Бриджклуб.ru наверх

Фиаско при Лилле

Ларри Коэн. Перевод Гомбо Цыдынжапова

Финал, первая сессия

     В финале мы должны были играть два дня по 56 сдач (с началом в 10:30) и затем еще 30 сдач в третий день: 72 пары, заранее заряженные сдачи, играем по схеме «барометр».

Среда, 10:30

     Для нас, американцев (особенно тех, кто не привык к утренним матчам навылет), это необычно раннее время начала. К счастью, мы уже адаптировались к смене часовых поясов, потому что это было 4:30 утра на восточном побережье США. Настоящая игра началась для нас с двух плоских сдач, а затем мы должны были отторговать вот эти руки против Мартела Стенсби (Martel Stansby):

Запад
sA 8 3
h-
dA K Q J 4 3
c9 7 5 3
 Восток
sK 6 4 2
hA J 10 3
d6
cA K J 6

     Дэвид открыл с рукой Запада сильной трефой и, после совершенно ненатуральной торговли, мы достигли очень приятных шести бескозыря с руки Востока. Бубна была четыре-два, третья дама треф за импасом, потому любой (не трефовый) ход приводит к результату 12 взяток. К нашему удивлению, +990 принесло нам 59 матчпунктов из 70. Я предполагаю, что на других столах торговля развивалась примерно так: одна бубна - одна черва - три бубны - шесть бескозыря. После червового хода разыгрывающий может отработать черву в качестве 12 взятки; вероятно, некоторые разыгрывающие пытались выполнить семь, импасируя трефу, и сели.

     Прошло еще несколько ровных сдач. Затем к нам прибыли Бобби Левин (Bobby Levin) и Брэд Мосс (Brad Moss), сопровождаемые судьей. Мы играли модифицированный смешанный Митчел (каждая пара играет против каждой), и Левин Мосс начали сдачу не на том столе. Судья сообщил нам, что мы должны начать торговлю, но если какая-нибудь заявка будет отличаться от того, что Левин и Мосс уже видели, то мы получим "средний плюс", а они "средний минус". Это кажется смехотворным, но выбора кроме как подчиниться у нас не было. Обе стороны были в зоне, и я держал sK 9 5 hA J 10 9 d7 cQ 10 7 6 4.

     До меня дошли два паса и я знал что могу, к примеру, заявить семь бескозыря и получить средний плюс. Вероятно, это против спортивного духа но, интересно, что бы сказал Эдгар? [Эдгар Каплан, большой авторитет в бриджевом судействе. Прим. пер.] [Вероятно, в рамках этой дурацкой процедуры, судья ошибся; ему следовало бы дать указание, что игроки должны стараться предпринимать только нормальные действия. Прим. ред.] Я решил открыться одной червой (мы играем сильную трефу, так что мой выбор был неширок) и судья остановил торговлю; я вытянул выигрышный билет. Средний плюс. Я так и не узнал, что именно заявил с моими картами тот другой оппонент Левина и Мосса. Эта пропущенная сдача оказалась предвестником причудливых событий, ожидавших нас впереди.

     Четыре тура мы избегали плохих результатов. На дистанции в 142 сдачи вас неизбежно подстерегает множество фиаско. Любая пара в зале готова разделать вас под орех. В любой момент вас могут впустить или загнать в сквиз. Множество плохих результатов порождается первым ходом либо вашим собственным плохим, либо хороших ходом оппонента. Многие из этих ходов - гадание вслепую, например, как тот, с которым пришлось столкнуться Дэвиду в девятой сдаче. С рукой sJ 6 4 hA Q 3 dQ 9 4 2 cJ 9 7, ему пришлось ходить против четырех пик после того, как его правый оппонент открыл одной пикой, его партнер заявил три трефы (трех- или четырех-картный фит с силой инвита или лучше), открывающий отверг инвит тремя пиками и отвечающий поднял в четыре. Лично я выбрал бы атаку в минор и, поскольку партнер не законтрил ненатуральные три трефы, пошел бы бубной. Оказалось, что атакующий имеет 9 шансов из 13. Любая атака кроме бубновой безвредна. Дэвид пошел козырем, в котором у меня были две фоски. У разыгрывающего были дублетные король-валет бубен напротив трех фосок. В поздней стадии он пошел к своему КВ и не угадал, дав нам 53 из 70. В Америке максимум был на самом деле 35, поскольку всего было 36 столов, но в ВБФ то, что мы считаем обычными матчпунктами, умножается на два, чтобы избежать половинок пункта в подсчете.

