Бриджклуб.ru наверх

Фиаско при Лилле

Ларри Коэн. Перевод Гомбо Цыдынжапова

Предисловие переводчика

     Эта статья – пример колонки «Репортажи с турниров» американского бриджевого журнала The Bridge World. Оригинал располагается по адресу http://www.bridgeworld.com/default.asp?d=article_sampler&f=samtr.html. Перевод сделан и опубликован с любезного разрешения редакции журнала.
     Журнал The Bridge World регулярно печатает отчеты о крупных турнирах с подробным анализом интересных сдач. В их число входят командные чемпионаты мира, основные национальные командные турниры США, и, временами, другие международные, национальные (включая канадские) и специальные турниры. Статьи, книги и CD, написанные Ларри Коэном можно найти на www.larryco.com.

Гомбо Цыдынжапов

 

     Для победы в Парном Чемпионате Мира нужно, чтобы вам на помощь пришло множество чудес. В конце лета 1998 года, когда Дэвид Берковиц и я приехали в Лилль (Франция), казалось, все эти чудеса готовы произойти. Однако прежде чем нам представился случай воспользоваться их плодами, пришлось преодолеть немало препятствий, не имевших отношения к бриджу.

     Мы пережили смену часовых поясов и привыкли к 25-минутным переходам, часто под дождем, к месту игры от нашего отеля. Мы учились выманивать объяснения систем из наших оппонентов не говорящих по-английски. Почему для многих оказывается так трудно выписать на бумагу значения своих ненатуральных заявок? Всё, что требуется - символы мастей, цифры, знаки плюс, минус, больше и меньше. Если бы мне пришлось объяснять на французском (или по-польски, или на суахили или любом другом языке), что моё открытие две бубны это Фланнери, я бы просто написал 4s, 5+h, 11-15.

     Мы приспособились к странностям организации турнира. Положа руку на сердце, должен признать, что проведение турнира 700 пар, на который участники приезжают (или не приезжают) из 50 разных стран, говоря на бог знает скольких языках, устрашающая задача. Однако, уже после того как основные трудности проблемы прибытия и размещения игроков были преодолены и квалификационные сессии начались, организация оказалась плохой. Никогда не было известно, каковы ваши результаты или где и когда они появятся. [Проценты, указанные в этой серии статей были вставлены спустя несколько недель после окончания соревнований по данным из Интернета. -- Прим. ред.] Вы завершили сессию и хотите узнать каковы были ваши результаты после первых 11 или 12 туров (к чему вы привыкли в Америке)? Увы. Вы думаете, что итоговые результаты появятся через 10-15 минут? Вы жестоко ошибаетесь. Мы считали, что нам повезло, если удавалось узнать наши результаты в предыдущей сессии до начала следующей. Мы ни разу не видели распечаток с нашими результатами по сдачам, где были бы указаны матчпункты, полученные за каждую.

     Мы изо всех сил старались терпеть сигаретный дым, заполнявший комнаты. Это было не просто и этого не должно было быть вовсе. Неужели в Европе нет рака легких? И как насчет обычной любезности? Густой дым всегда был в наших глазах и легких. Говоря о любезности, во Франции, похоже, неизвестны бесплатные общественные уборные. В конференц-центре было несколько уборных, но каждое посещение публичного toilette, если вам удалось таковой найти, будет стоить вам два франка и частенько придется подождать в очереди (да, даже мужчинам). Раз уж я жалуюсь: что нужно сделать, чтобы получить обычный стакан воды к обеду? (И даже не мечтайте о льде). Нет, я не хочу платить 18 франков за бутылку Эвиан (ни с газом, ни без); мне не нужно Перрье, всего лишь старый добрый глоток воды из-под крана.

     Неторопливо мы пробивались через первые четыре квалификационные сессии набрав 46%, 51%, 71% и 49%. Результат 71% позволил нам расслабиться; результаты квалификации не учитывались в финале, поэтому всё что требовалось - быть среди первых 192 из 670 пар.

     Затем были четыре полуфинальные сессии, которые сводили число участников финала к 72 парам. Опять, результаты не учитывались в дальнейшем (определенно, этот порядок должен быть изменен, несмотря на проблемы с парами, вступающими в борьбу позже) и мы слегка потеряли концентрацию после того, как стало ясно, что мы легко проходим квалификацию. Вот необычная проблема, с которой я столкнулся в полуфиналах и странный результат из нее последовавший.

     Мы были в благоприятной зональности. Дэвид открылся на первой руке тремя червами, мой правый оппонент, индиец, вошел тремя бескозыря и я поднял в четыре червы, имея sK Q 9 4 2 h6 5 3 d7 cA 10 9 3.

     В этот момент мой левый оппонент, находившийся по одну сторону экрана со мной, вытащил карточку «четыре пики» из биддинг-бокса и уверенно положил ее на поднос; я начал передавать поднос под экраном. Мой оппонент произнес «Ой» и попытался вытянуть поднос обратно. Мы не были уверены, что следует делать, поэтому мы вызвали судью, который оказался тоже из Индии. Мой оппонент хотел поменять свою заявку.

     "Вы можете поменять свою заявку, если поднос не видели на другой стороне экрана", - вежливо объяснил судья моему противнику. Это неверно. Можно заменить случайно выроненную карточку, но нельзя исправлять ошибку, сделанную по небрежности. Мой оппонент заявил, что он не разглядел заявку три бескозыря своего партнера и принял ее за три пики. Он полагал, что поднимает ее в четыре. Сочувствую, но мы не на турнире в местном клубе, это чемпионат мира. Я напомнил судье точные правила и он со мной согласился. Тогда мой оппонент начал ныть. «Как можете вы быть столь жестоки?» говорило выражение его лица. Судья смотрел на меня с видом «ну будьте же джентльменом!»

     Я полагаю, ханжи сказали бы, что я поступил нечестно по отношению к залу, но я позволил оппоненту вернуть его заявку. (Быть благородным так просто, когда результат отбора не учитывается в финале!) Он заменил заявку на 4БК и мы передали поднос. Оппонент справа заявил пять червей (это становилось интересным) и его партнер прыгнул в шесть бескозыря. Поиграли в благородство и хватит. Я законтрил и атаковал королем пик. Полная сдача:

 Север
sA J
hK J
dQ 10 9 8 6
c9 8 6 5
 
Запад
sK Q 9 4 2
h6 5 3
d7
cA 10 4 3
 Восток
s10 8 7 6 5
hQ 10 9 8 7 4
d5 4
c-
 Юг
s3
hA 2
dA K J 3 2
cK Q J 7 2
 

     Разыгрывающий взял тузом, собрал бубны и вышел трефой. К моему удивлению пику нам удалось собрать всю. Без четырех под контрой стало одним из немногих наших абсолютных Максов в турнире. (Было весьма непросто заработать полный максимум, поскольку сдачи обсчитывались по всем секциям вместе, и что-то вроде 1130, казалось, присутствовало в каждой сдаче на любой линии.)

     Оставив позади все эти глупости позади, мы были готовы к финальным сессиям.

Финал, первая сессия

     В финале мы должны были играть два дня по 56 сдач (с началом в 10:30) и затем еще 30 сдач в третий день: 72 пары, заранее заряженные сдачи, играем по схеме «барометр».

Среда, 10:30

     Для нас, американцев (особенно тех, кто не привык к утренним матчам навылет), это необычно раннее время начала. К счастью, мы уже адаптировались к смене часовых поясов, потому что это было 4:30 утра на восточном побережье США. Настоящая игра началась для нас с двух плоских сдач, а затем мы должны были отторговать вот эти руки против Мартела Стенсби (Martel Stansby):

Запад
sA 8 3
h-
dA K Q J 4 3
c9 7 5 3
 Восток
sK 6 4 2
hA J 10 3
d6
cA K J 6

     Дэвид открыл с рукой Запада сильной трефой и, после совершенно ненатуральной торговли, мы достигли очень приятных шести бескозыря с руки Востока. Бубна была четыре-два, третья дама треф за импасом, потому любой (не трефовый) ход приводит к результату 12 взяток. К нашему удивлению, +990 принесло нам 59 матчпунктов из 70. Я предполагаю, что на других столах торговля развивалась примерно так: одна бубна - одна черва - три бубны - шесть бескозыря. После червового хода разыгрывающий может отработать черву в качестве 12 взятки; вероятно, некоторые разыгрывающие пытались выполнить семь, импасируя трефу, и сели.

     Прошло еще несколько ровных сдач. Затем к нам прибыли Бобби Левин (Bobby Levin) и Брэд Мосс (Brad Moss), сопровождаемые судьей. Мы играли модифицированный смешанный Митчел (каждая пара играет против каждой), и Левин Мосс начали сдачу не на том столе. Судья сообщил нам, что мы должны начать торговлю, но если какая-нибудь заявка будет отличаться от того, что Левин и Мосс уже видели, то мы получим "средний плюс", а они "средний минус". Это кажется смехотворным, но выбора кроме как подчиниться у нас не было. Обе стороны были в зоне, и я держал sK 9 5 hA J 10 9 d7 cQ 10 7 6 4.

     До меня дошли два паса и я знал что могу, к примеру, заявить семь бескозыря и получить средний плюс. Вероятно, это против спортивного духа но, интересно, что бы сказал Эдгар? [Эдгар Каплан, большой авторитет в бриджевом судействе. Прим. пер.] [Вероятно, в рамках этой дурацкой процедуры, судья ошибся; ему следовало бы дать указание, что игроки должны стараться предпринимать только нормальные действия. Прим. ред.] Я решил открыться одной червой (мы играем сильную трефу, так что мой выбор был неширок) и судья остановил торговлю; я вытянул выигрышный билет. Средний плюс. Я так и не узнал, что именно заявил с моими картами тот другой оппонент Левина и Мосса. Эта пропущенная сдача оказалась предвестником причудливых событий, ожидавших нас впереди.

     Четыре тура мы избегали плохих результатов. На дистанции в 142 сдачи вас неизбежно подстерегает множество фиаско. Любая пара в зале готова разделать вас под орех. В любой момент вас могут впустить или загнать в сквиз. Множество плохих результатов порождается первым ходом либо вашим собственным плохим, либо хороших ходом оппонента. Многие из этих ходов - гадание вслепую, например, как тот, с которым пришлось столкнуться Дэвиду в девятой сдаче. С рукой sJ 6 4 hA Q 3 dQ 9 4 2 cJ 9 7, ему пришлось ходить против четырех пик после того, как его правый оппонент открыл одной пикой, его партнер заявил три трефы (трех- или четырех-картный фит с силой инвита или лучше), открывающий отверг инвит тремя пиками и отвечающий поднял в четыре. Лично я выбрал бы атаку в минор и, поскольку партнер не законтрил ненатуральные три трефы, пошел бы бубной. Оказалось, что атакующий имеет 9 шансов из 13. Любая атака кроме бубновой безвредна. Дэвид пошел козырем, в котором у меня были две фоски. У разыгрывающего были дублетные король-валет бубен напротив трех фосок. В поздней стадии он пошел к своему КВ и не угадал, дав нам 53 из 70. В Америке максимум был на самом деле 35, поскольку всего было 36 столов, но в ВБФ то, что мы считаем обычными матчпунктами, умножается на два, чтобы избежать половинок пункта в подсчете.

     В следующей сдаче мы играли частичку, а три бескозыря или пять бубен зависели от простого 50% импаса. Импас шёл и, поскольку на нашей линии было 25 очков, зал вставал в гейм, мы получили только 4 матчпункта. Это был всего лишь первый из многих наших плохих результатов.

     Мы создали один из таких результатов сами, выторговав невозможный шлемик, но затем вернули потерянное, когда наши оппоненты столкнулись с этюдной задачей из тех, что публикует Bridge World в разделе «Посрами чемпиона».

ЗАПАД
sA Q 6
hA K 9 4
dA 7
cK J 10 9
  ВОСТОК
sK 9 8 4 2
h6 5 3
d10
cA Q 7 5
Лоуренс Росс 
2 NTпас3 h*контра
4 sпас5 cпас
5 dпас5 sпас
6 sпаспаспас

* - трансфер

     Шесть пик отличный контракт для турнира на макс, но он обречен из-за расклада пики 4-1. В тесте на торговлю вам бы хотелось достигнуть семи треф, но в раскладе, который случился за столом, их не было. Плюс 50 для Север-Юга принесли всего 42 из 70. В бриджераме разыгрывающий заработал 980, угадав пику. Когда он, Запад, сыграл тузом, от его левого оппонента, Зии, упала десятка. Поскольку Зия активно торговался в зоне, разыгрывающий положился на то, что десятка не обманный снос от третьих валет-десять и не нормальная карта из валет-десять в обрез. Он перешел на стол и успешно проимпасировал девяткой, получая макс.

