Бриджклуб.ru наверх

Бридж у священника («Монастырь»)

Давид Берд

    Преподобный Хайд открыл тяжелую дубовую парадную дверь, и, прямо из бушующей метели, в холл ввалился Адам Йорк-Смит, аббат монастыря Святого Титта. Его красная физиономия была краснее, чем обычно.
    «Заходите и садитесь у огня, Аббат. Отец О'Нил уже пришeл. Кто этим вечером будет четвертым?»
    «Мне было совсем нелегко. Сегодня в монастыре репетиция церковного хора, и все очень заняты. В конце концов, мне удалось уговорить брата Антония.
    «М-да-а-а! Ну-у... ну хорошо», – нерешительно протянул преподобный Хайд.
    Брат Антоний являлся довольно непопулярным партнёром – как подобает брату Эйстицианского ордена, он дал обет молчания, а это немного отражалось на качестве его торговли. Ещё на прошлой неделе Аббат был вынужден наказать одного эремита, который, получив по жребию брата Антония в партнёры, симулировал внезапные судороги в ноге, на которой висела десятифунтовая гиря, и, хромая, подался в сторону лазарета.
    В первой сдаче преподобный Хайд проявил отчаянную храбрость в торговле.
Сдавал:
Запад.
Зональность:
Никто.
s ДВ543  ЗападСеверВостокЮг
h К106
Отец О'Нил
Брат Антоний
Аббат
Преподобный Хайд
d К72
пас
пас
3БК
c Т7
пас
пас
пас
 
s 109762 s
h Д9h ТВ853
d Д1098d В5
c В4c Д10652
 s ТК8 
h 742
d Т643
c К83

    Несмотря на открытие Аббата, преподобный Хайд оценил свои карты, адекватные конвенции, которая в клериканских кругах была знакома как «Эйстицианский гамблинг». Итак – три без козыря!
    Дама червей отца О'Нила была забита королем и тузом. Аббат ответил в трефу, которую преподобный Хайд взял на столе. Последовали старшие четыре пики и Аббату в его сутане стало не по себе. В конце концов, он снёс две трефы и две червы, но это не спасло от впустки, и девятую взятку разыгрывающий взял на десятку червей.
    «Извините, Патрик. Может быть, я должен был оголить валета червей», – буркнул Аббат, неохотно калякая над чертой.
    «Я вас прощаю», – профессионально ответил его партнёр. Вскоре после этого Аббат сдал следующие карты:
Сдавал: Восток. Зональность: Все. s КДВ10     
h КВ
d КДВ
c КДВ9
s 8 s Т643
h 86h ТД52
d Т1043d 8
c Т8732c 10654
 s 9752 
h 109743
d 9762
c

    Преподобный Хайд, будучи Югом, полюбовался на свою коллекцию и решил начать торговлю немного претенциозной одной трефой. В конце концов, при игре в паре с братом Антонием, эта небольшая диверсия была абсолютно безобидна.
    Брат Антоний печально рассматривал свои двадцать два очка. Что они могут выиграть? Шлемик? А, может быть, шлем?
    Готовясь сделать лёгкое, практически незаметное движение головой, которое уже больше тридцати лет было единственным признаком, свидетельствующим, что он внезапно не умер во время торговли, брат Антоний подумал, как же им должны гордиться остальные братья ордена молчунов.
    Вдруг раздался корыстный голос отца О'Нила:
    «Извините, но сдавал-то точно Аббат. Ричард, вы сделали заявку вне очереди. Но мы вас простим, если Аббат не откроет».
    «Одна трефа», – не задумываясь, сказал Аббат, схватив Кодекс и алчно разыскивая соответствующий параграф.
    «Здесь написано, что... партнёр нарушителя должен пасовать всё время, до конца торговли», – прочитал он, не пытаясь скрыть своё недовольство в данном случае бессмысленной санкцией.
    «Партнёр, партнёр, мы же ведь все друзья», – милосердно предложил отец О'Нил. – «Простим ему этот проступок».
    Преподобный спасовал, и отец О'Нил заявил пять треф.
    Трепеща от злости, брат Антоний снова пересчитал свои очки: все двадцать два были на месте!
    Над ним, несомненно, издеваются, ещё больше они издеваются над всеми многоуважаемым Эйстицианским орденом! Он молчал более четверти века, но вот настал час проучить их всех!
    «Контра!» – неуклонно сообщил брат Антоний и с интересом заметил, что с подросткового возраста, когда он давал обет молчания, у него произошел перелом голоса.
    Наступила полная тишина, которую нарушало лишь замученное тиканье старинных настенных часов. Наконец, преподобный, взирая на своего партнёра совсем земным взглядом, вышел десяткой червей.
    Аббат взял в руке и с большой скоростью начал бить вдоль и поперёк. Четырeхкарточная концовка, ход Запада:
  s     
h
d
c КДВ9
s s
hh 52
d 105d
c Т8c 106
 s 
h 973
d 9
c

    Бубну брат Антоний был вынужден бить большим козырем и ответить большим козырем. Последняя бубна стола дала одиннадцатую взятку козырной десятке. «Ан-пассан», и гейм был сыгран.
    «К дьяволу, что ты думал, нарушая обет молчания только ради того, чтобы сконтрить их в играющемся гейме?!» – заорал преподобный Хайд.
    Брат Антоний почти незаметно качнул головой и, подняв капюшон своей накидки, печально поплелся в сторону дверей, за которыми его ждала всё видящая и ничего не прощающая ночь.

^К переводам из Бёрда

^К бриджевым Переводам

^-Вернуться к Титульной странице






реклама