Бриджклуб.ru

Валерий Борисович Седов

(25.09.1950 — 24.07.2014)

^

Валерий Борисович Седов

     Подвижник бриджа, был вице-президентом РЛСБ, президентом СПФСБ, членом СТК. Бриджевый автор, автор программ для обсчета турниров, ведения баз данных. Инженер-математик, работал программистом и бриджевым функционером. В бридж начал играть в 1980 г. Постоянными партнерами были: Б. Черница, А. Баранов, Б. Вильскер, А. Сербин, А. Цыбульский, И. Данильченко, С. Кукс, Д. Сафронников. Играл в командах: «Нева» (1980), «Адамант» (1981-89, 1993-96), «Пас» (1990), «TV» (1991-92), «Е2-Е2» (1997-98), «Всё моё» (2003-04). Призер Командного чемпионата России (1994), победитель турнира в рамках Игр Доброй Воли (1994). NPC сборной России на чемпионате Европы в 1997 г. С 1994 г. ежемесячно издавал клубные бюллетени, выпускал турнирные бюллетени на Кубке Клубов России. Автор книги нон-стоп «В круге седьмом».

     Вел бриджевую рубрику в газете «Невское время». Преподавал бридж школьникам, автор методических разработок. Организатор междугородних турниров в СПб, западного полуфинала командного чемпионата России, робберного клуба в «Пирамиде». Принимал участие в работе над российской бриджевой энциклопедией.

     Определение бриджа. Бридж – как и шахматы – игра, спорт, искусство, причем отдельные составляющие этого определения периодически превалируют над другими. Бриджевый мастер должен, кроме логики и интуиции, обладать таким редким качеством, как любовь и доверие к партнеру, а также умением держать неизбежные удары судьбы. (РК -1, МБ 7523, ПБ 10)


На Кубке России 2001

Воспоминания о Валере Седове

Вспоминает Борис Вильскер (Израиль, 2015)

    С Валеркой мы были знакомы много лет, вероятно, с начала 80-х, а во второй половине 80-х года четыре играли в паре. Играл Валерка хорошо и не ленился считать. Мы торговали доморощенную систему с добавлением самодельных конвенций, в чем были далеко не одиноки – в других парах тоже что-нибудь сочиняли и вставляли в свои системы.
    Это были веселые времена энтузиазма и дилетантства, когда многие, прочтя 3 машинописные страницы, искренне считали, что изучили новую систему торговли, и с гордостью предлагали для игры незнакомому партнеру 3-4 системы на выбор.
    Тогда мне казалось, что мы играем довольно много, на самом же деле, совершенно недостаточно для серьезной пары. У каждого было полно дел и интересов помимо бриджа; бридж был важным, но далеко не единственным занятием.
    Играть с Валеркой было легко, из-за ошибок мы не ссорились, и обсуждение за столом на повышенных тонах было не нашим стилем.
    Максимум могли пошутить, да и то не сердито. Получалось у нас по-разному, иногда удачно, иногда – не очень. Короче, играли, как умели, получали удовольствие.
    Уже тогда Валерка коллекционировал свои шлемы, которые впоследствии вошли в его «В круге седьмом». Это занятие было не только следствием его интереса к писательству, но и одним из проявлений любви ко всяческой классификации и порядку. Валерка знал не только разряды многих игроков, но и количество баллов, недостающих им до выполнения следующего. Он как-то сильно удивил меня, сказав, сколько баллов не хватает новичку для выполнения своего первого разряда. Я и про себя-то такого никогда не знал.
    Часто Валерка добровольно брался помогать обсчитывать турниры, что в докомпьютерные времена было большой помощью судьям. Делал он все это исключительно по одной причине – ему было просто интересно.