     Это была последняя сдача нормального течения турнира. После всё пошло кувырком. Был объявлен переход и вдруг все вокруг начали звать судью. Оказалось, что служащий, который раскладывал указатели движения, перепутал два, положив их на неправильные столы. Это привело к тому, что игроки отправлялись не туда, куда нужно и, после того, как все некоторое время следовали неправильным инструкциям, они вдруг встретились с оппонентами, с которым уже играли в предыдущих турах. Судьи взяли длительную паузу для анализа проблемы, и в итоге изменили схему движения. Им не удалось сделать это идеально, и многие пары по-прежнему сталкивались со старыми оппонентами. Судьи решили, что повторной игры быть не должно, поэтому, когда вы сталкивались с парой, с которой уже играли, у вас просто был выходной тур и вы получали процент, соответствующий вашему общему результату (сначала предполагалось давать 60% обеим парам, но здравый смысл возобладал.)

     У многих пар образовалось один или два выходных тура в ходе оставшейся части сессии. Мы, однако, попали в самый водоворот обновленной схемы движения. Шесть наших следующих туров были назначены против пар, с которыми мы уже играли. Мы сочли огромной удачей получить выходной на всю оставшуюся часть сессии. Чемпионат - длительный изнуряющий турнир, и отдыхать в ходе 12-ти сдач, когда твои конкуренты истощают свой мозг, огромное преимущество. В то время как мы, не спеша, отправились на обед, наши соперники тратили ценную мыслительную энергию. После первой из пяти финальных сессий, из которой мы сыграли чуть больше половины, мы стояли на приятном четвертом месте и отлично отдохнули.

Вторая сессия

Среда, 16:00

     Вечерняя сессия началась с катастрофы. Я держал: sK 10 7 5 4 2 hJ 7 6 dQ 8 5 3 c-. Дэвид открыл сильной трефой, и оппонент справа прыгнул в три бубны. Я бы мог заявить три пики, но мы играем эту заявку как форсирующую до гейма с рукой лучше, чем моя. Поэтому я дал контру, показывающую 5-8 пунктов; Дэвид дал кюбид четыре бубны. Я счел, что слишком силён, чтобы ограничиться заявкой четыре пики. Ведь мы должны играть шлем, если напротив что-то вроде sA x x x hA K x x dx cA K x x.

      Я прыгнул в пять пик, а Дэвид перевел в шесть треф. Ох! Я спасовал. Рука Дэвида: s6 hA K 4 d9 cA K Q J 8 7 5 4.

     Дама червей оказалась синглетной, но защита забрала два туза, и начало сессии оказалось для нас весьма неблагоприятным. Те же оппоненты сторговали и выполнили хорошие 620 во второй сдаче, и мы получили средний минус вдобавок к нулю. Без паузы на передышку, нас сопроводили в студию бриджерамы. Мы будем играть две следующие сдачи перед живой аудиторией.

     В такие моменты пара проверяется на психологическую прочность. У меня внутри все бурлило из-за заявки Дэвида четыре бубны в первой сдаче. Я полагал, что он показывает четыре-четыре в мажорах. Почему бы ему не заявить четыре трефы натурально, форсирует? Он, в свою очередь, вероятно, был недоволен моим прыжком в пять пик с рукой, которая оказалась для него практически бесполезной. С его точки зрения заявка четыре бубны ничего о мажорах не говорила.

     То, как мы обходимся с подобными катастрофами (а они неизбежны), несомненно, сильнейшая сторона нашей пары. Ни один из нас не произнес ни слова, ни даже повел бровью. После сессии у нас будет достаточно времени для того, чтобы разобраться в происшедшем. Нам предстоит сыграть еще 112 сдач и, если мы приступим к ним в раздражении, поссорившись друг с другом, медалей нам не видать.

     Мы проследовали в комнату бриджерамы и вскоре Крис Комптон (Chris Compton) стал разыгрывающим в трех бескозыря в следующей сдаче:

Запад, Север-Юг в зоне

 СЕВЕР
sK J 7 6 4 3
hK 8 6
d9 8 2
cJ
 
ЗАПАД
sA 2
hQ 10 9 2
dA Q 7
cQ 8 5 2
 ВОСТОК
s10 9 8 5
h7 5 4
d10 6 5
c7 4 3
 ЮГ
sQ
hA J 3
dK J 4 3
cA K 10 9 6
 
ЮГЗАПАДСЕВЕРВОСТОК
КомптонБерковицКацКоэн
--1 d*2 sпас
3 БКпаспаспас

* - Пресижн (от дублета бубен)

     Все игроки, занимавшие позицию Запада, открывали торговлю, поэтому ни у кого из разыгрывающих не было проблем с определением положения недостающих старших карт. Дэвид атаковал десяткой червей, не хуже и не лучше чем любой другой ход. Разыгрывающий взял валетом и пошел дамой пик, которую Дэвид пропустил. Затем разыгрывающий сыграл трефой, Дэвид взял дамой и продолжил червой. Разыгрывающий собрал старшие трефы и червы, а затем запустил Дэвида по тузу пик, заставляя пойти из бубновой вилки. Три бескозыря ровно.

     Когда разыгрывающий впустил Дэвида, мы услышали, как аудитория бриджерамы разразилась аплодисментами. Для обычного игрока это действительно был хороший розыгрыш, но в финале чемпионата мира - это всего лишь средний результат. В зале не нашлось ни одного разыгрывающего, который бы не справился с тремя бескозыря; для эксперта не было ничего проще организовать какую-нибудь впустку против Запада в этой сдаче.

     Во второй сдаче этого тура у меня было: sA Q 8 4 hK Q J 8 6 d8 2 cQ 4. Я открыл одной червой и Дэвид ответил один бескозыря, полуфорсирующий. У него могло быть до 12 пунктов и, возможно, инвит с трехкарточным фитом в червях. Ни одна из моих возможных заявок мне не нравилась и я решил спасовать. Это оказалось победным решением. У Дэвида был минимум с раскладом 3-1-4-5; в розыгрыше он выбрал успешный план и получил 90, как оказалось, единственный способ получить плюс в этой сдаче.

     Последовали три плоские сдачи, и я чувствовал, что мы вновь попали в удачную колею, хоть и всё ещё стояли ниже среднего в этой сессии. Затем оппонент предпринял непонятный блеф:

Север, никто не в зоне

 СЕВЕР
sQ 6 4 2
hQ 7 5 2
dK 8
cK 8 2
 
ЗАПАД
sK 9
h10 9 3
dA 10 7 5
cA J 9 4
 ВОСТОК
sA 10 8 5
hA K 8 6 4
d6
cQ 7 6
 ЮГ
sJ 7 3
hJ
dQ J 9 4 3 2
c10 5 3
 

     Эдди Волд (Eddie Wold), Север, открыл одним бескозыря, показывающим силу 10-12 пунктов. Я вошел две трефы, что показывало мажоры, и мы были на пути к обычным четырём червям на нашей линии. Юг, Дик Цекхаузер (Dick Zeckhauser) решил сблефовать контрой, показывающей хорошую карту. Контра была запасована до меня и я заявил две червы. Дэвид спасовал, и мы как будто упустили гейм и получили ноль. Но нет. Север, который был по одну сторону экрана с Дэвидом, сказал ему, что торговля Юга создала форсирующую ситуацию. Волд должен был что-то заявить и, не желая контрить, выбрал два бескозыря. Эта заявка дошла до Дэвида, который уже занес топор. Он законтрил два бескозыря, а затем и три бубны, в которые убежал Юг. Они пошли без трех и Север-Юг получили за всё только один матчпункт из 70. (Не забывайте про удвоение матчпунктов; в Америке это было бы 0.5 из 35.)

     В следующей сдаче мы почти получили максовую запись после того как я в кои-то веки выбрал очень удачную атаку. Однако разыгрывающий, Дуг Симсон, угадал всё, что было необходимо, и свёл результат обратно к среднему.

     Наши дела продолжили идти в гору, когда вистующие не угадали и нам дали лишний овер. Мы набрали хороший ход, но немедленно были вновь вызваны в комнату бриджерамы. Организаторы имели доступ к текущим результатам барометра и знали, кто как идет. Всякий раз, когда нас приглашали в бриджераму, мы полагали, что находимся в числе лидеров.

     В бриджераме Поль Соловей (Paul Soloway) успешно угадал розыгрыш трех бескозыря в первой сдаче; затем мы удовольствовались результатом плюс 300 во второй сдаче в то время, как у нас были плюс 600 в трех бескозыря. В этом туре мы набрали только 15% и вновь двигались не в ту сторону.

     Зато следующий тур принес нам потрясающий результат 97%. Для начала у наших оппонентов произошел сбой в торговле из тех, что могут случиться с каждым. Вы открылись одной бубной (американский стандарт), последовали два паса и контра-реопен; вы перевели в одну черву. Что это значит? Показали ли вы кучу красных карт и хорошую руку или просто сбежали с одной бубны с раскладом, вероятно, 4-4-3-2? Если вы проведете опрос среди знакомых, вряд ли вы обнаружите согласие. Я советую вам договориться на этот счет с вашим партнером. Сидней Лазард (Sidney Lazard) открылся одной бубной против нас и сбежал в одну черву. Я, сидя за ним, заявил один бескозыря и Барт Брэмли (Bart Bramley) поднял в две бубны с третьими дамой-валетом бубен, считая, что у его партнера двуцвет в красных мастях. Имея пятерку бубен, я радостно дал контру и мы заработали 800 в их козыре три-три. Это принесло наши первые 70 матчпунктов в финальных сессиях.

     В следующей сдаче (все до зоны) перед Дэвидом стояла проблема выбора атаки с рукой sA J 10 8 4 3 h7 2 dK 3 cJ 9 2.

ЮГЗАПАДСЕВЕРВОСТОК
БрэмлиБерковицЛазардКоэн
--2 sпас3 s
контрапас4 cпас
4 hпаспаспас

      Он выбрал фоску треф, а полная сдача выглядела так:

 СЕВЕР
s7 6
h10 6 3
dJ 10 8 2
cK 8 7 6
 
ЗАПАД
sA J 10 8 4 3
h7 2
dK 3
cJ 9 2
 ВОСТОК
sK Q 5
hQ 9 8
dQ 9 6
c10 5 4 3
ЮГ
s9 2
hA K J 5 4
dA 7 5 4
cA Q

     Юг может собрать две трефы и отойти пикой, но, если вистующие будут аккуратны, разыгрывающий не сможет отработать и бубну, и черву. За большинством столов результат был девять взяток. За нашим, разыгрывающий сыграл туз-король червей во второй и третьей взятке, совсем недурной выбор. Он бы мог пристроиться без одной, сходив мелкой бубной с руки (играя на предполагаемый расклад 6-2-2-3 и одну бубновую фигуру у Дэвида). Однако, он предпочел израсходовать вход в стол по трефе на то, чтобы немедленно проимпасировать валетом бубен, что привело к результату без двух и 66 матчпунктам для нас.

