Бриджклуб.ru наверх

Дискуссия в судейском mailing-list BLML "Простить фальшренонс"

Перевод В. Иванова (материал собрал М. Розенблюм)

Бридж револьвер

    Отрывок из статьи, напечатанной в первом номере бюллетеня последнего турнира Cap Gemini, прошедшего в Голландии:

    "На большинстве столов разыгрывался контракт 4 червы - без одной. В этом же контракте оказалась и пара Форрестер-Хельгемо, игравшая против пары Шемла-Леви. На первый взгляд, у разыгрывающего нет никаких шансов, но ситуация коренным образом изменилась, когда Шемла совершил фальшренонс. На турнирах такого уровня игроки обычно не подзывают судью, но предлагают оппонентам исправить фальшренонс и убрать штрафную карту, что и произошло за столом, где играли эти пары. Интересно, однако, отметить, что если бы Форрестер настоял на применении наказания, предусмотренного правилами, он мог бы выиграть контракт."

Дэвид Бёрн, Лондон, Англия, 28 января 2001

    "Скажи слово во гневе - и ты произнесёшь лучшую из тех своих речей, о которых потом будешь жалеть." (Л. Дж. Питер)

    Считаю нужным выяснить два вопроса:
    1. Повлияло ли случившееся нарушение правил на окончательное распределение мест других пар?
    2. Узнал ли об этом нарушении судья достаточно рано, чтобы иметь возможность применить ст. 81С6 Кодекса, и если узнал, то насколько профессиональными были его действия в этой ситуации?
    Из замечания об уровне турнира, видимо, можно сделать вывод, что это было, скорее, дружеское мероприятие, а не серьёзный бридж.

Грэттан Эндикот, 28 января 2001

    Отвечаю на оба вопроса Грэттана.

    1. Повлияло ли случившееся нарушение правил на окончательное распределение мест других пар?

    Ответ: Подсчёт вёлся на импы. Если бы "правильный" результат (4 червы, своя игра) был бы учтён при подсчёте среднего, то это, вообще говоря, могло бы повлиять на окончательное распределение мест. Однако, как следует из статьи, одна-единственная запись за выполненный контракт 4 червы могла бы и не быть учтена при подсчёте среднего результата. Поскольку речь идёт о разнице в 10 импов, то, теоретически, могли бы пострадать те пары, которые отстали от пары Шемла-Леви меньше чем на 10 импов, и, наоборот, получить преимущество те пары, которые опередили Форрестера-Хельгемо меньше чем на 10 импов. Впрочем, как видно из приводимой ниже таблицы, таких пар не оказалось.

    2. Узнал ли об этом нарушении судья достаточно рано, чтобы иметь возможность примерить ст. 81С6 Кодекса, и если узнал, то насколько профессиональными были его действия в этой ситуации?

    Ответ: На это счёт у меня никакой информации. Думаю, что судья узнал об этом случае лишь тогда, когда прочитал статью в бюллетене.

    Насчёт уровня соревнования, о котором идёт речь. Полное название этого турнира выглядит так: "The 15th Cap Gemini Ernst & Young World Top Invitational Bridge Tournament". Итоговая таблица:

1 Mahmood-Robson 859
2 Garner-Weinstein 838
3 Jassem-Tuszynsky 787
4 Karwur-Sacul 786
5 Brenner-Chagas 784
6 Von Arnim-Auken 768
7 Forrester-Helgemo 748
8 Greco-Hampson 745
9 De Boer-Muller 744
10 Garozzo-Sementa 743
11 Hallberg-Simpson 732
12 Leufkens-Westra 724
13 Maas-Ramondt 706
14 Chemla-Levy 695
15 Engel-Van Middelem 676
16 Lambardi-Lucena 615

    Все - типичные любители "дружеской игры". Ни единого серьёзного бриджиста.