     В следующей сдаче мы играли частичку, а три бескозыря или пять бубен зависели от простого 50% импаса. Импас шёл и, поскольку на нашей линии было 25 очков, зал вставал в гейм, мы получили только 4 матчпункта. Это был всего лишь первый из многих наших плохих результатов.

     Мы создали один из таких результатов сами, выторговав невозможный шлемик, но затем вернули потерянное, когда наши оппоненты столкнулись с этюдной задачей из тех, что публикует Bridge World в разделе «Посрами чемпиона».

ЗАПАД
sA Q 6
hA K 9 4
dA 7
cK J 10 9
  ВОСТОК
sK 9 8 4 2
h6 5 3
d10
cA Q 7 5
Лоуренс Росс 
2 NTпас3 h*контра
4 sпас5 cпас
5 dпас5 sпас
6 sпаспаспас

* - трансфер

     Шесть пик отличный контракт для турнира на макс, но он обречен из-за расклада пики 4-1. В тесте на торговлю вам бы хотелось достигнуть семи треф, но в раскладе, который случился за столом, их не было. Плюс 50 для Север-Юга принесли всего 42 из 70. В бриджераме разыгрывающий заработал 980, угадав пику. Когда он, Запад, сыграл тузом, от его левого оппонента, Зии, упала десятка. Поскольку Зия активно торговался в зоне, разыгрывающий положился на то, что десятка не обманный снос от третьих валет-десять и не нормальная карта из валет-десять в обрез. Он перешел на стол и успешно проимпасировал девяткой, получая макс.

     Это была последняя сдача нормального течения турнира. После всё пошло кувырком. Был объявлен переход и вдруг все вокруг начали звать судью. Оказалось, что служащий, который раскладывал указатели движения, перепутал два, положив их на неправильные столы. Это привело к тому, что игроки отправлялись не туда, куда нужно и, после того, как все некоторое время следовали неправильным инструкциям, они вдруг встретились с оппонентами, с которым уже играли в предыдущих турах. Судьи взяли длительную паузу для анализа проблемы, и в итоге изменили схему движения. Им не удалось сделать это идеально, и многие пары по-прежнему сталкивались со старыми оппонентами. Судьи решили, что повторной игры быть не должно, поэтому, когда вы сталкивались с парой, с которой уже играли, у вас просто был выходной тур и вы получали процент, соответствующий вашему общему результату (сначала предполагалось давать 60% обеим парам, но здравый смысл возобладал.)

     У многих пар образовалось один или два выходных тура в ходе оставшейся части сессии. Мы, однако, попали в самый водоворот обновленной схемы движения. Шесть наших следующих туров были назначены против пар, с которыми мы уже играли. Мы сочли огромной удачей получить выходной на всю оставшуюся часть сессии. Чемпионат - длительный изнуряющий турнир, и отдыхать в ходе 12-ти сдач, когда твои конкуренты истощают свой мозг, огромное преимущество. В то время как мы, не спеша, отправились на обед, наши соперники тратили ценную мыслительную энергию. После первой из пяти финальных сессий, из которой мы сыграли чуть больше половины, мы стояли на приятном четвертом месте и отлично отдохнули.

Вторая сессия

Среда, 16:00

     Вечерняя сессия началась с катастрофы. Я держал: sK 10 7 5 4 2 hJ 7 6 dQ 8 5 3 c-. Дэвид открыл сильной трефой, и оппонент справа прыгнул в три бубны. Я бы мог заявить три пики, но мы играем эту заявку как форсирующую до гейма с рукой лучше, чем моя. Поэтому я дал контру, показывающую 5-8 пунктов; Дэвид дал кюбид четыре бубны. Я счел, что слишком силён, чтобы ограничиться заявкой четыре пики. Ведь мы должны играть шлем, если напротив что-то вроде sA x x x hA K x x dx cA K x x.

      Я прыгнул в пять пик, а Дэвид перевел в шесть треф. Ох! Я спасовал. Рука Дэвида: s6 hA K 4 d9 cA K Q J 8 7 5 4.

     Дама червей оказалась синглетной, но защита забрала два туза, и начало сессии оказалось для нас весьма неблагоприятным. Те же оппоненты сторговали и выполнили хорошие 620 во второй сдаче, и мы получили средний минус вдобавок к нулю. Без паузы на передышку, нас сопроводили в студию бриджерамы. Мы будем играть две следующие сдачи перед живой аудиторией.

