Бриджклуб.ru наверх

Фиаско при Лилле

Ларри Коэн. Перевод Гомбо Цыдынжапова

Четвертая сессия

Четверг, 16:00

     Мы начали с макса и нуля против французской пары. Сначала, мы сторговали шесть бескозыря, которые на первый взгляд зависят от импаса короля, но в итоге вопрос оказался в положении туза.

Восток, никто не в зоне

 СЕВЕР
sA K J 9 8 7
hA 8
d5 4 3
cQ 8
 
ЗАПАД
s6 3 2
h9 7 6 5
dQ J 9
cA 7 4
 ВОСТОК
s10 5
hK 2
d10 8 6 2
c10 9 5 3 2
 ЮГ
sQ 4
hQ J 10 4 3
dA K 7
cK J 6
 
ЮГЗАПАДСЕВЕРВОСТОК
БерковицШвайцерКоэнДешале
---пас
1 c*пас1 s**пас
1 БКпас2 sпас
2 БКпас4 c***пас
4 hпас6 БК(все пас)
* сильная, ненатурально
** 5+ пик, форсирует до гейма
*** Гербер

     Для шести бескозыря необходим успешный импас червей, чтобы довести число взяток до 12. Если бы атака была дамой бубен, никакой истории бы не было. Дэвиду пришлось бы провести импас червей и Восток бы знал, что надо ответить трефой.

     Но первый ход был в черву и Дэвиду пришлось провести импас в первой взятке. Восток взял королем, и... Он знал по торговле, что у нас не хватает туза, но которого? Восток выбрал наилучшие шансы, сыграв бубной. Из-за дамы треф стола, более вероятно, что разыгрывающий сможет взять больше взяток в трефе, а значит, даже если бубна попадет в туза разыгрывающего, вряд ли у него будет достаточно бубновых взяток для выполнения контракта. У Дэвида было только две взятки в бубне, но нежданная пятая черва дала нам плюс 990 - макс, полученный благодаря удаче.

     Мы немедленно вернули его обратно:

Запад, Север-Юг в зоне

 СЕВЕР
sA K J 10 8
hA J 8 2
d10 6
c7 4
 
ЗАПАД
sQ 6 5
h-
dK Q J 9 2
cJ 10 8 6 2
 ВОСТОК
s9 3 2
h9
dA 8 7 5 4 3
cA K 3
 ЮГ
s7 4
hK Q 10 7 6 5 4 3
d-
cQ 9 5

ЮГЗАПАДСЕВЕРВОСТОК
ДешалеБерковицШвайцерКоэн
-пас1 s2 d
4 h6 dпаспас
6 hпаспаспас

     Дэвид атаковал бубной, так что судьба контракта зависела от розыгрыша пиковой масти. Разыгрывающий сыграл тузом, королем, валетом и угадал, что следует убить на третьем круге. Судите сами: Должен ли Дэвид ходить трефой или я должен дать контру? Не будет ли моя контра просьбой атаковать в пику? Минус 1430 полностью уничтожили разгон, набранный нами после первой сдачи. (Отмечу, что в бубновом контракте после червовой атаки Восток может ограничить свои отдачи в черных мастях тремя, собрав козырей, туза и короля треф и выйдя пикой к даме.)

     В последовавших нескольких турах наши результаты колебались между средним и небольшим плюсом и наш отрыв от остальных участников начал увеличиваться. Но затем нас вызвали в бриджераму, которая до сих пор служила нашей личной комнатой ужасов. В первой сдаче я должен был атаковать после торговли две пики - пас - четыре пики все пас, имея руку sJ 6 4 h10 8 7 4 dQ 7 3 2 cA 10.

     После такой торговли на столе нередко оказывается источник взяток в одной, а то и в двух побочных мастях, потому напрашивается агрессивный ход. Кроме того, если справа от вас блокировали, скорее всего ход с туза не приведет к потере взятки в этой масти. Я атаковал трефовым тузом и попал прямо в золотую жилу. У Дэвида оказался пятый марьяж треф, а у оппонентов эта масть лежала три-три. Любой другой ход позволил бы разыгрывающему снести трефы на старшие карты красных мастей стола. У разыгрывающего был шестой туз с десяткой в козыре напротив второй дамы стола. Мы взяли еще две козырные взятки вдобавок к нашим трем трефовым и получили 61 матчпункт из 70.