Дэвид Бёрн, Лондон, Англия, 28 января 2001

    Думаю, что непозволительно высококлассным игрокам ставить себя выше закона и делать вид, что правила игры их не касаются. Ведь они -- посланцы бриджа и должны примером учить тех, кто играет хуже них, как тем следует себя вести.

Энн Джоунз, 28 января 2001

    Я не считаю поведение этих игроков непозволительным и не думаю, что они хотели поставить себя выше закона. Просто они хотели победить за счёт своего мастерства, а не за счёт юридических тонкостей.
Тем не менее, я полагаю, что было неправильно прощать нарушение в отсутствие судьи. Впрочем, из первого сообщения Дэвида видно, что на турнирах такого уровня подобная практика является скорее правилом, чем исключением.

Хёрш Дэйвис, 29 января 2001 [отрывок]

    По странному стечению обстоятельств, я был одним из судей на этом соревновании. И я не присутствовал за столом, когда произошёл этот инцидент.
    Будь я там, скорее всего, ничего такого и не случилось бы, так что виноват во всем я.
    Мой опыт показывает, что у журналистов часто возникают подобные идеи: они полагают, что спонсорам турнира нравится, когда они пишут о джентльменском поведении игроков.

Тон Коойман, 29 января 2001 [отрывок]

    Полностью согласен с Энн Джоунз.
    Такое поведение недопустимо.
    Когда в следующий раз мой оппонент сделает фальшренонс, а я захочу, чтобы эту взятку отдали мне, он возьмёт и скажет: "А вот Форрестер простил Шемле фальшренонс".
    А если в следующий раз фальшренонс совершу я сам - неужели мне не налагать на себя наказания?

Херман Де Вель, Антверпен, Бельгия,29 января 2001

    Наш мир становится всё более странным. Пусть в правилах пока что не сказано, что фальшренонс можно простить, не подзывая судью, но ведь существует вполне сложившаяся практика, а она точно позволяет подобный отказ от наказания. Зачем же игнорировать пожелания игроков и портить атмосферу игры?
    И потом - если уж подходить к этой ситуации буквально, то в момент, когда произносятся слова вроде "всё это неважно, возьмите свою карту назад", ещё не существует никакого "наказания", которое можно было бы отменить. Наказание появляется только тогда, когда оно определено судьёй, так что в данном случае игрок просто отказывается от своего права от возможного наказания.

Тим Уэст-Мидз, 30 января, 2001

    Совершенно несогласен с отказом от применения наказания в серьёзном соревновании. Разве на игроках не лежит обязанность стремиться победить законными способами? Подобный отказ является прямым нарушением ст. 72А6 и уж, конечно, ст. 72А3. А с более общих позиций - и нарушением ст. 72А1. Кроме того, нарушается ст. 10А. (И не забудем ст. 10В, где говорится о правах судьи).
    Но ещё больше меня беспокоит то, что подобное "спортивное поведение" нарушает сам принцип цели игры: играть, чтобы победить. Грэттан и Тон правильно указывают на то, что отказ от наказания может повлиять на результат других участников. В иных ситуациях отказ от наказания может привести к определённым выгодам при определении следующего соперника. Отказ от наказания в дружеской игре или по причине физических недостатков оппонентов - другое дело. Лично я был бы недоволен оппонентом, который захотел бы простить мне мой фальшренонс. Будем же играть по правилам и стремиться к победе. Использование ошибок соперника в своих интересах абсолютно законно и является одной из составляющих бриджа.

Крэг Синиор, 30 января, 2001

    Признаюсь, мне непонятно, как можно "защитить права других участников", наложив запрет на отказ от наказания. Видимо, смысл такого запрета в том, чтобы каждая пара из той половины участников, чьи результаты сравниваются с результатами нарушителей, получила в среднем по 1/2 матчпункта, причитающейся ей в случае применения наказания. Но есть ведь и вторая половина участников -- та, чьи результаты сравниваются с результатами ненарушившей пары, -- и каждая из этих пар теряет в среднем по 1/2 матчпункта по сравнению с тем результатом, которого она бы достигла, если бы нарушения не было. Применяется наказание или нет -- в любом случае одна половина что-то выигрывает, а другая -- проигрывает. Так не сводится ли всё к тому, что мы просто выбираем, чьи права мы хотим "защитить"?