     Мы шли на всех парах и удача снова была на нашей стороне, когда (только наша линия в зоне) я поднял: sK hK 10 9 8 7 d10 6 5 4 3 cJ 8. Дэвид открыл сильной трефой и мой правый оппонент Ховард Вайнстайн (Howard Weinstein) заявил одну бубну, показывая мажоры или миноры. Я дал контру (5-8) и Стив Гарнер (Steve Garner) прыгнул в три трефы - "спасуй или назови свою масть". Справа перевели в три червы, показывая мажоры. Я спасовал (контра была бы вызывной) и слева заявили три пики. В конце концов они нашли свой фит. Теперь Дэвид заявил четыре трефы, натурально, форсирует. Я предложил четыре червы, надеясь на фит пять-три, и торговля на этом закончилась:

 СЕВЕР
s9 8 4
hA 4
dA 9 8
cA K Q 10 7
 
ЗАПАД
sA 7 5 2
h5 2
dK Q J
c9 6 3 2
 ВОСТОК
sQ J 10 6 3
hQ J 6 3
d7 2
c5 4
 ЮГ
sK
hK 10 9 8 7
d10 6 5 4 3
cJ 8
 

     Если бы черва была три-три, у нас были бы хорошие шансы на десять взяток, но справа показали мажоры. Атаку королем бубен я взял в столе тузом и трижды сыграл трефой. Восток убил мелкой. Я перебил, сыграл червой к тузу и пошел четвертой трефой. Восток снова убил, но на этот раз я выкинул мою синглетную пику и Восток должен был ходить в следующей позиции:

 СЕВЕР
s9 8 4
h4
d9 8
cA
 
ЗАПАД
sA 7 5 2
h5
dQ J
c-
ВОСТОК
sQ J 10 6 3
hQ
d2
c-
ЮГ
s-
hK 10 9
d10 6 5 4
c-

     Пиковый возврат посадит этот гейм. Я могу убить и стянуть последнего козыря, но теперь у меня останется только один козырь и две бубны, которые надо выбить. С точки зрения Востока, однако, у меня вполне могут быть все оставшиеся козыри и на одну бубну меньше. Например, поменяйте местами красные пятерки Запада и разыгрывающего. Играя на такой расклад, Восток вернул бубну, надеясь получить бубновую убитку. Гарнер взял и переключился в пику, но у меня уже был необходимый темп для отработки бубен. Плюс 620 принесли почти полный максимум.

     Уверенно двигаясь вперед, мы завершили ту часть финала, в которой мы играли против американских пар. Движение пар было предусмотрительно организовано так, чтобы соотечественники играли друг против друга в начальной стадии финальных сессий. Таким образом, предотвращалась возможность сдачи землякам ближе к концу, в случае, когда одна из пар потеряла шансы на борьбу. (По моему опыту, конкуренция между американскими профессионалами настолько велика, что я сомневаюсь, что кому-либо из них пришло бы в голову помочь соотечественникам.)

     Теперь мы вступали на неизведанную территорию. Да, мы узнавали имена игроков из других стран, но все-таки большую часть времени я не имел представления, с кем мы играем. Против шведской пары, Дэвид открыл одной пикой на третьей руке с четвертыми ТКД пик и равномерным мусором (у него был еще один валет). Мы оказались в двух пиках (на фите четыре-три) и выполнили три благодаря ошибке вистующих, получив почти полный макс.

     Наш триумфальный марш по зарубежному миру, на который мы оптимистично надеялись, оборвался, когда я принял кошмарное решение в следующей сдаче. На четвертой руке в неблагоприятной зональности я держал: sJ 8 5 3 h7 5 dK 9 8 6 c10 9 3.

      Сдающий открылся три червы, Дэвид дал контру и мой правый оппонент поднял в четыре червы. Я отпасовал и Дэвид снова дал контру. Мне предстояло решить, пасовать или заявить четыре пики. Одна из моих любимых бриджевых максим звучит так: «Если колеблешься, всегда заявляй четыре пики на четыре червы». Безо всякой уважительной причины, я пошел против этой теории и спасовал. Вероятно, это было бы правильным решением, если бы у Дэвида не было четверки пик, но у него была грандиозная рука с раскладом 4-1-4-4. Карты располагались благоприятно и мы могли выполнить даже шесть пик. Тем не менее, 680 было бы лучше (средний минус), чем те жалкие 11 матчпунктов, которые мы получили за 500 в четырех червях под контрой.

     Наш разгон был остановлен, и последовало еще два очень плохих результата. Сначала, оппонент из Швеции должен был ответить на сильный бескозыря имея s9 h7 3 d10 7 6 5 3 cA Q 10 6 3. Он вполне мог спасовать и получить 90, но применил какую-то минорную конвенцию (я так и не добился ясного объяснения) и играл три трефы, заработав 110 и почти макс.

     Затем у Дэвида было: s3 2 hQ 8 6 5 4 2 dQ 7 cK Q 9. Все в зоне, я открыл одной пикой и справа от Дэвида заявили два бескозыря, показывая миноры. Дэвид выбрал нефорсирующие три червы. Левый оппонент продолжил борьбу заявкой четыре трефы и я счел что с рукой sK Q 9 6 4 hK 10 3 dA 6 5 2 c3 заявка четыре червы вполне очевидна. Что-то в этой серии наших решений в конкурентной торговле пошло не так. Карты Дэвида смотрелись бы гораздо лучше в защите, чем в атаке. Нас посадили без двух (у правого оппонента Дэвида был расклад 1-2-5-5) и мы получили жалкий результат третий раз подряд.

     Но эта сессия вся состояла из взлётов и падений и вскоре мы вновь попали в светлую полосу. Мы играли против шведской пары, которая в итоге получила бронзовые медали. Сначала мне предстояло принять решение из тех, что регулярно возникают в игре на макс. Я держал sK 10 5 hA 5 2 d6 5 2 cK 5 4 3, в благоприятной зональности на четвертой руке. После двух пасов справа от меня заявили одну черву. Я спасовал и оппонент слева заявил две червы, которые дошли до меня. В игре на импы мне даже не придет в голову бороться, полагаясь на баланс, но в игре на макс украсть сдачу за минус 50 (или минус 100), или вытолкнуть противников в три червы, где они могут сесть без одной, исключительно заманчиво. Против слабых оппонентов я, вероятно, дал бы контру и надеялся бы на то, что они позволят Дэвиду получить результат выше минус 110 (слабые игроки часто боятся контрить экспертов и нередко ошибаются в защите, позволяя взять на взятку больше). На этом турнире, решил я, полагаться на баланс слишком опасно. Здесь не побоятся дать контру и защита часто окажется разящей. Оказалось, что контра вызвала бы реконтру и вскоре мы бы получили минус 300 (у партнера была совершенно неподходящая рука в раскладе 4-2-4-3). Наши минус 110 оказались средним плюсом.

     А в следующей сдаче мы их буквально прибили:

Восток, Восток-Запад в зоне

 СЕВЕР
sA K 2
hJ 9 8 2
dA K 10 3
c8 6
 
ЗАПАД
s9 6 5
hQ
d9 7 6
cA K J 9 5 2
 ВОСТОК
sJ 10 4
hA 7 5 4 3
dQ 8 2
cQ 4
 ЮГ
sQ 8 7 3
hK 10 6
dJ 5 4
c10 7 3
 
ЮГЗАПАДСЕВЕРВОСТОК
ЛиндквистКоэнФрединБерковиц
---пас
пас2 c*контра3 c
паспасконтрапас
3 sпаспасконтра
паспаспас 

* - натурально (6+ треф)

     Три трефы сели бы без одной, но совершенно не ясно, кто из наших оппонентов допустил ошибку. Их погубил подъем Дэвида в три трефы. Я пошел синглетной червой; Дэвид взял тузом и, зная, что я должен иметь туза и короля треф для моего открытия, ответил тройкой мне на убитку. Я был готов к тому, чтобы пойти мелкой трефой, чтобы получить еще одну червовую убитку, но, возможно, я смогу перейти к Дэвиду по трефе дважды, если у него и дама, и десятка. Поэтому в третьей взятке я пошел валетом треф. Дэвид, как и предполагалось, взял дамой и в этот раз вернул семерку червей мне на убитку. Эта старшая черва отрицала десятку треф, поэтому я продолжил старшей трефой и пошел в эту же масть третий раз. Вряд ли разыгрывающему нравился ход розыгрыша, а когда он решил убить трефу в шестой взятке мелким козырем, всё закончился для него абсолютным нулем.

     После этого мы играли против сильной пары из Венесуэлы, но они приняли неудачные решения в обеих сдачах и практически вручили нам два макса на блюдечке. По сравнению с моими предыдущими выступлениями в финалах парных чемпионатов мира, мы получали ненормально большое количество подарков. Возможно, все были измотаны тяжелыми условиями.

     Последовало три ровных сдачи, а затем мы завершили эту сессию еще одним результатом, близким к максу. В очередной раз судьба множества матчпунктов зависела от атаки. У меня был выбор из sK Q 5 4 hQ J 10 6 d7 6 5 cK 6, после торговли:

Бергер
Гутманн
1 d
1 h
1 БК*
2 c**
2 s
3 БК
пас

* - 15-17
** - чек-бэк

     Все варианты казались опасными; я остановился на даме червей. На стол легла пятикарточная червовая масть и на первый взгляд казалось, что это пятая фигура с девяткой - вариант, которого я боялся. Однако, вероятно, это сигаретный дым застилал мне глаза, поскольку на самом деле стол выглядел так:

 СЕВЕР
sA 10 3
h9 7 5 3 2
dQ 8
cA 8 5
 
ЗАПАД
sK Q 5 4
hQ J 10 6
d7 6 5
cK 6

     Разыгрывающий взял червовую атаку и сыграл бубной, выбивая туза Дэвида (его единственную карту старше девятки). Я дал эхо Смита (поощряющая карта на ход разыгрывающего предлагает продолжить масть атаки), и Дэвид послушно продолжил червой. Юг взял и пошел пикой от своего четвертого валет-девять к моей даме и тузу стола. Разыгрывающий продолжил пикой и я собрал две червы, ограничивая контракт девятью взятками. На большинстве столов торговля шла 1 бескозыря (15-17) - две бубны (трансфер) - две червы - три бескозыря - пас. После этого напрашивался пиковый ход, что приводит к легким 11 взяткам (у разыгрывающего был расклад 4-2-4-3, все недостающие фигуры и обе минорные десятки). За минус 600 мы получили почти все возможные матчпункты и завершили первый день финалов на втором месте.

     Я бы с радостью сообщил вам наши точные результаты по каждой сессии, но мы их так и не узнали! [Примерно две недели спустя после окончания турнира, частные детективы журнала The Bridge World сумели установить, что результаты пары Берковиц-Коэн по сессиям составляли примерно 54%, 60%, 55%, 55% and 51%.--Прим. ред.] Мы получали информацию о текущем положении в турнире, но ни на одной из стадий мы ни разу не увидели нормальной распечатки с нашими результатами по каждой сдаче, количеством матчпунктов, полученным за нее, и итоговым результатом сессии. До оперативности и эффективности функционирования национальных парных турниров, проводимых ACBL, было очень далеко. Разумеется, такая скрытность имеет свои собственные преимущества с точки зрения эффективности, никто не беспокоит администраторов жалобами на ошибку подсчета или записи.

     По завершении двух пятых финала мы стояли отлично, занимая второе место. Спасибо происшествию с движением, мы хорошо отдохнули, и нас сопровождала удача.

Третья сессия

Четверг, 10:30

     В двух первых сдачах этого дня мы вистовали и получили средний плюс. Но во втором туре я выбрал неудачный момент для честного сигнала, не обратив внимания на то, кто наш противник.

Восток, Все в зоне

 СЕВЕР
s10 3 2
hA K Q 10 5 4 2
dK
c9 7
 
ЗАПАД
sA Q J 8
h8 7
d8 6 3 2
cA 10 8
 ВОСТОК
s6 4
hJ 6
dQ J 10 5
cQ J 6 5 3
 ЮГ
sK 9 7 5
h9 3
dA 9 7 4
cK 4 2
 
ЮГЗАПАДСЕВЕРВОСТОК
ЧагасБерковицБранкоКоэн
---пас
пас1 s2 hпас
2 БКпас3 БКвсе пас

     Дэвид атаковал бубной и Габриэль Чагас (Gabriel Chagas), который только что выиграл серебряную медаль в Кубке Розенблюма (финалисты нокаута автоматически попадали в финал парного турнира), взял в столе и собрал одну старшую черву. Затем он сыграл пикой к девятке и валету Дэвида. Если бы у Дэвида кончились червы, разыгрывающий бы немедленно получил доступ к своей девятой взятке. Однако Дэвид аккуратно вернул черву. Чагас взял и начал собирать масть. Когда у него осталась одна черва, создалась следующая позиция:

 СЕВЕР
s10 3
h2
d-
c9 7
 
ЗАПАД
sA Q
h--
d8
cA 10
 ВОСТОК
s-
h-
dJ 10
cQ J 6
 ЮГ
sK 7
h-
dA
cK 4
 

     Поскольку разыгрывающий не знает точного расклада Востока, он должен угадать, что снести на последнюю черву. Ранее я снес свою вторую пику, чтобы Дэвид знал, что происходит. К сожалению, в результате Чагас узнал, что пика лежит четыре-два, а не пять-один (мы играем пятикарточные мажоры, но Дэвид решил открыться с четырьмя картами на третьей руке). Чагас снес пику в позиции на диаграмме и Дэвид был бессилен. С чем бы он не расстался, он даст Чагасу девятую взятку в одном из миноров. Чагасу было нетрудно разобраться в концовке из-за моего пикового сноса. Дэвид выкинул бубну и Чагас сыграл пикой. Дэвид добрал вторую пику и Чагас правильно снёс своего туза бубен и получил короля треф в тринадцатой взятке, заработав 61 матчпункт из 70 (что было бы 30.5 из 35 в Америке).

