, Владимир Флейшгаккер и Андрей Баранов
На фото – Александр Ладыженский, Владимир Флейшгаккер и Андрей Баранов

     Я хочу привести пример, который свидетельствует о его глубоком понимании бриджа и умении быстро анализировать и принимать нестандартные победные решения. Даю слово Алану Траскотту, хорошо известному бриджистам всего мира по его рубрике в газетах “New York Times” и “Herald Tribune”. Вот как он описывает одну ситуацию в своей статье в Нью-Йорк Таймс от 29 апреля 1992 г., которую он назвал «Когда топор вот-вот упадет, будь то в Башне или за столом, даже слабый шанс лучше чем никакого».

     Известно, что Генрих VIII казнил двух своих жен-королев, но менее известно, что он также казнил 67-летнюю Графиню Салсбери из-за её сына. Графиня резво побежала прочь от палача в Башне Лондона, сделав энергичную попытку избежать казни, которая, к сожалению, потерпела неудачу.
     Мораль, которую следует иногда применять за бриджевым столом, – нельзя стоять, ожидая падения топора: маленький шанс спасения лучше никакого. В приведенной сдаче из открытого парного турнира в Бриджпорте, штат Коннектикут, в прошлую субботу, Юг сделал удивительное убегание. Север и Юг были Святослав Демин и Владимир Флейшгаккер, оба жители Манхэттена, бывшие москвичи, которые были на пути к победе в этом соревновании.
 Демин  
Север и Юг в зоне. Сдавал Востокs Т1042  
    Восток         Юг         Запад         Север        
пас пас 1БК пас
3БК К все пас

     В начале торговли Север по нечаянности перевернул туза пик и десятку червей – редкая ситуация. Судья решил, что они становятся штрафными картами, со всеми вытекающими последствиями, если Север и Юг стали бы вистовать. Флейшгаккеру велено было пропустить один круг торговли. Но зато потом, выполнив это требование, он сделал замечательную заявку четыре пики.

h КВ104
d 10984
c 3
s К6 tables 53
h Т82 h 976
d ТВ7532d КД6
c Т7c КД1082
 Флейшгаккер  
 s ДВ987  
h Д53
d
c В9654

     Юг был уверен, что перевернутые карты будут стоить его стороне взятки, и был прав. В трех без козыря Запад имел бы право потребовать выхода тузом пик, вырабатывая короля. Или, более тонкий маневр, Запад мог бы потребовать выхода десяткой червей и вынудить последующий cнос туза пик на минор. Юг был также уверен, что его партнер что-то имел в дополнение к тузу пик, так что его заявка четыре пики могла бы cработать, что и произошло.
     Запад вышел с туза треф, переключился на туза бубен, и Юг убил. Он мог теперь сделать свою игру под контрой, прорезав козырь, но это сочеталось с некоторым риском сесть за 500. Его цель состояла в том, чтобы обеспечить девять взяток и таким образом получить лучшую запись, чем поражение в трех без козыря.
     Юг сыграл в черву, Запад взял тузом и вышел последней трефой. Юг убил на столе, и опять мог бы выиграть контракт, отобрав две червы и закончив перекрестными убитками. Но опять же здесь был некоторый риск, и он перешел в руку по даме червей и сыграл на взаимные убитки. Он финишировал с девятью взятками, получив почти максимум в этой сдаче, выступив намного лучше, чем невезучая Графиня Салсбери.

     О смерти Володи я узнал в Гвинее, куда меня перевели в 1992-ом году. У него отказала печень.
     Последний год его жизни Володиным основным партнером был Слава Бродский.
Четыре мушкетёра
Четыре мушкетёра (Канзас Сити, 1994)
Прахин М., Ладыженский А., Сатановский С., Флейшгаккер В.

flesh2
"Володя Флейшгаккер с Олей Поляковой.
Как видите, не горевал после того как его, победителя всесоюзной физической олимпиады, прокатили в Физтехe. Стал звездой агитбригады в МИХМе. Зрители не понимали, что такой артист делает в МИХМе. Потом он с женой Машей стал диссидентом. По голосу Америки говорили: "мы ждем вас, Маша и Владимир". В Америке продолжал жить весело, и при этом стал PhD"


^Мемориал

^- Вернуться к Титульной странице













реклама Качественная продукция: навес машины на сайте metalltmb.