     В следующей сдаче мы произвели на свет свою самую, пожалуй, успешную торговлю на турнире. Дэвид открыл одной червой. После вызывной контры я поднял в две червы на самых мерзких пяти очках, какие вы когда-либо видели (3-3-4-3 с тремя фосками червей). Мы играем такой подъём как чисто деструктивный (мы знаем, что у нас есть восемь козырей и этого достаточно). Большинство турнирных игроков в настоящее время используют аналогичные соглашения и имеют искусственные способы показа приличной карты с фитом. После такого начала, как очень часто случается, торговля наших оппонентов взлетела в стратосферу. Они играли пять треф и сели за 200. Наконец-то нам удался хороший тур в бриджераме.

     Хоть мы и начали постепенно уходить в отрыв, мы, как это и будет продолжаться до конца, никак не могли удержать разгона. В следующем туре мы опять рухнули на грешную землю. Сначала Дэвид держал такую карту: sK Q 5 3 h8 dQ J 9 7 5 2 cA J. Никто не в зоне и он открыл одной бубной на первой руке. Торговля продолжилась одна черва - пас - одна пика и вернулась к нему. Я полагаю, что заявка две бубны в Американском стандарте - это всего лишь чуть-чуть слишком агрессивно; в то же время, на мой взгляд, торгуя Пресижн (где открытие обещает всего-навсего две бубны), показать длинную бубновую масть нужно обязательно. Дэвид тоже так думал; его законтрили и посадили за 300, потому что я выложил на стол четыре плохих очка в раскладе 3-5-1-4.

     В следующей сдаче, в неблагоприятной зональности, у меня было: sJ 8 7 4 3 hQ J 10 2 d9 8 7 c9. Слева от меня на третьей руке открыли одной трефой, а Дэвид дал вызывную контру. Последовала реконтра и я получил возможность сделать одну из моих любимых заявок - две пики (которые мы трактуем как слабые, обычно основанные на раскладе, а не на очках). Эта заявка особенно эффективна, когда противник открылся с третьей руки и никто не знает, кому принадлежит эта сдача. Я надеялся обнаружить у нас как минимум восемь козырей и, таким образом, оказаться под защитой закона тотальных взяток. Все спасовали и Дэвид предъявил: sK 10 5 hA 9 5 3 dQ J 5 cK J 2.

     Стол не сильно меня обрадовал, но я все-таки был доволен, что разыгрываю две пики, а не вистую три трефы. Увы, я был неправ! Оппоненты атаковали червой и я, разумеется, сыграл мелкой. Справа взяли королем (жаль...) и вернули черву, которую убили слева (о нет!). В итоге я сел без двух, получив очень неприятные минус 200. Нам всё-таки досталось 25 матчпунктов, поскольку некоторые пары сторговали и сыграли три бескозыря на противоположной линии (им очень повезло с раскладом).

     В двух последующих сдачах мы проявили небрежность. Дэвид сел в гейме, который, вероятно, должен был выиграть, а я пошел на глупый риск в попытке ограничить частичку девятью взятками и позволил им взять одиннадцать. На этих четырёх сдачах почти весь наш отрыв исчез.

     Затем Дэвид встретился с необычным выбором способа розыгрыша масти в одном бескозыря:

СЕВЕР
sA 5
hK Q
dJ 10 9 7 4 2
cQ 8 3

ЮГ
sQ 10 4 3
hJ 9 6
dA Q 5
cJ 10 2

     Запад открыл одной трефой и я, Север, вошел одной бубной, Дэвид заявил один бескозыря и стал разыгрывающим. Атака мелкой червой; Дэвид взял королем и пошел валетом бубен. Справа дали мелкую; теперь можно сыграть мелкой, дамой или тузом. И каждый вариант имеет свои преимущества, такое встретите не каждый день. Если Дэвид сыграет мелкой и отдаст взятку на короля, пиковый ответ (королем при необходимости) отрежет бубны стола навсегда. Если Дэвид сыграет тузом, он подарит оппонентам взятку в случае, если бубновый импас идет (не хватает 18 очков, потому король бубен вполне может быть справа, несмотря на то, что там пасовали). Дэвид выбрал даму в качестве промежуточного варианта. Дама взяла, Дэвид продолжил тузом и слева больше бубен не оказалось. Дэвид продолжил бубной и в итоге получил плюс 120 еще один неважный результат.