     В такие моменты пара проверяется на психологическую прочность. У меня внутри все бурлило из-за заявки Дэвида четыре бубны в первой сдаче. Я полагал, что он показывает четыре-четыре в мажорах. Почему бы ему не заявить четыре трефы натурально, форсирует? Он, в свою очередь, вероятно, был недоволен моим прыжком в пять пик с рукой, которая оказалась для него практически бесполезной. С его точки зрения заявка четыре бубны ничего о мажорах не говорила.

     То, как мы обходимся с подобными катастрофами (а они неизбежны), несомненно, сильнейшая сторона нашей пары. Ни один из нас не произнес ни слова, ни даже повел бровью. После сессии у нас будет достаточно времени для того, чтобы разобраться в происшедшем. Нам предстоит сыграть еще 112 сдач и, если мы приступим к ним в раздражении, поссорившись друг с другом, медалей нам не видать.

     Мы проследовали в комнату бриджерамы и вскоре Крис Комптон (Chris Compton) стал разыгрывающим в трех бескозыря в следующей сдаче:

Запад, Север-Юг в зоне

 СЕВЕР
sK J 7 6 4 3
hK 8 6
d9 8 2
cJ
 
ЗАПАД
sA 2
hQ 10 9 2
dA Q 7
cQ 8 5 2
 ВОСТОК
s10 9 8 5
h7 5 4
d10 6 5
c7 4 3
 ЮГ
sQ
hA J 3
dK J 4 3
cA K 10 9 6
 
ЮГЗАПАДСЕВЕРВОСТОК
КомптонБерковицКацКоэн
--1 d*2 sпас
3 БКпаспаспас

* - Пресижн (от дублета бубен)

     Все игроки, занимавшие позицию Запада, открывали торговлю, поэтому ни у кого из разыгрывающих не было проблем с определением положения недостающих старших карт. Дэвид атаковал десяткой червей, не хуже и не лучше чем любой другой ход. Разыгрывающий взял валетом и пошел дамой пик, которую Дэвид пропустил. Затем разыгрывающий сыграл трефой, Дэвид взял дамой и продолжил червой. Разыгрывающий собрал старшие трефы и червы, а затем запустил Дэвида по тузу пик, заставляя пойти из бубновой вилки. Три бескозыря ровно.

     Когда разыгрывающий впустил Дэвида, мы услышали, как аудитория бриджерамы разразилась аплодисментами. Для обычного игрока это действительно был хороший розыгрыш, но в финале чемпионата мира - это всего лишь средний результат. В зале не нашлось ни одного разыгрывающего, который бы не справился с тремя бескозыря; для эксперта не было ничего проще организовать какую-нибудь впустку против Запада в этой сдаче.

     Во второй сдаче этого тура у меня было: sA Q 8 4 hK Q J 8 6 d8 2 cQ 4. Я открыл одной червой и Дэвид ответил один бескозыря, полуфорсирующий. У него могло быть до 12 пунктов и, возможно, инвит с трехкарточным фитом в червях. Ни одна из моих возможных заявок мне не нравилась и я решил спасовать. Это оказалось победным решением. У Дэвида был минимум с раскладом 3-1-4-5; в розыгрыше он выбрал успешный план и получил 90, как оказалось, единственный способ получить плюс в этой сдаче.

     Последовали три плоские сдачи, и я чувствовал, что мы вновь попали в удачную колею, хоть и всё ещё стояли ниже среднего в этой сессии. Затем оппонент предпринял непонятный блеф:

Север, никто не в зоне

 СЕВЕР
sQ 6 4 2
hQ 7 5 2
dK 8
cK 8 2
 
ЗАПАД
sK 9
h10 9 3
dA 10 7 5
cA J 9 4
 ВОСТОК
sA 10 8 5
hA K 8 6 4
d6
cQ 7 6
 ЮГ
sJ 7 3
hJ
dQ J 9 4 3 2
c10 5 3
 

     Эдди Волд (Eddie Wold), Север, открыл одним бескозыря, показывающим силу 10-12 пунктов. Я вошел две трефы, что показывало мажоры, и мы были на пути к обычным четырём червям на нашей линии. Юг, Дик Цекхаузер (Dick Zeckhauser) решил сблефовать контрой, показывающей хорошую карту. Контра была запасована до меня и я заявил две червы. Дэвид спасовал, и мы как будто упустили гейм и получили ноль. Но нет. Север, который был по одну сторону экрана с Дэвидом, сказал ему, что торговля Юга создала форсирующую ситуацию. Волд должен был что-то заявить и, не желая контрить, выбрал два бескозыря. Эта заявка дошла до Дэвида, который уже занес топор. Он законтрил два бескозыря, а затем и три бубны, в которые убежал Юг. Они пошли без трех и Север-Юг получили за всё только один матчпункт из 70. (Не забывайте про удвоение матчпунктов; в Америке это было бы 0.5 из 35.)

