Бриджклуб.ru

Евгений Вениаминович Коломейцев

(09.11.1957 — 22.10.1994)

^
Евгений Коломейцев      Похоронен на Митинском кладбище, участок 18.

     Молодежный кубок Москвы 1992 – 1 место


Вспоминает Сергей Шендяпин

     Открытый, доброжелательный, веселый, мягкий человек. Много друзей. Азартный. Любил играть. Выносливый. Мог играть дни и ночи напролет.
     Любимый писатель – Булат Окуджава. Любимый поэт – Булат Окуджава. Любимый певец – Булат Окуджава.
     Мать растила его одна (бабушка не в счет). С отцом, насколько я знаю, Женя виделся редко – раз или два в год.
     За всю свою жизнь прочитал не одну тысячу самых разных книг – наша и зарубежная фантастика, детективы, многих серьезных авторов (наверное, всех, кого смог достать в наше время тотального дефицита – Набоков, Мережковский, Солженицын, Н. Гумилев, В.Высоцкий и пр., пр., пр.).
     Любил новые знакомства, путешествия. Часто ездил в Прибалтику, Ленинград (не только для игры на турнирах). Много курил. К сожалению, много пил. К последнему могу добавить, что в "веселом" состоянии Женя практически никогда не терял самоконтроль.

     Наш 9-й класс школы №173 Тушинского района собрали из хороших ребят со всего Тушино. Всех, кто хотел учиться дальше, в институтах, и имел к этому способности. Два года мы учились вместе, и это были славные времена. Свежесобранный класс быстро зажил дружной и веселой жизнью. Все много занимались, но хватало времени и поиграть в футбол, и в шахматы и на разные глупости. Женя был одним из самых способных учеников в классе. Умный, прилежный, аккуратный, быстро и много читал. Любил химию, математику. Физику не любил. От физкультуры был освобожден.
     Мы с Женькой быстро подружились из-за общей любви к чтению и к взрывчатым веществам. Из-за этой любви в середине 10-го класса Женька серьёзно повредил себе руку взрывом. Почти месяц в больнице и, к счастью, все обошлось.
     По окончании школы легко поступил на химфак МГУ. Здесь наши пути начали расходиться – по своим компаниям. Через полгода Женю выгнали с курса – слишком много играл в преферанс и слишком мало учился. Недолго погоревав, Женя пошел в Менделеевский. Его взяли туда на тот же 1-й курс. Но через пару месяцев закис – уровень не тот, людишки не те. Тут он вдруг все бросил и пошел на 2 года в армию.
     Армия ему практически ничего не добавила. Ну, разве немного грубости и жёсткости, которые, впрочем, редко можно было заметить.
     После армии мама (стоматолог в поликлинике при Внешторгбанке) устроила его, благодаря своим связям в тот же Внешторгбанк, в отдел к телефонистам.
     Вскоре наши с Женькой пути снова пересеклись – мы оба захотели играть в бридж. Мы написали себе тетрадки-конспекты и начали играть парой. В начале тренировались на квартире у Александра Рафаиловича Зильбермана. Мы с ним познакомились в школе. Александр Рафаилович учил нас "сражаться" с задачками по физике из разных олимпиад. Большое ему спасибо за радушие и терпение. Потом оперились, захотелось соревноваться с новыми противниками, и мы стали выезжать в клубы (кто помнит – Текстильщики, Ленинский пр-кт и пр.). Сейчас уже не могу вспомнить, как долго мы с ним играли в паре. Лет 7-8, наверное. Играли весело, с самогоном, который гнали и тщательно чистили сами. Много ездили на турниры в другие города. Потом разошлись. Я считал, что он слишком "по преферансному" торгует, т.е., как будто не в паре, а один торгуется. Ну а Женя, наверное, справедливо считал, что я плоховато разыгрываю.
     Дальше мы с ним виделись не очень часто, хотя и регулярно. Поэтому я мало знаю об этой части его жизни.

     Одной из любимейших Женькиных цитат из Окуджавы была такая фраза: "Наверное, мы вышли не за тот шлагбаум". "Почему не за тот" – как-то спросил я его. В ответ Женька пожал плечами…

^Мемориал

^- Вернуться к Титульной странице






реклама Практичные чемоданы на колесах купить дешево в Москве вы можете в этом магазине. . Прием металлолома сдать металлолом lomvtor.ru.