     Это была уже пятая подряд сдача, в которой мы получили результат ниже среднего, но как только дело подошло к тому, что мы потеряем позицию лидеров, колесо фортуны вновь повернулось. Сначала я успешно разгадал позицию в частичке и получил средний плюс. Затем наши оппоненты сели за 300 в трех пиках под контрой перетянув карту после наших бескозыря с силой 10-12. Кристиан Мари (Christian Mari) из Франции заявил две пики в позиции реопен с шестикартом пик и раскладными семью очками, но Франсуа Леенхартд (Francois Leenhardt) шутки не понял. Потом мы нашли лучший вист против частички, а разыгрывающий нам помог, продемонстрировав совсем не идеальный розыгрыш. Прошло еще несколько приличных сдач, и мы вновь оказались на надежном первом месте. Но тут, разумеется, нас вызвали в комнату ужасов. В бриджераме мы сторговали шесть пик с руки Юга со следующими картами:

СЕВЕР
sK 10 5 2
hA K J 7
dK 10
cA 3 2

ЮГ
sQ J 8 7 4
h6 5 3
dA J 6 2
cQ

     Если бы контракт игрался с руки Севера, можно было бы надеяться на благоприятный ход в одну из побочных мастей. Дэвид, однако, получил трефовую атаку и, поскольку никто не любит садиться в первой взятке, попросил со стола туза. Козырь оказался два-два и всё свелось к импасу червей. (Можно собрать две червы сверху и надеяться на чудо в бубне или сквиз, но червовый импас дает ничуть не меньше шансов). Импас, разумеется, не прошел - мы же были в бриджераме - и мы получили только 8 матчпунктов. Если вам любопытно, игра мелкой в первой взятке привела бы только к более быстрому подсаду.

     Затем наши противники из Шотландии сторговали семь бубен:

ЗАПАД
sA 7 5
hA 10 9 2
dA 10 7 6 4
c3
ВОСТОК
s8
hQ 8
dK Q J 2
cA K J 10 7 6
КатбертсонМатесон
1 d2 c
2 d3 s*
4 БК5 s**
7 dпас
* Сплинтер
** две ключевые карты и дама бубен

     Дама треф была второй перед импасом, так что семь бескозыря были, но настолько жадных в зале не нашлось. Чуть меньше половины зала встало в семь бубен, и мы понуро покинули бриджераму, как обычно оставив за спиной ужасный тур.

     Чувствуя, что наш разгон исчезает, я поднял: sA 7 5 hK 10 7 5 dA 7 6 5 cK 9. Мы играем сильный бескозыря с диапазоном 14-16. Множество матчпунктов зависит от мелких решений, подобных этому; я предпочел открыться одной бубной. У Дэвида было четыре червы и слабая равномерная рука. Он ответил одна черва, я поднял в две и, благодаря удачному раскладу, мы получили результат 140 и 41 матчпункт. Если бы я открылся одним бескозыря, мы бы набрали 90 и получили бы ужасный результат. До сих пор мы, похоже, успешно угадывали большинство из таких мелких дилемм, и эта сдача была для меня еще одним маленьким знаком что, возможно, этот чемпионат «наш».

     После ещё нескольких плоских сдач, я столкнулся с мучительной проблемой выбора атаки и линии защиты, имея карту: sQ J 6 5 hA 6 4 3 dQ J 9 7 c4. Джейсон Хакетт (Jason Hackett) открыл одной трефой справа от меня и его брат Джастин (Justin) ответил одной бубной слева. Джейсон заявил два бескозыря, Джастин поднял в три, что и стало финальным контрактом. Я вышел четвертой сверху пикой. Полная сдача:

  СЕВЕР
sK 9 2
hJ 9
dK 10 4 2
cA 8 6 3
 
ЗАПАД
sQ J 6 5
hA 6 4 3
dQ J 9 7
c4
 ВОСТОК
s8 7 4
hQ 8 7 5 2
d6 5 3
c10 2
 ЮГ
sA 10 3
hK 10
dA 8
cK Q J 9 7 5
 

     Со стола поставили мелкую, Дэви сыграл четверкой (прямой показ чётности) и разыгрывающий взял десяткой. Я отнесся к этому спокойно, поскольку вполне привык к тому, что наигрываю взятки с атаки. (Дэвид говорит, что у меня «золотые руки».) Разыгрывающий собрал шесть треф и пики, завершив в столе. Я оставил даму, валет, девять в бубне и синглетного туза червей. Концовка выглядела так:

 СЕВЕР
s-
hJ
dK 10 4
c-
 
ЗАПАД
s-
hA
dQ J 9
c-
 ВОСТОК
s-
hQ 8 7
d6
c-
 ЮГ
s-
hK 10
dA 8
c-
 

     Разыгрывающий пошел валетом червей и попытался взять королем. Я вернул, разумеется, девятку бубен и мы ограничили разыгрывающего 11 взятками, получив 53 матчпункта. Многие игроки на позиции Запада давали вызывную контру на одну трефу (обе линии в зоне) с моими картами. На мой взгляд, это бессмысленно в том случае, когда партнер уже спасовал; маловероятно, что вам удастся успешно бороться за частичку и все, чего вы добьетесь, это выдадите свою силу. На самом деле, многие разыгрывающие, вооруженные знанием того, что все недостающие онеры лежат слева от них, набирали двенадцать, а некоторые даже тринадцать взяток на сквизе в трех мастях. После атаки с дамы бубен разыгрывающий собирает трефу, размалывая Запад в порошок. Мы не получили макс только потому, что некоторые из игроков в позиции Севера отвечали на одну трефу - два бескозыря (натурально), очевидно плохой выбор и получали червовую атаку с другой руки. Те, кто ставил короля со стола, получал заслуженное наказание за грубую торговлю: без одной.

     Мы завершили сессию играя против единственной греческой пары (и единственной женщины, Марии Влачаки (Maria Vlachaki)), которая смогла пробиться в финал. Мы аккуратно остановились в пяти трефах с:

ЗАПАД
sJ 9
hJ 8
dA J 8 7 2
cK Q 9 8
ВОСТОК
sQ
hA 9 4 2
dK 4
cA 10 7 5 4 2
БерковицМайКоэнВлачаки
1 d*1 s2 c2 s
3 c3 s4 h
5 cпаспаспас
* Пресижн (от дублета бубен)

     После пиковой атаки для шести треф нужно, чтобы бубна легла три-три с дамой под импасом. Несколько пар встало в шесть треф, но чуда в бубне не произошло и мы получили 48 матчпунктов из 70.

     В последней сдаче этого дня мы посадили частичку и получили средний результат. Перед заключительной сессией мы лидировали с отрывом в пол-макса.

     Большинство из нас помнят, как приятно было выиграть в первый раз турнир в местном клубе. Многим читателям Bridge World приходилось испытывать необыкновенное волнение первой победы в секции или даже, возможно, в региональном турнире. Когда я выиграл турнир Blue Ribbon Pairs в 1981 году, первая для меня победа национального уровня, мое сердце пыталось выскочить из груди в ходе всей последней сессии, когда я понял, что мы на верном пути к первому месту. Открытый Парный Чемпионат Мира проводится всего лишь раз в четыре года, и реальная возможность выиграть его выпадает очень редко. Даже если вы пробились через отборочные сессии, финал - это настоящая битва. В прошлых финалах сильные игроки в зале меня побеждали. Они находили хорошие атаки, они давали контры, они отлично вистовали, а их розыгрыш выжимал из карт невозможное.

     Но в этом году противники играли за нашим столом не столь хорошо. Мы уже лидировали большую часть финальных сессий и всё, что нам нужно - это ещё всего одна достойная сессия, и мы достигнем самой высокой вершины бриджа, возможной для пары. Картины того, как я принимаю золотую медаль, стоя на подиуме под звуки нашего национального гимна, проносились у меня в голове одна за одной. Мы можем стать чемпионами мира. Это произведет впечатление даже на тех, кто не знает о бридже ничего. Мы играли под счастливой звездой и нам всего лишь нужно, чтобы удача продлилась ещё только 30 сдач. Я с нетерпением ждал последнюю сессию. Как вы можете предположить, заснуть в ту ночь было непросто.