     В следующей сдаче мы почти получили максовую запись после того как я в кои-то веки выбрал очень удачную атаку. Однако разыгрывающий, Дуг Симсон, угадал всё, что было необходимо, и свёл результат обратно к среднему.

     Наши дела продолжили идти в гору, когда вистующие не угадали и нам дали лишний овер. Мы набрали хороший ход, но немедленно были вновь вызваны в комнату бриджерамы. Организаторы имели доступ к текущим результатам барометра и знали, кто как идет. Всякий раз, когда нас приглашали в бриджераму, мы полагали, что находимся в числе лидеров.

     В бриджераме Поль Соловей (Paul Soloway) успешно угадал розыгрыш трех бескозыря в первой сдаче; затем мы удовольствовались результатом плюс 300 во второй сдаче в то время, как у нас были плюс 600 в трех бескозыря. В этом туре мы набрали только 15% и вновь двигались не в ту сторону.

     Зато следующий тур принес нам потрясающий результат 97%. Для начала у наших оппонентов произошел сбой в торговле из тех, что могут случиться с каждым. Вы открылись одной бубной (американский стандарт), последовали два паса и контра-реопен; вы перевели в одну черву. Что это значит? Показали ли вы кучу красных карт и хорошую руку или просто сбежали с одной бубны с раскладом, вероятно, 4-4-3-2? Если вы проведете опрос среди знакомых, вряд ли вы обнаружите согласие. Я советую вам договориться на этот счет с вашим партнером. Сидней Лазард (Sidney Lazard) открылся одной бубной против нас и сбежал в одну черву. Я, сидя за ним, заявил один бескозыря и Барт Брэмли (Bart Bramley) поднял в две бубны с третьими дамой-валетом бубен, считая, что у его партнера двуцвет в красных мастях. Имея пятерку бубен, я радостно дал контру и мы заработали 800 в их козыре три-три. Это принесло наши первые 70 матчпунктов в финальных сессиях.

     В следующей сдаче (все до зоны) перед Дэвидом стояла проблема выбора атаки с рукой sA J 10 8 4 3 h7 2 dK 3 cJ 9 2.

ЮГЗАПАДСЕВЕРВОСТОК
БрэмлиБерковицЛазардКоэн
--2 sпас3 s
контрапас4 cпас
4 hпаспаспас

      Он выбрал фоску треф, а полная сдача выглядела так:

 СЕВЕР
s7 6
h10 6 3
dJ 10 8 2
cK 8 7 6
 
ЗАПАД
sA J 10 8 4 3
h7 2
dK 3
cJ 9 2
 ВОСТОК
sK Q 5
hQ 9 8
dQ 9 6
c10 5 4 3
ЮГ
s9 2
hA K J 5 4
dA 7 5 4
cA Q

     Юг может собрать две трефы и отойти пикой, но, если вистующие будут аккуратны, разыгрывающий не сможет отработать и бубну, и черву. За большинством столов результат был девять взяток. За нашим, разыгрывающий сыграл туз-король червей во второй и третьей взятке, совсем недурной выбор. Он бы мог пристроиться без одной, сходив мелкой бубной с руки (играя на предполагаемый расклад 6-2-2-3 и одну бубновую фигуру у Дэвида). Однако, он предпочел израсходовать вход в стол по трефе на то, чтобы немедленно проимпасировать валетом бубен, что привело к результату без двух и 66 матчпунктам для нас.

     Мы шли на всех парах и удача снова была на нашей стороне, когда (только наша линия в зоне) я поднял: sK hK 10 9 8 7 d10 6 5 4 3 cJ 8. Дэвид открыл сильной трефой и мой правый оппонент Ховард Вайнстайн (Howard Weinstein) заявил одну бубну, показывая мажоры или миноры. Я дал контру (5-8) и Стив Гарнер (Steve Garner) прыгнул в три трефы - "спасуй или назови свою масть". Справа перевели в три червы, показывая мажоры. Я спасовал (контра была бы вызывной) и слева заявили три пики. В конце концов они нашли свой фит. Теперь Дэвид заявил четыре трефы, натурально, форсирует. Я предложил четыре червы, надеясь на фит пять-три, и торговля на этом закончилась:

 СЕВЕР
s9 8 4
hA 4
dA 9 8
cA K Q 10 7
 
ЗАПАД
sA 7 5 2
h5 2
dK Q J
c9 6 3 2
 ВОСТОК
sQ J 10 6 3
hQ J 6 3
d7 2
c5 4
 ЮГ
sK
hK 10 9 8 7
d10 6 5 4 3
cJ 8
 