     Почему Дэвид не сохранил три пики в концовке, спросите вы? Подумайте о предпоследнем круге червей. В этой взятке Дэвид был отсквизован в положение, изображенное выше. Если бы он сохранил три пики, ему пришлось бы расстаться с одной из минорных карт. Что бы он ни снес, он обречен.

     Предположим, он выбросит бубну и оставит три-два в черных мастях. Чагас пойдет последней червой и снесет своего бубнового туза, не оставляя Дэвиду достойного ответа. (Разыгрывающий получит одного из своих черных королей в тринадцатой взятке). Если же Дэвид оголит трефового туза, Чагас в свою очередь оголит трефового короля в пятикартной концовке и затем сходит трефой. Это была очень неприятная для вистующих сдача. Дэвид делал сносы после разыгрывающего, но все-таки оказался засквизован первым.

     Я извинился перед Дэвидом за свой снос, показавший разыгрывающему расклад, и на этой минорной ноте нам снова пришлось отправиться в бриджераму. Это была еще одна психологическая проверка. Мы должны были сделать все возможное, чтобы сосредоточиться на предстоящей сдаче. Было очень соблазнительно попытаться проанализировать, почему мы не смогли посадить три бескозыря, но на это будет время позже. Мы опаздывали (розыгрыш трех бескозыря продолжался целую вечность) и потому, как были взвинченные, почти вбежали в ненавистную бриджераму, где нас ждала другая пара бразильских серебряных призеров Кубка Розенблюма. Справа от меня открылись двумя бубнами (натуральный полублок) и, в благоприятной зональности, я вошел двумя червями с рукой: s7 4 3 hA J 9 8 6 d- cA 9 6 3 2.

     Слева немедленно дали наказательную контру, за которой последовало два паса; поднос вернулся ко мне. Следует ли мне оставить?

     Я решил бежать и мне надо было выбрать между тремя трефами и реконтрой. У партнера запросто может оказаться 5-1-5-2 или что-то подобное, поэтому я выбрал реконтру и, к моему вящему удивлению, Дэвид перевел в три трефы. Я спасовал, надеясь, что оппоненты уже вошли в ритм и будут контрить. Но нет, оппонент слева ушел в три бубны и уже Дэвид дал наказательную контру. Сюрпризы на этом не закончились. Оппонент справа, находившийся по одну сторону экрана со мной, перевел в три пики. Что творится? Я снова спросил его, были ли две бубны натуральными, и он заверил меня, что да, были. Поскольку Дэвид сбежал в три трефы, а не две пики, по-видимому, у оппонентов есть хороший фит в пике; поэтому я заявил четыре трефы. Эта причудливая торговля продолжилась четырьмя пикам слева от меня, пятью трефами Дэвида, после чего все спасовали. Сможете ли вы придумать расклад, который бы подходил к такой торговле?

 СЕВЕР
s7 4 3
hA J 9 8 6
d--
cA 9 6 3 2
 
ЗАПАД
sK 10 9 5
h10 4
dK J 9 5 4 2
c5
 ВОСТОК
sA Q J 8
hK 7 5 3 2
dA 3
cQ 10
 ЮГ
s6 2
hQ
dQ 10 8 7 6
cK J 8 7 4
 
ЮГЗАПАДСЕВЕРВОСТОК
БерковицКампосКоэнВильяс Боас
-2 d2 hконтра
паспасреконтрапас
3 cпаспас3 d
контра3 s4 c4 s
5 cпаспаспас

     Последовала бубновая атака; Дэвид собрал козыря, сыграл туз червей, валет червей и собрал одиннадцать взяток. После всех переживаний плюс 400 оказались всего лишь средней записью, поскольку несколько пар играли тот же контракт под контрой или заработали плюс 500 вистуя.

     Во второй сдаче в бриджераме перед Дэвидом стояла следующая непростая задача на розыгрыш трех бескозыря.

СЕВЕР
sA 7 5
hQ 7 2
d10 9 6
c10 7 3 2
 
ЮГ
sK 10
hA K 3
dA K J 2
cK Q 9 6

     Торговля была односторонней. Атака тройка пик (четвертая сверху). Дэвид забрал валета пик королем, расчетливо перешел по черве на стол и сыграл трефой к девятке. Даже если валет возьмёт взятку, Запад не обязательно догадается, что следует продолжить дамой пик. Валет действительно получил взятку, но Запад продолжил двойкой пик. Дэвид сыграл со стола мелкой, Восток взял дамой и вскрыл масть; Дэвид снес бубну. Теперь Дэвид снова пошел трефой, Восток взял тузом, а Дэвид разблокировался дамой.

     Пика у Востока кончилась, поэтому он пошел червой. Дэвид собрал одну бубну и старшие карты в черве и трефе, финишируя на столе. В двухкарточной концовке, когда он пошел бубной к своим королю и валету, он знал, что Запад имел расклад 5-3-2-3 и что две последние его карты это пика и неизвестная бубна. Дэвид сыграл против вероятности (шансы один к двум), поставив короля. Он считал, что уже находится в выигрышном положении благодаря своему розыгрышу трефовой масти. Другие разыгрывающие, по его мнению, вполне могли сыграть трефовым королем из руки во второй взятке. В этом случае Восток вскроет пику, а последующий импас валета треф приведёт к подсаду без одной. Увы, отбор своих за плюс 600 принес нам всего лишь 8 матчпунктов, поскольку дама бубен была под импасом и большая часть зала брала лишнюю взятку.

     Тенденция, которая будет сопровождать нас весь оставшийся турнир, продолжилась. Как только возникала угроза того, что мы получим в сессии результат ниже среднего, появлялись несколько хороших сдач. Наша светлая полоса в этой сессии началась, когда Дэвиду пришлось выбрать ребид после одна пика - пас - один бескозыря - пас - ?, имея sK 9 8 6 5 2 hA 9 3 dA K 9 c4.

     Он выбрал научную (гибкую?) заявку две бубны и это оказалось очень удачным решением. Те, кто повторял пику, получали минус 300 в этом контракте столкнувшись с раскладом козыря 5-1. После заявки две бубны мы оказались на фите четыре-три и, хотя наши оппоненты вистовали очень хорошо и добились подсада без одной, мы всё же получили 49 из 70 матчпунктов.

     Несколько обычных сдач и еще один подарок (на этот раз разыгрывающий взял на взятку меньше, чем должен был, в частичке) подняли нас на первое место. В отборочных сессиях нам так ни разу и не удалось узнать наши результаты. Нам не доставало терпения ждать неизбежный час после вечерней сессии, и мы отправлялись перекусить. Когда мы возвращались, здание обычно уже было заперто! В финалах участвовало гораздо меньше пар, и они игрались по схеме барометра, поэтому нам сообщали текущее положение участников каждые несколько туров. Наши сердца забились чаще, когда на середине турнира мы обнаружили свои имена на вершине списка.

     В следующей сдаче мы разумно остановились в четырёх пиках и получили хорошую запись, а вскоре после этого наши оппоненты залезли в зоне в три бескозыря с двумя равномерными руками и 23 пунктами. Такие трюки, возможно, проходят у Меквелла [имеется ввиду знаменитая американская пара Мекстрот-Родвелл -- Прим. пер.] в Америке, но для китайской пары в Лилле карты легли плохо и разыгрывающий приземлился за 300.

     После еще одной ровной сдачи мы увеличили свой отрыв. В благоприятной зональности моя рука выглядела так: sA 2 hK J 3 2 d9 7 6 4 3 c4 3.

     Оппонент справа открылся на первой руке двумя трефами, натурально. Я спасовал и оппонент слева заявил нефорсирующие две червы. Дэвид вошел двумя пиками; правый оппонент и я спасовали, слева заявили три трефы. Дэвид продолжил борьбу тремя бубнами, а справа заявили три червы. В этот момент я произвел неправильное по теории действие: я поднял в четыре бубны.

     Полный расклад был таким:

 СЕВЕР
s5 3
hA 6
dQ 10 8 5
cA Q J 8 2
 
ЗАПАД
sK J 8 7 6
h10
dA K J 2
cK 6 5
 ВОСТОК
sA 2
hK J 3 2
d9 7 6 4 3
c4 3
 ЮГ
sQ 10 9 4
hQ 9 8 7 5 4
d--
c10 9 7
 
ЮГЗАПАДСЕВЕРВОСТОК
ГотарБерковицХоловскиКоэн
--2 cпас
2 h2 sпаспас
3 c3 d3 h4 d
?


     Я только что перевел нас из области положительного результата в отрицательную. Однако Юг слишком увлекся борьбой и заявил четыре червы. Наконец что-то, что я могу законтрить. Какой смысл контрить три червы, если можно законтрить четыре? Дэвид пошел старшей бубной, разыгрывающий убил и сыграл червой к тузу и снова червой. Я взял королем и пошел старшей бубной, показывая предпочтение масти. Разыгрывающий снес пику и мы взяли три пиковых взятки и, в конце концов, еще одну черву, получив плюс 800 и наш третий чистый макс в финале.

     Я полагал, что мы почти неуязвимы, но последующие несколько сдач вернули меня к реальности. Мы получили ряд средних результатов вперемешку с небольшими минусами. Китайский разыгрывающий правильно угадал валет-десять напротив короля с фоской. Двое немцев хорошо справились с торговлей и играли выкладные пять бубен в сдаче, где три бескозыря сели бы. Мы поддались на провокацию и пошли в мифическую защиту, после того, как датчане сторговали агрессивный гейм.

     Затем мы получили еще один подарок. Наши оппоненты переторговались и заказали большой шлем, который не имел шансов и который пошел без двух из-за расклада козыря пять в ноль. (Мы не контрили, поскольку они могли сбежать в семь бескозыря и выполнить их в имевшемся раскладе.)

     После этого, в ситуации все в зоне, мне нужно было принять неочевидное решение в позиции реопен с картой sQ 6 4 2 h9 6 3 2 dK Q cK Q 8.

     Справа от меня открыли одна черва (пятикарточные мажоры), а слева ответили форсирующим одним бескозыря. Правый оппонент заявил две бубны (возможно, триплет) и слева перевели в две червы, которые и пришли ко мне. Моим первым побуждением было спасовать, но потом я спросил, может ли отвечающий иметь четыре пики и получил ответ: нет, не может. У нас, вероятно, как минимум восьмикартный фит в пике, а противнику будет не просто законтрить нас в двух пиках без козырной оппозиции. Моя контра была бы наказательной (с картой для вызова я должен был бы действовать раньше), поэтому я заявил две пики. Выглядит безобразно, но результат оказался более чем впечатляющим. Все спасовали.

     Полный расклад:

 СЕВЕР
sA 10 9 8 7
hA 7
d8 6 4
c9 7 2
 
ЗАПАД
s5 3
hK 10
d10 9 2
cA J 6 5 4 3
 ВОСТОК
sK J
hQ J 8 5 4
dA J 7 5 3
c10
 ЮГ
sQ 6 4 2
h9 6 3 2
dK Q
cK Q 8
 

     Хороший фит, партнер!

     Плюс 110 принесли нам 53 матчпункта. Я до сих пор не знаю, была ли моя заявка две пики разумным решением или просто удачей. Есть ли какой-нибудь надежный способ выбрать правильное действие в игре на макс, когда противники остановились на низком уровне, но не показали хорошего фита?

     Мы завершили эту сессию в бриджераме, месте, которое не было к нам особенно благосклонным. Дэвид открыл на первой руке с десятью очками и раскладной картой в благоприятной зональности. В результате нас занесло в безнадежные три бескозыря с десятью очками напротив тринадцати, но мне позволили пристроиться без одной и получить почти средний результат.

