Бриджклуб.ru наверх

Аббат демонстрирует класс («Монастырь»)

Давид Берд

    Каждый второй вторник месяца монастырские бриджисты организовывали командный турнир со случайными партнерами – своих товарищей по команде выявляли с помощью жеребьевки.
    – Можно, я вытяну? – спросил развеселенный брат Люка.
    – Нет, нет, оставьте мне, – буркнул Аббат. – Это самый важный момент всего вечера, и ни в коем случае не надо его считать мелочью.
    На полированном дубовом столе лежали пять оставшихся шариков, Аббат вдумчиво взял один из них и начал раскручивать.
    – Какой номер вы вытащили, Аббат? – спросил брат Ксавьер, как всегда организующий этот турнир.
    – Седьмой, – ответил Аббат, приготовившись к самому худшему.
    – О, это необычно удачный жребий! – сообщил брат Ксавьер, заглянув в список.
    – Наконец-то! – на глазах расцвел Аббат. – Радостная перемена всегда к добру. Ну, кого же мы получили? Брата Паоло с партнёром?
    – Извините, Аббат, но я же не говорил, что вам повезло, – ответил брат Ксавьер. – Я только хотел сказать, что очень повезло брату Аэлрэду и брату Михаэлу.
Сдавал:
Юг.
Зональность:
З-В.
s КВ652 
Запад   Север   Восток    Юг

брат    брат             брат               
Люка  Секстусс  Аббат   Ксавьер
                        1 пика
 пас   4 пики   все пас    

h 54
d Д75
c ТД3
s 3tables Д104
h В109732h Д8
d Т106d В832
c 852c К964
 s Т987 
h ТК6
d К94
c В107

    В первой взятке брат Люка не искал ничего более сложного, чем валета червей, которого забили королем.
    Если король треф под ножом, то разыгрывающий может позволить себе роскошь и отдать козырную взятку, поэтому брат Ксавьер немедля прорезал трефу.
    Аббат взял на короля и ответил дамой червей. Разыгрывающий стянул козырного туза и короля, получив неприятную новость, и до убитки третьей червы на столе собрал свои трефы. Аббат отказался от перебитки, но миг спустя был впущен по даме пик и был вынужден вскрыть бубну.
    Всезнающе улыбаясь, он замахал над столом валетом бубен. Брат Ксавьер положил ему и десятку, потому пропустил валета до дамы, в результате остался без одной.
    – Даже выбирая одну карту, – сообщил Аббат драматически, – я демонстрирую, какая огромная бездна отличает эксперта от начинающего!
    – Точно так, – поучающее подтвердил брат Люка. – Если бы Вы вышли восьмеркой бубен, разыгрывающий не имел бы никакой возможности выиграть, но после Вашего валета он мог отгадать истинную позицию, и тогда у нас не было бы никакой надежды!
    – Ээ.., да, хорошо, но это было бы чудо, – защищался Аббат. – И, если у разыгрывающего есть шанс ошибиться, я всегда играю психологически, давая ему возможность реализовать контракт. Это их больше удручает!
    – Да, я это заметил, – сомневаясь, сказал брат Люка, – но почему же такую тактику надо применять в матче из трeх сдач, к тому же за последним столом?
    Аббат и брат Люка ещё там и сям набрали несколько ценных очков, но, когда они начали последний тур, Аббат разочаровано просмотрел свои записи с пятнадцатью выигранными импами; они бледно выглядели на фоне подарков, несомненно, розданных братом Аэлрэдом – этот тип был способен на всё.
Сдавал:
Юг.
Зональность:
С-Ю.
s 9  ЮгЗападСеверВосток
h 8
Аббат
брат Паоло
брат Люка
брат Фабрициус
d Т10652
пас
пас
c ТДВ863
пас
пас
s В76542 s Д103
пас
пас
пас
h 1073h В4
d КВ4d 97
c 7c К109542
 s ТК8 
h ТКД9652
d Д83
c -

    Брат Паоло вышел с синглета и Аббат испробовал счастье, положив даму со стола, но был вынужден перебить козырем короля брата Фабрициуса. Поскольку теперь на две старшие трефы можно снести пропадающие бубны, Аббат решил забить на столе пику, страхуясь от расклада козырей 4-1. Потом попробовал вернуться в руку, забив мелкую трефу девяткой червей, но Паоло надбил и нашёл смертельный выход королем бубён, сажая контракт.
    – Ну-у-у, это совсем не похоже на вас, Аббат, – сказал брат Фабрициус, каллиграфическим почерком записывая сто очков в свой протокол. – Рисковать контрактом ради какой-то лишней взятки?
    – Из-за лишней взятки?! – заорал Аббат. – К черту, что вы плетете! Я только застраховался от расклада козырей 4-1!
    – Нет, нет, козырь лег 3-2, – услужливо произнес Фабрициус. – У меня был второй валет, если бы вы стянули козырей, то могли получить двенадцать верхних взяток.
    – Большое спасибо, я заметил, – буркнул Аббат. – Мой план игры в процентном отношении лучше – даже допуская, что первый ход немного подозрителен. Надбитка треф менее вероятна, чем расклад червей 4-1.
    – Н-да-а, может быть Вы и правы, Аббат, – согласился брат Люка, – будем надеяться, что сдача принесет нам ничью.
    – Это совершенно невозможно, – улыбаясь партнёру, сказал брат Паоло. – Стол был бы ничейным скорее тогда, если бы вы пропасовали.
    Аббат заинтересованно посмотрел на брата Паоло. Не заболел ли он? Может быть, перетрудился, или непривычный английский климат испортил его мозги?
    – Наша вторая пара – братья Антоний и Юлий, давшие обет молчания, – продолжал итальянец, – поэтому они весь вечер пасовали.
    – Если бы я это знал, – сердито проворчал Аббат, – я бы остановился в четырёх червах и записал двенадцать верных импов. Должно быть записано в конвенционной карте, что ваша вторая пара – молчуны! Вам повезло, что я в слишком хорошем настроении и не зову судью!
    Когда брат Люка и Аббат вернулись к своему первому столу, чтобы подсчитать результаты, их там со сверкающими глазами уже ждал брат Аэлрэд.
    – Да, у нас есть несколько плохих записей, – взволнованно сообщил он, – но у нас есть один громадный плюс, который всё скомпенсирует! Вы помните этот железобетонный червовый шлем? Я открылся чрезмерно нахальным блоком – три пики, и, вы представляете себе, что случилось?! Никто даже не контрил и я сел всего без четырёх, причем до зоны!

^К переводам из Бёрда

^К бриджевым Переводам

^-Вернуться к Титульной странице






реклама