     Если бы черва была три-три, у нас были бы хорошие шансы на десять взяток, но справа показали мажоры. Атаку королем бубен я взял в столе тузом и трижды сыграл трефой. Восток убил мелкой. Я перебил, сыграл червой к тузу и пошел четвертой трефой. Восток снова убил, но на этот раз я выкинул мою синглетную пику и Восток должен был ходить в следующей позиции:

 СЕВЕР
s9 8 4
h4
d9 8
cA
 
ЗАПАД
sA 7 5 2
h5
dQ J
c-
ВОСТОК
sQ J 10 6 3
hQ
d2
c-
ЮГ
s-
hK 10 9
d10 6 5 4
c-

     Пиковый возврат посадит этот гейм. Я могу убить и стянуть последнего козыря, но теперь у меня останется только один козырь и две бубны, которые надо выбить. С точки зрения Востока, однако, у меня вполне могут быть все оставшиеся козыри и на одну бубну меньше. Например, поменяйте местами красные пятерки Запада и разыгрывающего. Играя на такой расклад, Восток вернул бубну, надеясь получить бубновую убитку. Гарнер взял и переключился в пику, но у меня уже был необходимый темп для отработки бубен. Плюс 620 принесли почти полный максимум.

     Уверенно двигаясь вперед, мы завершили ту часть финала, в которой мы играли против американских пар. Движение пар было предусмотрительно организовано так, чтобы соотечественники играли друг против друга в начальной стадии финальных сессий. Таким образом, предотвращалась возможность сдачи землякам ближе к концу, в случае, когда одна из пар потеряла шансы на борьбу. (По моему опыту, конкуренция между американскими профессионалами настолько велика, что я сомневаюсь, что кому-либо из них пришло бы в голову помочь соотечественникам.)

     Теперь мы вступали на неизведанную территорию. Да, мы узнавали имена игроков из других стран, но все-таки большую часть времени я не имел представления, с кем мы играем. Против шведской пары, Дэвид открыл одной пикой на третьей руке с четвертыми ТКД пик и равномерным мусором (у него был еще один валет). Мы оказались в двух пиках (на фите четыре-три) и выполнили три благодаря ошибке вистующих, получив почти полный макс.

     Наш триумфальный марш по зарубежному миру, на который мы оптимистично надеялись, оборвался, когда я принял кошмарное решение в следующей сдаче. На четвертой руке в неблагоприятной зональности я держал: sJ 8 5 3 h7 5 dK 9 8 6 c10 9 3.

      Сдающий открылся три червы, Дэвид дал контру и мой правый оппонент поднял в четыре червы. Я отпасовал и Дэвид снова дал контру. Мне предстояло решить, пасовать или заявить четыре пики. Одна из моих любимых бриджевых максим звучит так: «Если колеблешься, всегда заявляй четыре пики на четыре червы». Безо всякой уважительной причины, я пошел против этой теории и спасовал. Вероятно, это было бы правильным решением, если бы у Дэвида не было четверки пик, но у него была грандиозная рука с раскладом 4-1-4-4. Карты располагались благоприятно и мы могли выполнить даже шесть пик. Тем не менее, 680 было бы лучше (средний минус), чем те жалкие 11 матчпунктов, которые мы получили за 500 в четырех червях под контрой.

     Наш разгон был остановлен, и последовало еще два очень плохих результата. Сначала, оппонент из Швеции должен был ответить на сильный бескозыря имея s9 h7 3 d10 7 6 5 3 cA Q 10 6 3. Он вполне мог спасовать и получить 90, но применил какую-то минорную конвенцию (я так и не добился ясного объяснения) и играл три трефы, заработав 110 и почти макс.

     Затем у Дэвида было: s3 2 hQ 8 6 5 4 2 dQ 7 cK Q 9. Все в зоне, я открыл одной пикой и справа от Дэвида заявили два бескозыря, показывая миноры. Дэвид выбрал нефорсирующие три червы. Левый оппонент продолжил борьбу заявкой четыре трефы и я счел что с рукой sK Q 9 6 4 hK 10 3 dA 6 5 2 c3 заявка четыре червы вполне очевидна. Что-то в этой серии наших решений в конкурентной торговле пошло не так. Карты Дэвида смотрелись бы гораздо лучше в защите, чем в атаке. Нас посадили без двух (у правого оппонента Дэвида был расклад 1-2-5-5) и мы получили жалкий результат третий раз подряд.

Начало | Продолжение

^Вернуться к Переводам

^-Вернуться к Титульной странице






реклама