Седов
Борис Вильскер, Вячеслав Громов, Валерий Седов, Александр Сербин, Виктор Зимницкий.
ДКЖД. 2004

    В 1990 я уехал, мы продолжали общаться по телефону или по скайпу. Чаще звонил я и нередко слышал «Позвони через час, играю в интернете (бридж или покер)». Слышать это было странно, с учетом того, что в России был уже третий час ночи (для Валерки, видимо, вечера).
    Иногда я приезжал, и мы неизменно где-нибудь балдели.
    Однажды, вероятно в 2002, я приехал в Питер, и Валерка повел меня осматривать город, в котором я давно не был. Местом проведения экскурсии он выбрал район Лиговки, Марата и прилегающим к ним улочкам и переулкам.
    Питер красили, ремонтировали и всячески готовили к 300-летию со дня основания. Мы гуляли, заглядывая в разные дворы, пока через весьма непродолжительное время не оказались у какого-то кафе.
    – Заходим, и по пятьдесят, – скомандовал Валерка.
    – Я вроде еще не голодный, а пить мне нельзя, – по-видимому, не очень уверенно сказал я.
    – Ну что ты ерунду-то говоришь? 50 грамм – всем на пользу, – возмутился Валерка, открывая дверь кафе.
    Кафе выглядело недавно отремонтированным, с необычным интерьером, и оно совершенно не походило на заведение общепита советских времен. Посетителей было немного, и мы выбрали себе столик у окна. К нам подошла приветливая девушка, и Валерка сделал свой первый, но, как оказалось, не последний в этот день заказ:
    – А нам, пожалуйста, два кофе и 150 коньячка в маленьком графинчике.
    – Валерка, раньше два по 50 было 100. И это до сих пор так, по крайней мере, в том месте, где я сейчас живу. В России уже по-другому? – поинтересовался я.
    – Так это же тебе нельзя. А мне можно. И потом, это только начало.
    В дальнейшем, и особенно после того, как в графинчик дважды доливали, я уже не задавал гиду глупых вопросов.
    Мы хорошо посидели, затем двинули дальше. Кофе с коньяком делали свое дело – Питер становился всё красивее, а погода всё лучше. Не далее, как на расстоянии получаса небыстрой ходьбы от первого, нам попалось следующее кафе.
    – Заходим, и по пятьдесят, – скомандовал Валерка.
    Второе кафе выглядело не так, как первое, но тоже интересно. Было видно, что каждый хозяин был свободен в выборе оформления для своего кафе, и никто не навязывал ему общих правил. Насколько я помню, наш второй заказ мало чем отличался от первого, по крайней мере, графинчик присутствовал.
    В третьем кафе мы уже решили поесть и заказали по огромному шницелю из двух сортов мяса. Мне он, вероятно, запомнился тем, что в наших краях такие не подают. Ну и графинчик, само собой.
    Валерка пил больше меня, но был ли он пьян, я не помню. Я также не помню, в скольких кафе мы были, скорее всего, не меньше, чем в четырех. Я не помню, где и когда мы расстались, куда и как я потом добирался. Я вообще ничего не помню, что было в конце.
    Если начало нашей экскурсии я помню отчетливо, то по мере нашего продвижения память удивительным образом ослабевала, и к концу отказала совсем. И все же, хотя и не в полном объеме, я запомнил эту необычную экскурсию, наверняка не первую в практике Валерки, но пока единственную в таком роде – в моей.

    Вообще, если уж зашла речь о маленьких слабостях, то справедливости ради надо сказать, что ничто человеческое Валерке было не чуждо: в карты играл исправно, выпивать не забывал, дамами интересовался.
    С дамами Валерка был галантен, но бывало, особенно в разогретом состоянии, балансировал на грани. Иногда я при этом присутствовал и, каюсь, покатывался со смеха, вместо того, чтобы тактично ничего не замечать.
    – А почему бы нам немного не похулиганить, дорогая,– несколько неожиданно задавал Валерка вопрос, не очень связанный или не связанный вовсе с темой текущей беседой. При этом Валеркина физиономия расплывалась в улыбке и становилась абсолютно круглой.
    Я никогда не интересовался и не знаю, было ли предложение похулиганить принято благосклонно, но могу заверить, что обижаться на эту счастливую физиономию никто не собирался: дорогая смеялась не меньше меня.