     Последняя сессия состояла из 30 сдач. Турнир надо было завершить ко времени праздничного вечернего банкета, поэтому организаторы сместили время начала сессии на 10:00.

Пятая сессия

Пятница, 10:00

     Наш первый раунд начался с ровной сдачи, следом за которой наши оппоненты из Индии встали в агрессивный удачный гейм за 420. Лишь четверть зала его поставила. До сих пор в финале в граничных сдачах нам везло. Была ли эта сдача дурным предзнаменованием?

     Нет, как оказалось, нет. Наше время рождественских подарков в сентябре продолжилось в следующем туре. Оппонент из Исландии должен был заатаковать из s9 5 2 hQ 10 7 4 3 dQ J cK Q 8, после того как справа от него открылись одной червой на третьей руке, слева заявили одну пику, справа один бескозыря и все спасовали. Он выбрал короля треф; на столе оказался четвертый валет, а у разыгрывающего четвертый туз. Я открылся одной червой на третьей руке с четвертыми туз-король-валетом червей и четвертым тузом треф, поскольку пресижинская одна бубна на трех фосках выглядела ужасно непривлекательно. Даже после червовой атаки из-под дамы один бескозыря бы сел, но трефовый ход дал мне темп для розыгрыша и сбора трефы, и я получил плюс 90 и почти макс.

     В следующем туре мы получили очередной подарок, когда наши противники ошиблись в защите и Дэвид воспользовался этой ошибкой в полной мере, украв лишнюю взятку. После трех туров создавалось впечатление, что мы идём примерно на 60%, чего наверняка будет более чем достаточно для победы. Но тут праздник кончился, нас вызвали в бриджераму.

     В первой сдаче наши оппоненты из Италии поставили хорошие шесть треф. Во второй сдаче мы получили отвратительный результат. Никто не в зоне и на третьей руке я держу s9 7 5 hA Q 7 5 2 d10 4 cQ J 2. До меня дошли два паса и мне предстояло сделать выбор между одной червой, двумя червями и пасом. Обычно я выбираю между значащими заявками, но в данном случае я решил сыграть консервативно и спасовал. Вероятно, я пытался играть на удержание нашего отрыва. Слева открылись два бескозыря (18-19) и все спасовали. Я проклинал себя, потому как знал, что мне не дождаться червовой атаки от Дэвида. Он пошел десяткой треф и вот, что я увидел:

СЕВЕР
s8 4
hJ 9 4
d8 6 5 3
cA 7 4 3
 
 ВОСТОК
s9 7 5
hA Q 7 5 2
d10 4
cQ J 2

     Со стола сыграли мелкой, а я перебил валетом (что оказалось правильно) и разыгрывающий взял королем. Шестерка треф прошла к пятерке, четверке и моей даме. Что теперь? Похоже, Дэвид атаковал трефой из комбинации десять-девять-фоска, поэтому я решил, что он выбрал пассивный вист с раскладом вроде четрые-три-три-три. Из его трефового сноса нельзя было извлечь сигнала предпочтения масти (или эхо Смита), поскольку Дэвид не мог позволить себе сыграть девяткой в опасении, что у меня были дама-валет в обрез. Надеясь, что у Дэвида триплет червей, я переключился на двойку червей (ходы третьей-пятой). Разыгрывающий сыграл малой, Дэвид тройкой, показывая нечетное количество и стол получил взятку.