     Затем у Дэвида было: sA Q 10 6 5 4 h6 dK 8 5 2 cA 3. Он открыл одной пикой и я ответил полуфорсирующим одним бескозыря. Он заявил две бубны, а я прыгнул в четыре бубны, показывая максимум и как минимум пять бубен. Дэвид бы с радостью дал кюбид четыре червы, но у нас эта заявка означает вопрос о ключевых картах на бубне. Играя на макс, он не хотел проходить мимо наиболее дорогого из наших геймов, поэтому он выбрал четыре пики, которые и стали финальным контрактом. Моя рука: sJ hA 8 dA J 10 4 3 cQ 10 9 8 4.

     Да, конечно, те, кто играет обеспеченные открытия, могут над нами от души посмеяться. Принимая во внимание, на каком мусоре мы открываемся (как, например, в предыдущей сдаче), я не мог себе позволить заявить форсирующие до гейма два в миноре.

     Против четырех пик пошла трефовая атака и Дэвид не угадал (он сыграл десяткой). Он отдал пику, трефу и взял одиннадцать взяток. Бубна была два в два, так что шесть бубен были простым контрактом (даже при раскладе бубен три в один шлемик совсем не безнадежен).

     Несмотря на плохой результат последнего тура, мы всё же были на первом месте по завершению трех из пяти сессий. Но у нас было всего 45 минут отдыха перед следующей сессией.

     Мы, американцы, привыкли к трехчасовым перерывам между сессиями в турнирах ACBL. В турнире WBF мы играли 28-сдачные сессии в очень жестких условиях. Игра замедляется экранами, часто мешает языковой барьер, а незнакомые методы торговли, используемые в других странах, ещё больше сбивают с толку. (Я до сих пор пытаюсь разобраться в Общем Языке.) Добавьте ко всему повсеместный дым и напряжение чемпионата мира, и вы поймете, что хороший отдых между сессиями совсем бы не помешал. Дэвид любит вздремнуть в обед, но здесь отель был в 25 минутах. Вблизи не было ни одной закусочной, за исключением кафетерия в самом конференц-центре. Времени едва хватало, чтобы перехватить сэндвич, который приходилось есть в шумном прокуренном фойе конференц-центра.

Четвертая сессия

Четверг, 16:00

     Мы начали с макса и нуля против французской пары. Сначала, мы сторговали шесть бескозыря, которые на первый взгляд зависят от импаса короля, но в итоге вопрос оказался в положении туза.

Восток, никто не в зоне

 СЕВЕР
sA K J 9 8 7
hA 8
d5 4 3
cQ 8
 
ЗАПАД
s6 3 2
h9 7 6 5
dQ J 9
cA 7 4
 ВОСТОК
s10 5
hK 2
d10 8 6 2
c10 9 5 3 2
 ЮГ
sQ 4
hQ J 10 4 3
dA K 7
cK J 6
 
ЮГЗАПАДСЕВЕРВОСТОК
БерковицШвайцерКоэнДешале
---пас
1 c*пас1 s**пас
1 БКпас2 sпас
2 БКпас4 c***пас
4 hпас6 БК(все пас)
* сильная, ненатурально
** 5+ пик, форсирует до гейма
*** Гербер

     Для шести бескозыря необходим успешный импас червей, чтобы довести число взяток до 12. Если бы атака была дамой бубен, никакой истории бы не было. Дэвиду пришлось бы провести импас червей и Восток бы знал, что надо ответить трефой.

     Но первый ход был в черву и Дэвиду пришлось провести импас в первой взятке. Восток взял королем, и... Он знал по торговле, что у нас не хватает туза, но которого? Восток выбрал наилучшие шансы, сыграв бубной. Из-за дамы треф стола, более вероятно, что разыгрывающий сможет взять больше взяток в трефе, а значит, даже если бубна попадет в туза разыгрывающего, вряд ли у него будет достаточно бубновых взяток для выполнения контракта. У Дэвида было только две взятки в бубне, но нежданная пятая черва дала нам плюс 990 - макс, полученный благодаря удаче.

     Мы немедленно вернули его обратно:

Запад, Север-Юг в зоне

 СЕВЕР
sA K J 10 8
hA J 8 2
d10 6
c7 4
 
ЗАПАД
sQ 6 5
h-
dK Q J 9 2
cJ 10 8 6 2
 ВОСТОК
s9 3 2
h9
dA 8 7 5 4 3
cA K 3
 ЮГ
s7 4
hK Q 10 7 6 5 4 3
d-
cQ 9 5

ЮГЗАПАДСЕВЕРВОСТОК
ДешалеБерковицШвайцерКоэн
-пас1 s2 d
4 h6 dпаспас
6 hпаспаспас

     Дэвид атаковал бубной, так что судьба контракта зависела от розыгрыша пиковой масти. Разыгрывающий сыграл тузом, королем, валетом и угадал, что следует убить на третьем круге. Судите сами: Должен ли Дэвид ходить трефой или я должен дать контру? Не будет ли моя контра просьбой атаковать в пику? Минус 1430 полностью уничтожили разгон, набранный нами после первой сдачи. (Отмечу, что в бубновом контракте после червовой атаки Восток может ограничить свои отдачи в черных мастях тремя, собрав козырей, туза и короля треф и выйдя пикой к даме.)

     В последовавших нескольких турах наши результаты колебались между средним и небольшим плюсом и наш отрыв от остальных участников начал увеличиваться. Но затем нас вызвали в бриджераму, которая до сих пор служила нашей личной комнатой ужасов. В первой сдаче я должен был атаковать после торговли две пики - пас - четыре пики все пас, имея руку sJ 6 4 h10 8 7 4 dQ 7 3 2 cA 10.

     После такой торговли на столе нередко оказывается источник взяток в одной, а то и в двух побочных мастях, потому напрашивается агрессивный ход. Кроме того, если справа от вас блокировали, скорее всего ход с туза не приведет к потере взятки в этой масти. Я атаковал трефовым тузом и попал прямо в золотую жилу. У Дэвида оказался пятый марьяж треф, а у оппонентов эта масть лежала три-три. Любой другой ход позволил бы разыгрывающему снести трефы на старшие карты красных мастей стола. У разыгрывающего был шестой туз с десяткой в козыре напротив второй дамы стола. Мы взяли еще две козырные взятки вдобавок к нашим трем трефовым и получили 61 матчпункт из 70.

     В следующей сдаче мы произвели на свет свою самую, пожалуй, успешную торговлю на турнире. Дэвид открыл одной червой. После вызывной контры я поднял в две червы на самых мерзких пяти очках, какие вы когда-либо видели (3-3-4-3 с тремя фосками червей). Мы играем такой подъём как чисто деструктивный (мы знаем, что у нас есть восемь козырей и этого достаточно). Большинство турнирных игроков в настоящее время используют аналогичные соглашения и имеют искусственные способы показа приличной карты с фитом. После такого начала, как очень часто случается, торговля наших оппонентов взлетела в стратосферу. Они играли пять треф и сели за 200. Наконец-то нам удался хороший тур в бриджераме.

     Хоть мы и начали постепенно уходить в отрыв, мы, как это и будет продолжаться до конца, никак не могли удержать разгона. В следующем туре мы опять рухнули на грешную землю. Сначала Дэвид держал такую карту: sK Q 5 3 h8 dQ J 9 7 5 2 cA J. Никто не в зоне и он открыл одной бубной на первой руке. Торговля продолжилась одна черва - пас - одна пика и вернулась к нему. Я полагаю, что заявка две бубны в Американском стандарте - это всего лишь чуть-чуть слишком агрессивно; в то же время, на мой взгляд, торгуя Пресижн (где открытие обещает всего-навсего две бубны), показать длинную бубновую масть нужно обязательно. Дэвид тоже так думал; его законтрили и посадили за 300, потому что я выложил на стол четыре плохих очка в раскладе 3-5-1-4.

     В следующей сдаче, в неблагоприятной зональности, у меня было: sJ 8 7 4 3 hQ J 10 2 d9 8 7 c9. Слева от меня на третьей руке открыли одной трефой, а Дэвид дал вызывную контру. Последовала реконтра и я получил возможность сделать одну из моих любимых заявок - две пики (которые мы трактуем как слабые, обычно основанные на раскладе, а не на очках). Эта заявка особенно эффективна, когда противник открылся с третьей руки и никто не знает, кому принадлежит эта сдача. Я надеялся обнаружить у нас как минимум восемь козырей и, таким образом, оказаться под защитой закона тотальных взяток. Все спасовали и Дэвид предъявил: sK 10 5 hA 9 5 3 dQ J 5 cK J 2.

     Стол не сильно меня обрадовал, но я все-таки был доволен, что разыгрываю две пики, а не вистую три трефы. Увы, я был неправ! Оппоненты атаковали червой и я, разумеется, сыграл мелкой. Справа взяли королем (жаль...) и вернули черву, которую убили слева (о нет!). В итоге я сел без двух, получив очень неприятные минус 200. Нам всё-таки досталось 25 матчпунктов, поскольку некоторые пары сторговали и сыграли три бескозыря на противоположной линии (им очень повезло с раскладом).

     В двух последующих сдачах мы проявили небрежность. Дэвид сел в гейме, который, вероятно, должен был выиграть, а я пошел на глупый риск в попытке ограничить частичку девятью взятками и позволил им взять одиннадцать. На этих четырёх сдачах почти весь наш отрыв исчез.

     Затем Дэвид встретился с необычным выбором способа розыгрыша масти в одном бескозыря:

СЕВЕР
sA 5
hK Q
dJ 10 9 7 4 2
cQ 8 3

ЮГ
sQ 10 4 3
hJ 9 6
dA Q 5
cJ 10 2

     Запад открыл одной трефой и я, Север, вошел одной бубной, Дэвид заявил один бескозыря и стал разыгрывающим. Атака мелкой червой; Дэвид взял королем и пошел валетом бубен. Справа дали мелкую; теперь можно сыграть мелкой, дамой или тузом. И каждый вариант имеет свои преимущества, такое встретите не каждый день. Если Дэвид сыграет мелкой и отдаст взятку на короля, пиковый ответ (королем при необходимости) отрежет бубны стола навсегда. Если Дэвид сыграет тузом, он подарит оппонентам взятку в случае, если бубновый импас идет (не хватает 18 очков, потому король бубен вполне может быть справа, несмотря на то, что там пасовали). Дэвид выбрал даму в качестве промежуточного варианта. Дама взяла, Дэвид продолжил тузом и слева больше бубен не оказалось. Дэвид продолжил бубной и в итоге получил плюс 120 еще один неважный результат.

     Это была уже пятая подряд сдача, в которой мы получили результат ниже среднего, но как только дело подошло к тому, что мы потеряем позицию лидеров, колесо фортуны вновь повернулось. Сначала я успешно разгадал позицию в частичке и получил средний плюс. Затем наши оппоненты сели за 300 в трех пиках под контрой перетянув карту после наших бескозыря с силой 10-12. Кристиан Мари (Christian Mari) из Франции заявил две пики в позиции реопен с шестикартом пик и раскладными семью очками, но Франсуа Леенхартд (Francois Leenhardt) шутки не понял. Потом мы нашли лучший вист против частички, а разыгрывающий нам помог, продемонстрировав совсем не идеальный розыгрыш. Прошло еще несколько приличных сдач, и мы вновь оказались на надежном первом месте. Но тут, разумеется, нас вызвали в комнату ужасов. В бриджераме мы сторговали шесть пик с руки Юга со следующими картами:

СЕВЕР
sK 10 5 2
hA K J 7
dK 10
cA 3 2

ЮГ
sQ J 8 7 4
h6 5 3
dA J 6 2
cQ

     Если бы контракт игрался с руки Севера, можно было бы надеяться на благоприятный ход в одну из побочных мастей. Дэвид, однако, получил трефовую атаку и, поскольку никто не любит садиться в первой взятке, попросил со стола туза. Козырь оказался два-два и всё свелось к импасу червей. (Можно собрать две червы сверху и надеяться на чудо в бубне или сквиз, но червовый импас дает ничуть не меньше шансов). Импас, разумеется, не прошел - мы же были в бриджераме - и мы получили только 8 матчпунктов. Если вам любопытно, игра мелкой в первой взятке привела бы только к более быстрому подсаду.