    Несмотря на несколько свободный образ жизни и некоторую «легкость бытия», Валерка был необычайно привязан к семье. Есть много папаш, испытывающих самые теплые чувства к своим семействам, но я не знаю никого, из кого бы эти чувства так сильно лезли наружу. О чем бы ни начинался разговор, Валерка рано или поздно переходил к семье.
    – Слышь, мелкий-то мой чего учудил, – начинался рассказ о том, какие у него необыкновенный сын, талантливая дочь, замечательная жена.
    Однажды Валерка с восторгом рассказывал о том, как его два часа мучили дети, с невероятной изобретательностью придумывая все новые и новые предлоги, чтоб не идти спать. Кто другой мог бы и ремень взять, а Валерка млел. Когда появились внучки, Валерка с тем же восторгом рассказывал о внучках, и тоже ими очень гордился. Но о внучках я уже слышал только по телефону.

    То ли в силу того, что «легкость бытия» не для всех была такой уж легкостью, то ли по иным причинам, но последние годы Валерка жил один. Валерка уверял, что сам отлично справляется с бытом и даже кое-что умеет готовить, а в холодильнике есть всегда не меньше 30 наименований.
    – Когда меньше 30, я заснуть не могу, – объяснял Валерка.
    Но не всегда было легко. После операции на глазах, Валерка позвонил и сказал, что ему плохо, что он один дома и ничего не может найти. Правда, я не помню другого случая, когда бы Валерка звонил жаловаться.

    Время от времени Валерка говорил, что что-то пишет для бриджа, в том числе воспоминания. Я думаю, это было важно, и вот почему.
    В СССР 80-х бридж не был ни признанным, ни желанным (мягко говоря) видом спорта и никак официально не освещался в прессе.
    Первые поездки, первые чемпионаты, когда все держалось на энтузиазме и никому и в голову не приходило, что на бридже можно зарабатывать... Как обычно происходит в жизни, эти поездки и турниры сопровождалось разными событиями, иногда существенными, иногда – нет. Кое-что запомнилось очевидцам, которых становится все меньше, но со временем стало забываться.
    Лишь шедевральное «Сопротивление бесполезно, нас приехало 4 машины», сказанное ворвавшимися на турнир на частной квартире КГБ-шниками в штатском, с последующим помещением игроков в обезьянник ближайшего отделения милиции, – вряд ли когда-либо забудется участниками того турнира.
    Воспоминания Валерки хотя бы частично компенсируют отсутствие какой-либо записи о событиях тех лет.

    Однажды я похвалил одну из его статей.
    – Ну, если уж нравится, сползай на сайт https://www.stihi.ru/avtor/vbs , я там пографоманствовал немного, – сказал Валерка.
    Так я узнал о том, что Валерка пишет стихи.
    Стихи мне показались хорошими, совершенно не сопоставимые по уровню с теми, что пишут друзьям ко дню рождения или по другим радостным поводам. Так что насчет «пографоманствовал» – Валерка сильно поскромничал. Я не могу выступать в роли эксперта, но лично у меня нет сомнения – у Валерки был талант и к этому занятию.

Седов

    Потом была болезнь, из которой невозможно вылезти.
    Насколько я знаю, только самые близкие друзья и, в первую очередь, семья были с ним в тот период и делали всё для того, чтобы последние дни не были для него мучительны.

    Скоро год, как нет Валерки.
    Остались стихи, статьи, сдачи, наверняка где-нибудь продолжают работать написанные им умные программы. Остались двое детей, которые уже давно сами ложатся спать. Осталась память о компанейском, ко всему способном Валерке, который увлеченно занимался тем, что ему было интересно, ничуть не заботясь о вознаграждении.
    Чего не осталось для меня… Возможности поболтать, пошататься вместе по Питеру… И еще одного, к чему, пожалуй, особенно трудно привыкнуть, – это то, что уже не услышать в телефонной трубке его фирменное «АалЕ».