     Я был горд. Дэвид не наиграл взятки в пике или бубне с атаки, и мы смогли отработать черву. Разыгрывающий наверняка отдаст Дэвиду импас пик или бубен, и червовый возврат посадит контракт. Ну, возможно, в другой жизни. Расклад выглядел так:

 СЕВЕР
s8 4
hJ 9 4
d8 6 5 3
cA 7 4 3
 
ЗАПАД
sA K 10 6 3
h10 6 3
d9 7
c10 9 5
 ВОСТОК
s9 7 5
hA Q 7 5 2
d10 4
cQ J 2
 ЮГ
sQ J 2
hK 8
dA K Q J 2
cK 8 6
 

     Разыгрывающий взял черву на столе и вскоре предъявил претензию на 150, 62 из 70 матчпунктов. Лично я бы с рукой Дэвида пошел мелкой пикой и подарил разыгрывающему его восьмую взятку. Дэвид теоретически сыграл намного лучше; если бы я переключился в пику в третьей взятке, мы посадили бы контракт без двух. Но откуда я мог знать? И даже если я всё-таки пойду в пику, Дэвид должен взять пику и как-то догадаться выбрать неестественное переключение в черву. На некоторых столах атака десяткой треф была пропущена всеми. Теперь нет никакой возможности посадить даже три бескозыря.

     Позже мне сказали, что комментаторы бриджерамы сочли, что и Дэвид, и я были чрезмерно осторожны в торговле. По их мнению, Дэвиду следовало открыться двумя пиками, но я думаю, что это была бы просто ужасная заявка для первой руки с пятыми тузом, королем и десяткой.

     За обычными для нас бедствиями в бриджераме последовала наша худшая сдача турнира. Играя против итальянцев, победителей Кубка Розенблюма, мы дали в нелепых трех бескозыря двенадцать взяток, вместо того, чтобы посадить их без двух. Мне слишком стыдно публиковать эту сдачу. У нас в паре есть специальный термин для описания произошедшего; мы называем это разжижением мозгов. До этого у нас были ошибки, но все они были из разряда обыкновенных неудачных бриджевых решений. Разжижение мозга - это когда случается очевидно идиотское, всегда проигрывающее действие, сплошное недоразумение. (Некоторые части этой статьи было очень неловко писать, поскольку мы в них безнадежно далеки от своей лучшей формы. Я бы с удовольствием опустил все наши просчеты, но это было бы уже нечестно с точки зрения журналиста.)

     К счастью, нам удалось сохранить присутствие духа и бороться в полную силу в оставшейся 21 сдаче. В следующей сдаче мы вистовали точно и посадили один бескозыря. Потом нам пришлось вернуться в бриджераму, и мы вновь аккуратно отвистовали частичку и получили достойный результат. Но затем, как уже стало для нас привычным в бриджераме, случилась катастрофа:

Юг, Восток-Запад в зоне


СЕВЕР
sQ 10 8 5 4
hA K 7 6
d9 8 3
c3

ЗАПАД
sA 2
hQ
dA 6
cQ J 10 9 7 6 5 4

ВОСТОК
sJ 9 7 3
h10 9 5
dK 4 2
cA K 2

ЮГ
sK 6
hJ 8 4 3 2
dQ J 10 7 5
c8

ЮГЗАПАДСЕВЕРВОСТОК
ГрейвсКоэнМиттельманБерковиц
пас2 c*контра (!)2 d**
4 h5 cпаспас
5 dпас5 hконтра
паспаспас
* натурально (6+ треф)
** вопрос

     Все игроки торговались очень точно (обратите внимание на сверхагрессивный вход Миттельмана), и нам было уже не избежать плохого результата, поскольку зал в большинстве своём получал плюс 600 на нашу линию. Мы сделали результат еще хуже, собрав только 300. Я пошел тузом пик, надеясь на убитку и страхуясь от того, что разыгрывающий снесет пиковые потери на гипотетические старшие трефы стола. Дэвид сыграл тройкой (предпочтение масти), предлагая мне переключиться на трефу. Я продолжил дамой треф, он взял и попытался дать мне убитку пик. Возможно, если бы я хотел пиковой убитки, я бы сыграл другой трефой вместо дамы. Однако можно также сказать, что мне следовало использовать сигнал предпочтения масти - мелкая для возврата бубной и старшая для пики. Разыгрывающий взял королем, собрал козыря и отдал только две взятки в бубне. То, что мы не нашли бубновую убитку, обошлось нам всего лишь в два матчпункта. Несколько пар на линии Восток-Запад поставили шесть треф и сыграли их на псевдосквизе.

Начало | Окончание

^Вернуться к Переводам

^-Вернуться к Титульной странице






реклама