     Затем наши противники из Шотландии сторговали семь бубен:

ЗАПАД
sA 7 5
hA 10 9 2
dA 10 7 6 4
c3
ВОСТОК
s8
hQ 8
dK Q J 2
cA K J 10 7 6
КатбертсонМатесон
1 d2 c
2 d3 s*
4 БК5 s**
7 dпас
* Сплинтер
** две ключевые карты и дама бубен

     Дама треф была второй перед импасом, так что семь бескозыря были, но настолько жадных в зале не нашлось. Чуть меньше половины зала встало в семь бубен, и мы понуро покинули бриджераму, как обычно оставив за спиной ужасный тур.

     Чувствуя, что наш разгон исчезает, я поднял: sA 7 5 hK 10 7 5 dA 7 6 5 cK 9. Мы играем сильный бескозыря с диапазоном 14-16. Множество матчпунктов зависит от мелких решений, подобных этому; я предпочел открыться одной бубной. У Дэвида было четыре червы и слабая равномерная рука. Он ответил одна черва, я поднял в две и, благодаря удачному раскладу, мы получили результат 140 и 41 матчпункт. Если бы я открылся одним бескозыря, мы бы набрали 90 и получили бы ужасный результат. До сих пор мы, похоже, успешно угадывали большинство из таких мелких дилемм, и эта сдача была для меня еще одним маленьким знаком что, возможно, этот чемпионат «наш».

     После ещё нескольких плоских сдач, я столкнулся с мучительной проблемой выбора атаки и линии защиты, имея карту: sQ J 6 5 hA 6 4 3 dQ J 9 7 c4. Джейсон Хакетт (Jason Hackett) открыл одной трефой справа от меня и его брат Джастин (Justin) ответил одной бубной слева. Джейсон заявил два бескозыря, Джастин поднял в три, что и стало финальным контрактом. Я вышел четвертой сверху пикой. Полная сдача:

  СЕВЕР
sK 9 2
hJ 9
dK 10 4 2
cA 8 6 3
 
ЗАПАД
sQ J 6 5
hA 6 4 3
dQ J 9 7
c4
 ВОСТОК
s8 7 4
hQ 8 7 5 2
d6 5 3
c10 2
 ЮГ
sA 10 3
hK 10
dA 8
cK Q J 9 7 5
 

     Со стола поставили мелкую, Дэви сыграл четверкой (прямой показ чётности) и разыгрывающий взял десяткой. Я отнесся к этому спокойно, поскольку вполне привык к тому, что наигрываю взятки с атаки. (Дэвид говорит, что у меня «золотые руки».) Разыгрывающий собрал шесть треф и пики, завершив в столе. Я оставил даму, валет, девять в бубне и синглетного туза червей. Концовка выглядела так:

 СЕВЕР
s-
hJ
dK 10 4
c-
 
ЗАПАД
s-
hA
dQ J 9
c-
 ВОСТОК
s-
hQ 8 7
d6
c-
 ЮГ
s-
hK 10
dA 8
c-
 

     Разыгрывающий пошел валетом червей и попытался взять королем. Я вернул, разумеется, девятку бубен и мы ограничили разыгрывающего 11 взятками, получив 53 матчпункта. Многие игроки на позиции Запада давали вызывную контру на одну трефу (обе линии в зоне) с моими картами. На мой взгляд, это бессмысленно в том случае, когда партнер уже спасовал; маловероятно, что вам удастся успешно бороться за частичку и все, чего вы добьетесь, это выдадите свою силу. На самом деле, многие разыгрывающие, вооруженные знанием того, что все недостающие онеры лежат слева от них, набирали двенадцать, а некоторые даже тринадцать взяток на сквизе в трех мастях. После атаки с дамы бубен разыгрывающий собирает трефу, размалывая Запад в порошок. Мы не получили макс только потому, что некоторые из игроков в позиции Севера отвечали на одну трефу - два бескозыря (натурально), очевидно плохой выбор и получали червовую атаку с другой руки. Те, кто ставил короля со стола, получал заслуженное наказание за грубую торговлю: без одной.

     Мы завершили сессию играя против единственной греческой пары (и единственной женщины, Марии Влачаки (Maria Vlachaki)), которая смогла пробиться в финал. Мы аккуратно остановились в пяти трефах с:

ЗАПАД
sJ 9
hJ 8
dA J 8 7 2
cK Q 9 8
ВОСТОК
sQ
hA 9 4 2
dK 4
cA 10 7 5 4 2
БерковицМайКоэнВлачаки
1 d*1 s2 c2 s
3 c3 s4 h
5 cпаспаспас
* Пресижн (от дублета бубен)

     После пиковой атаки для шести треф нужно, чтобы бубна легла три-три с дамой под импасом. Несколько пар встало в шесть треф, но чуда в бубне не произошло и мы получили 48 матчпунктов из 70.

     В последней сдаче этого дня мы посадили частичку и получили средний результат. Перед заключительной сессией мы лидировали с отрывом в пол-макса.

     Большинство из нас помнят, как приятно было выиграть в первый раз турнир в местном клубе. Многим читателям Bridge World приходилось испытывать необыкновенное волнение первой победы в секции или даже, возможно, в региональном турнире. Когда я выиграл турнир Blue Ribbon Pairs в 1981 году, первая для меня победа национального уровня, мое сердце пыталось выскочить из груди в ходе всей последней сессии, когда я понял, что мы на верном пути к первому месту. Открытый Парный Чемпионат Мира проводится всего лишь раз в четыре года, и реальная возможность выиграть его выпадает очень редко. Даже если вы пробились через отборочные сессии, финал - это настоящая битва. В прошлых финалах сильные игроки в зале меня побеждали. Они находили хорошие атаки, они давали контры, они отлично вистовали, а их розыгрыш выжимал из карт невозможное.

     Но в этом году противники играли за нашим столом не столь хорошо. Мы уже лидировали большую часть финальных сессий и всё, что нам нужно - это ещё всего одна достойная сессия, и мы достигнем самой высокой вершины бриджа, возможной для пары. Картины того, как я принимаю золотую медаль, стоя на подиуме под звуки нашего национального гимна, проносились у меня в голове одна за одной. Мы можем стать чемпионами мира. Это произведет впечатление даже на тех, кто не знает о бридже ничего. Мы играли под счастливой звездой и нам всего лишь нужно, чтобы удача продлилась ещё только 30 сдач. Я с нетерпением ждал последнюю сессию. Как вы можете предположить, заснуть в ту ночь было непросто.

     Последняя сессия состояла из 30 сдач. Турнир надо было завершить ко времени праздничного вечернего банкета, поэтому организаторы сместили время начала сессии на 10:00.

Пятая сессия

Пятница, 10:00

     Наш первый раунд начался с ровной сдачи, следом за которой наши оппоненты из Индии встали в агрессивный удачный гейм за 420. Лишь четверть зала его поставила. До сих пор в финале в граничных сдачах нам везло. Была ли эта сдача дурным предзнаменованием?

     Нет, как оказалось, нет. Наше время рождественских подарков в сентябре продолжилось в следующем туре. Оппонент из Исландии должен был заатаковать из s9 5 2 hQ 10 7 4 3 dQ J cK Q 8, после того как справа от него открылись одной червой на третьей руке, слева заявили одну пику, справа один бескозыря и все спасовали. Он выбрал короля треф; на столе оказался четвертый валет, а у разыгрывающего четвертый туз. Я открылся одной червой на третьей руке с четвертыми туз-король-валетом червей и четвертым тузом треф, поскольку пресижинская одна бубна на трех фосках выглядела ужасно непривлекательно. Даже после червовой атаки из-под дамы один бескозыря бы сел, но трефовый ход дал мне темп для розыгрыша и сбора трефы, и я получил плюс 90 и почти макс.

     В следующем туре мы получили очередной подарок, когда наши противники ошиблись в защите и Дэвид воспользовался этой ошибкой в полной мере, украв лишнюю взятку. После трех туров создавалось впечатление, что мы идём примерно на 60%, чего наверняка будет более чем достаточно для победы. Но тут праздник кончился, нас вызвали в бриджераму.

     В первой сдаче наши оппоненты из Италии поставили хорошие шесть треф. Во второй сдаче мы получили отвратительный результат. Никто не в зоне и на третьей руке я держу s9 7 5 hA Q 7 5 2 d10 4 cQ J 2. До меня дошли два паса и мне предстояло сделать выбор между одной червой, двумя червями и пасом. Обычно я выбираю между значащими заявками, но в данном случае я решил сыграть консервативно и спасовал. Вероятно, я пытался играть на удержание нашего отрыва. Слева открылись два бескозыря (18-19) и все спасовали. Я проклинал себя, потому как знал, что мне не дождаться червовой атаки от Дэвида. Он пошел десяткой треф и вот, что я увидел:

СЕВЕР
s8 4
hJ 9 4
d8 6 5 3
cA 7 4 3
 
 ВОСТОК
s9 7 5
hA Q 7 5 2
d10 4
cQ J 2

     Со стола сыграли мелкой, а я перебил валетом (что оказалось правильно) и разыгрывающий взял королем. Шестерка треф прошла к пятерке, четверке и моей даме. Что теперь? Похоже, Дэвид атаковал трефой из комбинации десять-девять-фоска, поэтому я решил, что он выбрал пассивный вист с раскладом вроде четрые-три-три-три. Из его трефового сноса нельзя было извлечь сигнала предпочтения масти (или эхо Смита), поскольку Дэвид не мог позволить себе сыграть девяткой в опасении, что у меня были дама-валет в обрез. Надеясь, что у Дэвида триплет червей, я переключился на двойку червей (ходы третьей-пятой). Разыгрывающий сыграл малой, Дэвид тройкой, показывая нечетное количество и стол получил взятку.

     Я был горд. Дэвид не наиграл взятки в пике или бубне с атаки, и мы смогли отработать черву. Разыгрывающий наверняка отдаст Дэвиду импас пик или бубен, и червовый возврат посадит контракт. Ну, возможно, в другой жизни. Расклад выглядел так:

 СЕВЕР
s8 4
hJ 9 4
d8 6 5 3
cA 7 4 3
 
ЗАПАД
sA K 10 6 3
h10 6 3
d9 7
c10 9 5
 ВОСТОК
s9 7 5
hA Q 7 5 2
d10 4
cQ J 2
 ЮГ
sQ J 2
hK 8
dA K Q J 2
cK 8 6
 

     Разыгрывающий взял черву на столе и вскоре предъявил претензию на 150, 62 из 70 матчпунктов. Лично я бы с рукой Дэвида пошел мелкой пикой и подарил разыгрывающему его восьмую взятку. Дэвид теоретически сыграл намного лучше; если бы я переключился в пику в третьей взятке, мы посадили бы контракт без двух. Но откуда я мог знать? И даже если я всё-таки пойду в пику, Дэвид должен взять пику и как-то догадаться выбрать неестественное переключение в черву. На некоторых столах атака десяткой треф была пропущена всеми. Теперь нет никакой возможности посадить даже три бескозыря.

     Позже мне сказали, что комментаторы бриджерамы сочли, что и Дэвид, и я были чрезмерно осторожны в торговле. По их мнению, Дэвиду следовало открыться двумя пиками, но я думаю, что это была бы просто ужасная заявка для первой руки с пятыми тузом, королем и десяткой.

     За обычными для нас бедствиями в бриджераме последовала наша худшая сдача турнира. Играя против итальянцев, победителей Кубка Розенблюма, мы дали в нелепых трех бескозыря двенадцать взяток, вместо того, чтобы посадить их без двух. Мне слишком стыдно публиковать эту сдачу. У нас в паре есть специальный термин для описания произошедшего; мы называем это разжижением мозгов. До этого у нас были ошибки, но все они были из разряда обыкновенных неудачных бриджевых решений. Разжижение мозга - это когда случается очевидно идиотское, всегда проигрывающее действие, сплошное недоразумение. (Некоторые части этой статьи было очень неловко писать, поскольку мы в них безнадежно далеки от своей лучшей формы. Я бы с удовольствием опустил все наши просчеты, но это было бы уже нечестно с точки зрения журналиста.)