Вспоминает Ярослав Натансон (С.-Петербург, 2014)

     Познакомился я с Валерой в конце 70-ых. Мы тогда работали программистами в одном институте, ВНИИРА, на Васильевском острове, на Шкиперском протоке. Ходили вместе за пределы предприятия обедать, и как-то я позвонил по телефону-автомату. Валера стоял рядом и слышал мой разговор, где я договаривался на какую-то бриджевую игру. Он сделал правильные предположения, и спросил, не в бридж ли я играю, чем меня удивил, т.к. слово бридж не было произнесено. Узнав, что да, попросил его научить. Учился быстро. Он был хорошим преферансистом, а я ему предрёк, что после того, как он научится играть в бридж, то преферанс он забросит, как уже неинтересный. Он не верил, но так и произошло.
     Потом я познакомил Валеру со своей женой. Потом Валера женился, мы стали дружить семьями, ездили друг к другу в гости, играли в бридж пара на пару. Дети Седовых, Алла и Боря, росли на наших глазах. Нам с женой, правда казалось, что родители их держат в излишней строгости.
     Как-то пришли в гости, а у Валеры новинка, 386-й компьютер. У нас-то на работе ещё были 286-е, мы жались на винчестере в 20 мегабайт, и часто по несколько человек. А у него дома собственный компьютер, диск 100 МБ. Все файлы он держал как запакованными в архиве (как мы в те годы всегда всё держали), так и рядом распакованными, экономить места на диске ему не надо было. Жили под MS DOS и тогда казалось, что большего диска и не надо. Завидовали и восхищались мы тогда его приобретением.
     Очень хорошо и правильно, когда у бриджиста жена тоже умеет играть в бридж. Наши жены играли не сильно, не в обиду им это будет сказано. Но достигать высот в бридже совершенно не обязательно. Главное, что жена уже понимает, как эта игра может быть интересна. Её не удивляют и не напрягают частые отлучки мужа на различные соревнования, особенно в другие города. А ездили мы в 70-е и 80-е годы очень часто, в основном в Эстонию, благо она рядом. Валера описал эти поездки довольно подробно.

     Валера обладал удивительной памятью, и очень широким кругом интересов. Он нам рассказывал, что ехал откуда-то и рядом сидел грузин. Разговорились в дороге, и Валера завоевал сердце грузина перечислением состава тбилисского футбольного клуба «Динамо» образца 1956-го года. Появившись в ленинградском бридже, Валера с поразительной для нас, «стариков», энергией взялся собирать по крупицам информацию, выспрашивая каждого из нас, и написал заметки об истории ленинградского бриджа. Спасибо ему. А недавно он продолжил эту тему, написав «Ленинградский бридж. Конец века». Закончил её словами: "Впрочем, как любит говаривать Леонид Каневский, «это совсем другая история». И значит, воспоминания о ней – удел более поздних летописцев". Да вот только, Валера, кроме тебя, как-то никто особо не рвётся в летописцы.

     Валера любил новое. Как-то принёс мне на день рождения бутылку анисовой водки. Я попробовал с опаской, а оказалось, что мне понравилось. Но сам до этого никогда и не помышлял попробовать, эти капли датского короля. Уже гораздо позже мы познакомились с разнообразнейшими ракы или узо.
     В сентябре 1993 года мы командой поехали в Нижний Новгород играть на финал 1-го командного чемпионата России. Валера пришёл на вокзал в жёлтом спортивном костюме, по моде тех лет. «Адамант» в составе – В. Макарычев, С. Левин, В. Седов, Я. Натансон, А. Сербин, М. Чалык – занял тогда 6-е место. На следующий год «Адамант» в составе – А. Сербин, М. Чалык, Я. Натансон, В. Седов, А. Рубашов, И. Хазанов – занял 3-е место в финале командного ЧР. Также в 1994 на Играх Доброй Воли «Адамант» в составе – С. И. Левин, Я. Натансон, В. Седов, А. Сербин, В. Гребенщиков – занял 1-е место. В 1995 году «Адамант» в составе – В. Седов, А. Цыбульский, С. Левин, Я. Натансон, А. Сербин, М. Чалык – занял 6-е место в финале командного ЧР.