Эрик Ландау [США], 31 января, 2001

    Под "защитой прав других участников" я понимаю следующее:

    Выигрывает тот, кто совершил меньше ошибок, чем другие. Ошибки в торговле наказываются (в идеале) тем, что приходится разыгрывать плохие контракты; ошибки в розыгрыше или в висте наказываются тем, что игроки садятся в контрактах, которые можно выиграть или выпускают контракты, которые можно посадить; ошибки при подготовке наказываются плохим взаимопониманием партнёров; процедурные ошибки наказываются присуждёнными результатами, а этические ошибки -- процедурными штрафами. Какое же мы имеем право считать, что результат могут определять только первые три вида ошибок?
    Если ваши оппоненты не заказывают выкладной шлем, то вы выигрываете какое-то число пунктов, а другие пары на этом теряют. Если они выпускают вас в безнадёжном контракте -- то же самое. Если они совершают фальшренонс -- то же самое.
    Если бы кто-нибудь сказал, что в сдаче, где вы упустили выкладной шлем, результат меняется на "6 червей, 12 взяток", (вам "прощается" -750), над ним бы стали смеяться. Чем же отличаются так называемые "технические" ошибки?

Ален Готтхейнер, 30 января, 2001

    В Кодексе нигде не сказано, что участник соревнования обязан действовать исключительно в собственных интересах (если только не трактовать шире обычного печально известную ст. L74B1).

C наилучшими пожеланиями, Ричард Хиллз, 1 февраля, 2001

    [Ответ Эрику Ландау, который не понимает, что означает "защита прав других участников посредством запрета на отмену наказания"]

    Рассматривайте это как то, что все участники будут играть, подчиняясь одним и тем же условиям соревнования. Тогда не возникнет никакого вопроса о "выборе" -- ни с стороны игроков, ни со стороны судьи. Рассматривайте это не как "защиту прав остальных участников", а как защиту целостности самой при которой никто из участников не окажется в более выгодном или менее выгодном положении только потому, что за одними столами применяются правила Кодекса, а за другими -- нет.

Хёрш Дэйвис, 31 января, 2001

    Но ведь просьба об отмене наказания предусмотрена самим Кодексом! Если вам не нравится Кодекс, пожалуйста, добивайтесь его изменения. Но это не имеет никакого отношения к тому, почему для обеспечения "защиты прав других участников" Кодекс должен быть кастрирован. В Кодексе есть правила, дающие игрокам выбор действий в случае нарушений оппонентов, в том числе и правило, позволяющее выбрать отказ от наказания. И, чтобы получить большее удовольствие от я лично в целом ряде случаев считаю необходимым сделать именно этот выбор. Пусть другие игроки никогда не делают этого выбора -- это их дело. Никакой проблемы я тут не вижу. Я даже не считаю, что признанные нормы джентльменского поведения должны быть обязательными для всех. Но я против того, чтобы их объявляли незаконными, тем более, что они, как кажется, вполне соответствуют Кодексу. Я считаю неспортивным пытаться выиграть за счёт того, что кто-то случайно обронил карту, неправильно услышал заявку или страдает плохим зрением. Я не требую, чтобы другие разделяли эти принципы. Но я был бы крайне огорчён, если бы, попросив судью отменить наказание, услышал в ответ: "Извините, но это невозможно: я должен защищать целостность игры и поэтому запрещаю отмену наказания. Ведь в ст. L81 сказано только, что вы можете просить об отмене наказания, там не сказано, что я обязан удовлетворить вашу просьбу".

С уважением, Грант Стерлинг, 1 февраля, 2001

^Вернуться к Переводам

^-Вернуться к Титульной странице






реклама