     К счастью, нам удалось сохранить присутствие духа и бороться в полную силу в оставшейся 21 сдаче. В следующей сдаче мы вистовали точно и посадили один бескозыря. Потом нам пришлось вернуться в бриджераму, и мы вновь аккуратно отвистовали частичку и получили достойный результат. Но затем, как уже стало для нас привычным в бриджераме, случилась катастрофа:

Юг, Восток-Запад в зоне


СЕВЕР
sQ 10 8 5 4
hA K 7 6
d9 8 3
c3

ЗАПАД
sA 2
hQ
dA 6
cQ J 10 9 7 6 5 4

ВОСТОК
sJ 9 7 3
h10 9 5
dK 4 2
cA K 2

ЮГ
sK 6
hJ 8 4 3 2
dQ J 10 7 5
c8

ЮГЗАПАДСЕВЕРВОСТОК
ГрейвсКоэнМиттельманБерковиц
пас2 c*контра (!)2 d**
4 h5 cпаспас
5 dпас5 hконтра
паспаспас
* натурально (6+ треф)
** вопрос

     Все игроки торговались очень точно (обратите внимание на сверхагрессивный вход Миттельмана), и нам было уже не избежать плохого результата, поскольку зал в большинстве своём получал плюс 600 на нашу линию. Мы сделали результат еще хуже, собрав только 300. Я пошел тузом пик, надеясь на убитку и страхуясь от того, что разыгрывающий снесет пиковые потери на гипотетические старшие трефы стола. Дэвид сыграл тройкой (предпочтение масти), предлагая мне переключиться на трефу. Я продолжил дамой треф, он взял и попытался дать мне убитку пик. Возможно, если бы я хотел пиковой убитки, я бы сыграл другой трефой вместо дамы. Однако можно также сказать, что мне следовало использовать сигнал предпочтения масти - мелкая для возврата бубной и старшая для пики. Разыгрывающий взял королем, собрал козыря и отдал только две взятки в бубне. То, что мы не нашли бубновую убитку, обошлось нам всего лишь в два матчпункта. Несколько пар на линии Восток-Запад поставили шесть треф и сыграли их на псевдосквизе.

     Мы с облегчением покинули комнату бриджерамы и отправились навстречу небольшой полосе удач. Наши оппоненты из Дании не поставили натянутый, но выполнимый гейм. Потом мы избежали неприятностей с рукой шесть-пять там, где зал крупно садился. Исход следующего тура дал мне повод думать, что титулы чемпионов всё-таки будут нашими.

Сначала:

Юг, Север-Юг в зоне

 СЕВЕР
sK J 9 4
h6 5
d10 4 2
cA 7 6 2
 
ЗАПАД
s8 6 2
hA J 4
dK Q 6
cK J 9 3
 ВОСТОК
s7 3
hK 10 8 2
dA 5 3
cQ 10 5 4
 ЮГ
sA Q 10 5
hQ 9 7 3
dJ 9 8 7
c8
 
ЮГЗАПАДСЕВЕРВОСТОК
РамондтКоэнМаасБерковиц
пас1 d*пас1 h
1 sконтра**3 sконтра***
паспаспас
* Пресижн (от дублета бубен)
** трехкартная поддержка червей
*** хорошая карта

     Подъем Севера в три пики, базирующийся на законе тотальных взяток, кажется мне вполне нормальным, однако, такие акции несколько рискованны, если ваш партнёр любит входить на четырехкартных мастях. Дэвид сделал хороший выбор, дав контру, а мне было легко её оставить, поскольку давая подобные контры, показывающие хорошую карту, мы обычно имеем как минимум два козыря. Мы ходили в козыря каждый раз, как нам предоставлялся случай и разыгрывающий сумел взять только семь взяток: плюс 500 и 70 матчпунктов.

     Во второй сдаче тура Дэвид стал героем дня после сумасшедшей торговли и розыгрыша:

Север, Север-Юг в зоне

 СЕВЕР
sQ
hA 5 3
dK J 10 7 4 3
cJ 9 8
 
ЗАПАД
sA K 4
h10 7 6
dQ 5 2
cK 7 5 4
 ВОСТОК
s10 8 6 3
hJ 2
dA 9 8
cA Q 10 3
 ЮГ
sJ 9 7 5 2
hK Q 9 8 4
d6
c6 2
 

     Нередко Север открывался одной бубной (в этом зале мы чувствовали себя предпочитающими обеспеченные открытия) и Юг разыгрывал две червы. Защита атаковала козырем, ограничивая разыгрывающего шестью или семью взятками. Я спасовал с рукой Севера и Дэвид открыл двумя червями (!) на третьей руке. Я ответил три бубны, показывая фит червей. Когда три червы Дэвида завершили торговлю, я остался в недоумении: куда делась вся пика? То, что мы потеряли, забравшись слишком высоко, мы вернули сторицей благодаря тому, что вистующие неверно оценили руку Дэвида, а кто бы не ошибся на их месте? Запад атаковал старшей пикой, что казалось вполне нормальным ходом, после чего защита трижды сыграла трефой. Дэвид убил и пошел бубной к валету и тузу. (У Запада уже обнаружились старшие пики и король треф.) Лучшим ответом Востока был бы козырь, но найти этот ход было невозможно. Восток считал, что у Дэвида шесть червей, потому казалось, что козырной возврат отдаст ему все оставшиеся взятки, достаточно собрать козыря и отыграть бубну стола. Поэтому Восток ответил пикой: девятка, король, убитка. Дэвид сыграл королем бубен, убил бубну, собрал валета пик и пошел семеркой пик за убиткой в стол. Запад, который держал длинный козырь защиты, оказался перед неприятным выбором: дать убить в столе мелким козырем или убить, позволив разыгрывающему перебить тузом и собрать козыря в два круга.

     И в последний раз нас попытались задержать, отправив в бриджераму. Первая сдача была плоской. Во второй, на четвертой руке в невыгодной зональности я держал: sA K 9 6 4 3 hA 8 7 2 d5 c10 4. Слева открылись одна бубна, а справа ответили один бескозыря. Я вошел двумя пиками и заявка левого оппонента три бубны дошла до меня после двух пасов. Передо мной было несколько возможностей. Я не хотел давать контру, поскольку боялся услышать четыре трефы. Я не хотел пасовать, потому что... ну, это просто не по мне. Я выбрал три червы, что, конечно, странно при таком дисбалансе в качестве мажоров, но ни один вариант не был совершенен. Слева последовала контра (в финалах чемпионата мира никто не стесняется законтрить частичку) и Дэвид перевел в три пики, которые тоже законтрили слева от меня. Но торговля на этом не кончилась. Полный расклад:

 СЕВЕР
sJ 8 7
h9 6 3
dA 8 3
cQ 6 5 3
 
ЗАПАД
sQ 5 2
hJ 10 5
dJ 10 6
cK 9 8 2
 ВОСТОК
sA K 9 6 4 3
hA 8 7 2
d5
c10 4
 ЮГ
s10
hK Q 4
dK Q 9 7 4 2
cA J 7
 
ЮГЗАПАДСЕВЕРВОСТОК
ПаулиссенБерковицРамерКоэн
1 dпас1 БК2 s
3 dпаспас3 h
контра3 sпаспас
контрапас4 d(!)все пас

     Как вы видите, меня ожидали плюс 730, но Рамер (Ramer) угадал, что надо сбежать в четыре бубны. (Я бы на его месте оставил контру, имея три пики и туза.) Дэвид атаковал мелким козырем и Паулиссен (Paulissen) взял взятку на восьмерку стола. Разыгрывающий пошел трефой к валету и королю Дэвида. Затем Юг использовал два минорных входа в стол для того, чтобы ходить червой и заработал 130, а мы получили ещё один плохой результат в бриджераме.

     Когда осталось играть 12 сдач, мы в последний раз получили информацию о текущем положении. Организаторы решили, что они не будут объявлять результаты шести последних туров, чтобы избежать нелепых попыток добиться нужного результата в концовке турнира. В списке мы были первыми с отрывом в полтора макса. Если бы нам только позволили получить 730 в последней сдаче в бриджераме, наш отрыв стал бы непреодолимым.

Финишная прямая

     В следующей сдаче нам позволили играть две червы на девятикартном фите, ровно. Противник в неблагоприятной зональности не дал контры на одну черву с картой sA K J hK 2 dJ 9 5 4 2 cJ 10 7. На мой взгляд, с такой стратегией в турнире на макс многого не достигнешь. (Я предпочитаю девиз «входи в торговлю раньше, входи чаще».) После ответа одна пика и ребида две червы он сдался, спасовал и подарил нам 54 из 70 матчпунктов. Затем мы остановились в пяти червях в сдаче, где шесть зависели от импаса в боковой масти четвертый валет напротив король-десять в обрез. Я угадал верно (торговля дала существенные подсказки) и результат оказался ровно 50%. Осталось десять сдач.

     В следующем туре мы играли, на первый взгляд, совершенно заурядные сдачи, но каким-то образом получили за них только 17%. Сначала Дэвид разыгрывал нормальные три бескозыря и сел без одной. Оказалось, что зал в основном играл этот контракт с другой руки (такая возможность не была для нас очевидной) и выполнял его ровно после другой атаки. Потом Дэвид сделал обычный ход четвертой сверху против слегка натянутых трех бескозыря. Ход наиграл лишнюю взятку (мы к этому готовы), но, тем не менее, казалось, что это что-то около среднего минуса. Позже мы обнаружили, что получили всего 8 матчпунктов из 70 за эту сдачу.

     Несмотря на этот неудачный тур, мы, без сомнения, по-прежнему были лидерами. И у нас продолжалась светлая полоса. Дружелюбный ход и уступчивый вист против наших трех бескозыря привели к результату 630 что дало 60 матчпунктов.

     В следующей сдаче мы играли с огнем. Никто не в зоне, рука Дэвида: sK J 7 4 3 hQ 8 d6 4 cA J 8 5.

БерковицЛесньевскиКоэнГавриш
-1 c*1 d1 h
1 s2 hпаспас
?


* Польская трефа (обычно слабый бескозыря, но возможен один из нескольких сильных вариантов)

     Дэвид знает, что я очень не люблю позволять оппонентам играть на втором уровне на объявленном восьмикартном фите, поэтому он попытался побороться, заявив две пики. Его тут же законтрили. Тихо проклиная меня, он уполз в два бескозыря, которые означают у нас вызов. Их тоже законтрили. Я сбежал в три бубны, имея расклад 2-2-6-3, и мы всё-таки нашли свою тихую гавань посреди штормового моря. Оппоненты могли законтрить и получить 100, но отступили в свой девятикартный червовый фит, набрали 140 и получили среднюю запись. Осталось шесть сдач.

     И после следующей сдачи я уже практически видел золотые медали:

Юг, Восток-Запад в зоне

 СЕВЕР
s8 7 4 3
hA J 9 3
dA Q 8
cK Q
 
ЗАПАД
sA 10 5
h10 4
dJ 9 7 4
c8 7 6 5
 ВОСТОК
sJ 9 2
hQ 8 6 5
dK 10 2
cJ 10 2
 ЮГ
sK Q 6
hK 7 2
d6 5 3
cA 9 4 3
 
ЮГЗАПАДСЕВЕРВОСТОК
ЯссемБерковицТузжинскиКоэн
1 cпас1 hпас
1 БКпас3 БКвсе пас

     Большинство игроков на позиции Запада атаковало бубной, но разыгрывающие обычно играли мелкой со стола и получали темп, необходимый для выполнения контракта. После любого переключения разыгрывающий может набрать три червы, четыре трефы, одну пику и одну бубну. Дэвид решил пойти трефой, второй старшей из фосок. Я разблокировался валетом в первой взятке (с моей точки зрения, Дэвиду как раз хватает места для A 9 8 7 треф). Разыгрывающий сыграл пикой к даме и Дэвид пропустил без малейшей заминки - маневр, часто приносящий плоды. Разыгрывающий продолжил червой к валету и моей даме.

     Я уже почти пошел трефой (после чего разыгрывающий бы легко взял девять взяток), но вовремя задумался. Не похоже, чтобы разыгрывающий сыграл дамой пик из туз-король-дама, значит у Дэвида должна быть старшая фигура пик. В таком случае, все остальные фигуры у разыгрывающего. Представив себе расклад так, каким он и оказался (что не сложно после этой торговли и первых кругов розыгрыша), я ответил червой. Этот удар по коммуникациям создал разыгрывающему большие проблемы. Он предпочел взять черву в столе и снова пойти пикой к руке.