     С началом кооперативного движения Валера покинул государственные стены и устроился работать в маленький кооператив программистов. (Там же работали А. Баранов, А. Симаков, А. Федоров). Благодаря этому, кризис экономики начала 90-ых годов Валера пережил относительно легко. Потом пробовал заниматься коммерцией, но не преуспел, и вернулся опять в программирование. Стал вольным 1С-специалистом, имел свою клиентуру. Для таких фрилансеров (как сейчас бы сказали) тогдашняя «Проблема 2000 года» была воистину подарком, Валера о ней очень тепло отзывался – надо ведь каждого клиента посетить, проапгрейдить.
     Рабочий день-ночь у Валеры были устроены таким образом, что «утром» раньше 14:00 к нему звонить было нельзя, он ещё не встал. Правда, он жаловался, что с таким распорядком у него возникают сложности с посещением своих клиентов. К одному заехал, а там и рабочий день у всех закончился, второго уже и не навестить. Пол ночи он бодрствовал, мог позвонить в час ночи, и удивлялся, не находя понимания. Мы с ним договорились, чтобы после 12-ти ночи он не звонил.

     В последние годы на бриджевых соревнованиях Валера играл уже крайне мало, потерял интерес. Играл в OKbridge в паре со своим старым партнером Борисом Вильскером (кстати, недавно приезжавшем в Россию). В Гамблере по ночам в бридж играл. Рассказывал он такую гамблеровскую историю. С каким-то сильным игроком (похоже это была Лариса Панина) наблюдали за неким столом. Одна пара ушла, а оставшаяся крепкая пара игроков запросили зал о партнерах. Тогда Валера и Лариса перевошли в Гамблер уже не под своими родными никами, а под никами никому неизвестных девушек из провинции. И сели играть в паре за стол. После нескольких сдач соперники перестали понимать суть происходящего, почему их лупят неведомые девчата.

     Валера был начитанным человеком, эрудитом. Любил в свою речь вставлять цитаты. Уже в начале общения с Валерой мне пришлось прочитать сборник «Крылатые фразы и выражения на латыни», чтобы хоть как-то соответствовать. Иначе возникали пропуски в понимании разнообразнейших его высказываний, типа «Sic transit gloria mundi».
     Уже в настоящее время несколько раз Валера приглашал меня поиграть в одной команде в любительском «Что? Где? Когда?». Мероприятие организовывал у себя маленький ресторанчик на ул. Савушкина. В качестве ведущего приглашался магистр Александр Друзь. В нашей команде также играли в разное время: Ольга Галактионова, Сергей Столбовский, Андрей Лещинский.
     Потом Валера увлёкся Гениумом. Естественный процесс, зачем ехать куда-то, когда можно играть, не вставая со стула. В прошлом году Коган, Чалык и я ездили в гости к Валере. Так он, заранее нас предупредив о необходимом ему перерыве, отлучился от нашего стола к компьютеру, минут на 15, чтобы принять участие в очередном турнире Гениума.
     При его эрудиции, знании фактов, интерес к таким играм вполне понятен.
     Приходя к нам в гости, Валера любил поговорить на исторические темы с моим отцом, Гаральдом Исидоровичем.
     Оба курили Беломор. В советские времена это было легко объяснимым, а вот в российские, это был уже осознанный выбор.
     Оба умерли в один день, 24-го июля.

     Валера, обращусь к тебе, как ты сам любил обращаться: Прощай, дядька.
     Пусть земля тебе будет пухом, дорогой.

     
На Кубке России 2002



Вспоминает Михаил Розенблюм (Москва, 2014)

     Валера сделал для российского бриджа очень много, был вице-президентом Российской Лиги спортивного бриджа, долгое время был одним из самых активных и полезных членов СТК.
     Главное же, на мой взгляд, – то, что Валера был одним из первых российских бриджевых авторов и редакторов: в свое время он издавал бюллетень РЛСБ, бюллетень бридж-клуба СПБ, бюллетени турниров, его перу принадлежит большое количество статей и заметок, в том числе целая книга, посвященная большим шлемам. В редком жанре бриджевой поэзии у него тоже есть замечательные достижения.
     Не только играть, но и работать на развитие любимой игры – это был его стиль. Интересно отметить, что когда Валера в последние годы увлекся Гениумом (в который играл очень крепко), то он и сам стал составлять авторские пакеты, реализуя ту же модель поведения, что и в бридже.
     Нам будет очень сильно его не хватать.