     Дэвид взял тузом и нашёл грозное бубновое переключение. В этот момент разыгрывающий еще мог суметь распутать переходы и собрать свои девять старших взяток с помощью впустки: туз бубен, король червей, трефа к столу, туз червей, пика после чего я либо отдам на стол бубну и последнюю пику, либо две трефы в руку (на открытых картах я мог бы избежать этого варианта, отблокировавшись валетом на втором круге пик, но у меня не было возможности узнать, что пика разыгрывающего не представлена королем, дамой и десяткой).

     В реальности Юг решил, что, конечно, в дебюте дела его пошли неважно, но он сможет всё наверстать, если пройдет импас бубен. Тогда он соберет все свои взятки. Итак, он проимпассировал дамой и тем оформил себе прямой билет к подсаду. Только четыре пары посадило три бескозыря; с таким жирным результатом в запасе нам предстояло продержаться всего пять сдач.

     Лидируя в матче, вы всегда можете надеяться на мирные сдачи вроде один бескозыря - три бескозыря, но в игре на макс против жестких оппонентов всё гораздо сложнее. Ноль может подстерегать практически в любой сдаче.

     Все в зоне, Дэвид пасует на первой руке с sJ h10 dA 9 8 7 4 3 cA 10 8 5 3. Последовало две пики - контра - четыре пики. Он заявил четыре бескозыря на выбор, и я ответил пять бубен. После долгих раздумий Дэвид спасовал. Моя карта: sA 3 hK J 4 2 dK J 5 2 cQ J 7. Бубна развалилась и король треф был под импасом. Мы набрали 620 и 25 матчпунктов.

     В предпоследнем туре мы дисциплинированно остановились в трех пиках с картой:

WEST
sA Q J 7 3 2
h6 4
dK Q 4
cQ 4
EAST
sK 10 5
hK Q 10 9
dJ 9 8
c10 5 2
КоэнБерковиц
1 s2 s*
2 БК*3 h***
3 sпас
* конструктивно (8-11)
** вопрос
*** червовые ценности

     Треть зала поставила гейм, так что мы получили ещё один хороший результат. Вторая сдача была проверкой на бдительность. Мы поставили четыре червы в односторонней торговле, и я получил пиковую атаку:

СЕВЕР
sA 3
hA Q 10 7
dQ 6
cA J 6 4 3
 
ЮГ
s9 7
hJ 9 8 6 3 2
dA 9 4
cK 5

     Не самый приятный ход. Я взял тузом и подумывал пойти тузом червей, но после длительных размышлений решил, что лучше всё-таки провести импас. Даже если он не пройдет и противники соберут пику, мне, возможно, удастся снести свои бубны на трефу и получить нормальную запись. Во второй взятке я перешёл по королю треф и сыграл червой. На неё поставили короля. А теперь осторожно. Я взял тузом, но не стал тут же добирать козыря. Я сыграл тузом треф, рискуя потерять взятку при раскладе треф пять в один, но зато справляясь с более вероятным раскладом четыре-два с длинной дамой. Когда я пошёл ещё одной трефой, моя предусмотрительность была вознаграждена: справа треф не оказалось. Я убил, перешёл по козырю и убил ещё одну трефу. Теперь я перешёл по козырю, сбросил пику на трефу, и у меня остался один козырь на столе, для того чтобы убить третью бубну. Заметьте, что если преждевременно собрать второго козыря, то в концовке козыри на столе кончатся. Плюс 480 было всего лишь средним, но мы счастливо избежали разжижения мозгов.

     Эта сдача - ещё один пример того, почему игра на макс требует таких затрат энергии. Играя на импы никто бы даже не напрягся, разыгрывая эту сдачу. В игре на макс очень много жизненно важных решений принимаются в ходе розыгрыша и виста. В игре на импы вам могут сойти с рук многочисленные мелкие ошибки по одному импу за штуку.

     Обычно считается, что настоящий бридж проверяется в матчах, а парный турнир на макс - это лотерея. Я категорически не согласен. Хотя удача играет большую роль в турнире на макс (против кого вы играете, как они играют, когда вы с ними встречаетесь), этот фактор удачи выравнивается на большой дистанции. Если вы постоянно, сдача за сдачей, выдаёте хорошие результаты, в итоге вы получите высокий процент.

     В игре на импы вы полностью зависите от единственного результата на другом столе, вместо более реалистичного и последовательного среднего по залу. Кроме того, игра на макс ставит больше бриджевых проблем, на счету практически каждая взятка, тогда как в импах многие взятки особой важности не имеют.

     Результаты матчей часто определяются парой-тройкой крупных шлемовых обороток, часто зависящих от положения какого-нибудь короля. Турниры на макс редко выигрываются или проигрываются из-за одного-двух импасов.

     Когда мы садились за стол в последнем туре, я думал, что мы по-прежнему лидируем с отрывом в полтора макса. На самом деле отрыв составлял всего четверть макса. Поляки Квечень (Kwiecien) и Пшола (Pszczola) добились потрясающего результата на этом отрезке и дышали нам в затылок. По странному совпадению, мы с ними так и не сыграли в финале из-за фиаско с движением в первой сессии. Но хотя бы в бриджераме в последнем туре оказались они, а не мы. Мы играли против их соотечественников, Мартенса (Martens) и Шимановски (Szymanowski). Первая сдача стала нашей версией выстрела, который услышал весь мир.

     Все были в зоне и я держал: s9 7 hJ 6 dA K 6 3 cK 10 8 3 2. Мартенс открыл одним бескозыря (15-16) слева от меня и Шимановски ответил 2 пики справа. Он проаллертировал (на моей стороне экрана) и объяснил, что это либо инвит в три бескозыря с равномерной рукой, либо трефовая масть. Я подумал, что у него первый вариант. Открывающий заявил два бескозыря, показывая минимум, и, к моему огромному удивлению, Шимановски перевёл в три трефы. Я, разумеется, спасовал; открывающий спасовал, а Дэвид, благослови его господь, дал контру реопен. Я облизывался и воображал золотую медаль. Но случилась катастрофа. Полный расклад:

 СЕВЕР
sA K 10 8 3
h9 8 7 3
d10 8 7 5
c-
 
ЗАПАД
sQ 6 5
hK Q 10 2
dQ J 4 2
cA J
 ВОСТОК
sJ 4 2
hA 5 4
d9
cQ 9 7 6 5 4
 ЮГ
s9 7
hJ 6
dA K 6 3
cK 10 8 3 2
 
ЮГЗАПАДСЕВЕРВОСТОК
КоэнМартенсБерковицШимановски
-1 БКпас2 s
пас2 БКпас3 c
паспасконтрареконтра
3 dконтравсе пас

     Как видите, мы должны были получить легкие плюс 500 за три трефы под контрой, но по дороге к банковской кассе произошло непредвиденное происшествие. Шимановски дал реконтру, показывая надвышки. Я бы мог спасовать и получить 1000 за без двух под реконтрой, но была одна маленькая проблема. Ну ладно, хорошо, большая проблема. По системе пас на наказательную реконтру означает «партнер, у меня нет длинной масти, в которую можно было бы сбежать; выбери сам свою лучшую масть». Такое соглашение «сам нас сюда загнал, сам и выпутывайся» весьма полезно, если у меня что-то вроде sQ x x hA x x dA x x c10 x x x. Мне не надо угадывать, какой из своих триплетов заявлять. С той рукой, какая была у Дэвида, он заявил бы три пики, и мы были бы в нашем лучшем фите. Мы исходим из того, что после наказательной реконтры неприятности обычно у нас, а не наоборот. Главное выжить, а не нажиться по-крупному.

     За столом у меня не было другого выхода, как перевести в три бубны перед Дэвидом (если бы я спасовал, заявить что-нибудь пришлось бы ему). О, мука! (Может быть мне надо было заатаковать вне очереди или предпринять ещё что-нибудь в этом роде?) Три бубны были законтрены слева, и на этом торговля закончилась.

     Итак, плюс 1000 выкинуты в форточку, но, возможно, мне удастся спасти 670 в трёх бубнах под контрой? (После сессии я должен буду поговорить с Дэвидом о том, чтобы поменять наши соглашения о торговле после реконтры в ситуациях такого рода. То есть, это если мы вообще будем разговаривать друг с другом к тому времени.) Мартенс нашел лучший вист, пойдя королем червей и продолжив червой к тузу; затем последовал козырь. По наказательной контре я понял, что бубна лежит четыре-один и я знал, что трефа шесть-два из торговли. Я спросил Шимановски, может ли у него быть четырехкартный мажор и он ответил, что нет, не может. (Один из наиболее ясных ответов из всех, что я получил в ходе турнира.) Это была практически задача на открытых картах, и потому вдвойне мучительна. Она была похожа на сдачу из конкурса решения задач, который проводился перед началом турнира. На кону было звание чемпиона, я внутренне мучался от досады на то, что система заставила меня отказаться от результата плюс 1000, который практически висел перед моим носом как морковка. И при этом мне нужно было решить исключительно сложную задачу на розыгрыш.

     Я перебирал в голове комбинации различных шансов. Следует ли мне начать с убитки треф, чтобы выяснить какие именно очки лежат слева и приготовиться к возможному двойному импасу пик, или лучше сыграть туз, король и убитка пик? Я пытался представить все возможные варианты концовок. Я был бы рад потратить час на размышления, но судьи уже нависали надо мной. В конце концов, я решил убить трефу и продолжить тремя кругами пик. Я недобрал одной взятки; все линии розыгрыша, на закрытых ли картах или на открытых, давали не более восьми взяток.

     Результат минус 200 были верным нулём (зал играл три трефы под контрой и получал плюс 500 на нашу линию). Сможем ли мы продержаться еще одну сдачу?

     В последней сдаче тура, сессии, чемпионата и, казалось, всей нашей жизни все были до зоны, и Дэвид открыл тремя пиками на первой руке. Справа спасовали. Я держал: sA hK Q 8 6 dA J 6 5 cK 10 8 4. Мы играем очень слабые блоки на третьем уровне, поэтому я выбрал пас, а слева дали контру-реопен. На этот раз я был готов дать контру, системную и бесспорно наказательную, но оппонент справа, черт бы его побрал, спасовал и вышел бубной.

 СЕВЕР
sA
hK Q 8 6
dA J 6 5
cK 10 8 4
 
ЗАПАД
sK 9 6
h9 7 4 3
d9 2
cJ 9 5 3
 ВОСТОК
s8 4 3
hA J 10 2
dK 10 7
cA 7 6
 ЮГ
sQ J 10 7 5 2
h5
dQ 8 4 3
cQ 2
 

     Три пики Дэвида были не совсем стандартными, но они обернулись бы грандиозным успехом, если бы Шимановски не принял великолепного решения оставить контру. Если бы мир был симметричен, мы бы дали реконтру на три пики и проверили бы системные договоренности их пары.

     Мы отдали короля бубен, двух тузов, убитку бубен и короля пик - без одной. Это снова был ноль, потому что большая часть зала получила плюс на нашу линию или, в худшем случае, минус 50. Вы себе представить не можете, насколько гадко себя чувствуешь, когда чемпионат мира, который ты выигрываешь, завершается для тебя двумя нулями.

     Мы поднялись из-за стола в состоянии шока. Первая сдача заняла у нас столько времени, что все остальные уже закончили игру. Они уже знали плохие для нас новости. Пара, шедшая второй, заработала 1100 в первой сдаче и 140 во второй с нашими картами. Не нужно было быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что мы проиграем. Всё, на что мы могли надеяться - остаться на втором месте. Мы удержались едва-едва, но это не дало нам ничего, кроме чувства опустошённости.

     Майкл Розенберг (Michael Rosenberg) однажды сказал мне, что, по его мнению, хорошая пара должна выигрывать все парные турниры, в которых участвует. Если ваша игра совершенна, вы никогда не проиграете. Разумеется, никто не играет идеально, особенно не американцы в Европе. Оглядываясь назад на прошедшие пять сессий, я вижу, что мы должны были выигрывать этот турнир. Удачи (критических импасов и тому подобного) было примерно как всегда, но подарков мы получили гораздо больше нормы. Если бы мы играли хорошо, мы бы обеспечили себе титул чемпионов задолго до этого рокового последнего тура.

     Всю свою жизнь вы мечтаете о победе на чемпионате мира. Когда победа уплывает из рук на последних секундах - это очень жестокий вариант поражения.

^Вернуться к Переводам

^-Вернуться к Титульной странице






реклама