Валерий Борисович Седов



Вспоминает Александр Сербин (С.-Петербург, 2014)

     Ещё, конечно, нужно вспомнить как Валера Седов блестяще делал Ежедневный Бюллетень в Челябинске (и со сдачами, и со своими стишатами). А ведь Петрунина (а через него и всю питерскую компанию) в бридж привлек тоже он! И лично мне моего нынешнего партнера "сосватал", хоть и между болтовней...
-----------------------------------------------------------------------------------------------
     Помню один из валериных бриджевых шедевров.
     Сдача Чемпионата России – 1993 г. (№9 из тура №6)


  N,  EW.                J42
                         AK9864
                         108
                         94
       K965                               8
       75                                 Q102
       Q962                               KJ7543
       AQ3                                762
                           AQ1073
                           J3
                           A
                           KJ1085     

     После открытия 2Б! (1 мажор, до открытия) большинство пар оказывалось в контракте 4Ч от Юга. Также произошло и в матче, где эту позицию занимал Валера Седов.
     Бубновая атака принимается тузом в руке и... Попробуйте предложить план розыгрыша.

     По козырю на стол переходить не хочется, ведь тогда после убитки бубен перехода снова не будет. Отказываться от пикового импаса тоже. А может как-то разобраться с трефой?
     И Валера за столом нашел решение! Он сыграл малой трефой к 9-ке!
     Запад забрал взятку дамой, и, не подозревая о синглете бубен в руке, продолжил бубной. Убитка и ещё один трефовый ход. Запад, не веря в Туза пик у партнера, теперь решил пропустить. 9-ка удержала взятку. Дальше откозыривание и отдача на короля пик. Были сданы только трефа, пика и козырная дама. Контракт!
     Этот же контракт игрался ещё на 8 столах. Но никому больше выиграть его не удалось.

     Ещё Валера стал первым обладателем Кубка стали. Правда, он сделал это в компании примерно двадцати бриджистов. Соревнование было в Навле на I Чемпионате.
     Но его заслуга в общей победе была значительна. Ведь это именно его ход на висте в последней сдаче принес решающий имп! Мне это хорошо помнится, как его партнеру по висту в этой сдаче. (Для тех кто про Кубок стали (козлятинский бридж) знает мало, напоминаю: эта игра отличается от обычного бриджа лишь тем, что в каждой новой фазе игры – торговля, атака, вист/розыгрыш – участие принимает новый игрок команды, не знающий ничего о происходившем за столом ранее). Попробуйте-ка найти лучший вист, зная контракт, но не зная хода торговли...
     В тот раз Валере это удалось. К сожалению, за давностью лет воспроизвести всю сдачу мне не удастся.

     А ещё, помню, как в Цесисе, где мы решили поменять ответы на отвротку (с 4455 на 4545), я в течение одной сессии дважды ошибался с ответами и Валере приходилось проявлять чудеса изобретательности (вроде импасов к К10 от ТДхх), чтобы выиграть ошибочно поставленные шлемовые контракты!
     И всё это с легкой улыбкой и успешно (что было приятно для меня, но не для оппонентов).
     Увы! Это в прошлом и уже довольно далеком...



Статьи Валерия Седова:
   Бюллетени Российской Лиги Спортивного Бриджа под редакцией Валерия Седова
   Ленинградский бридж. Конец века
   Какая разница, в какой системе торговать?
   Сказка о пятерке
   В круге седьмом-2009
   В круге седьмом (скачать)
   Описание принципов виста (скачать)
   Бриджевые песни и стихи
   Долой пещерный бридж! с Дмитрием Шипиловым
   Achtung! Litvak in der Lu:ft!


^Мемориал

^- Вернуться к Титульной странице













реклама Навесы из поликарбоната по приемлемым ценам в СПб. . Официальный канал клуба igrovye-avtomaty.co по этой ссылке