Бриджклуб.ru наверх

Фиаско при Лилле

Ларри Коэн. Перевод Гомбо Цыдынжапова

     Мы с облегчением покинули комнату бриджерамы и отправились навстречу небольшой полосе удач. Наши оппоненты из Дании не поставили натянутый, но выполнимый гейм. Потом мы избежали неприятностей с рукой шесть-пять там, где зал крупно садился. Исход следующего тура дал мне повод думать, что титулы чемпионов всё-таки будут нашими.

Сначала:

Юг, Север-Юг в зоне

 СЕВЕР
sK J 9 4
h6 5
d10 4 2
cA 7 6 2
 
ЗАПАД
s8 6 2
hA J 4
dK Q 6
cK J 9 3
 ВОСТОК
s7 3
hK 10 8 2
dA 5 3
cQ 10 5 4
 ЮГ
sA Q 10 5
hQ 9 7 3
dJ 9 8 7
c8
 
ЮГЗАПАДСЕВЕРВОСТОК
РамондтКоэнМаасБерковиц
пас1 d*пас1 h
1 sконтра**3 sконтра***
паспаспас
* Пресижн (от дублета бубен)
** трехкартная поддержка червей
*** хорошая карта

     Подъем Севера в три пики, базирующийся на законе тотальных взяток, кажется мне вполне нормальным, однако, такие акции несколько рискованны, если ваш партнёр любит входить на четырехкартных мастях. Дэвид сделал хороший выбор, дав контру, а мне было легко её оставить, поскольку давая подобные контры, показывающие хорошую карту, мы обычно имеем как минимум два козыря. Мы ходили в козыря каждый раз, как нам предоставлялся случай и разыгрывающий сумел взять только семь взяток: плюс 500 и 70 матчпунктов.

     Во второй сдаче тура Дэвид стал героем дня после сумасшедшей торговли и розыгрыша:

Север, Север-Юг в зоне

 СЕВЕР
sQ
hA 5 3
dK J 10 7 4 3
cJ 9 8
 
ЗАПАД
sA K 4
h10 7 6
dQ 5 2
cK 7 5 4
 ВОСТОК
s10 8 6 3
hJ 2
dA 9 8
cA Q 10 3
 ЮГ
sJ 9 7 5 2
hK Q 9 8 4
d6
c6 2
 

     Нередко Север открывался одной бубной (в этом зале мы чувствовали себя предпочитающими обеспеченные открытия) и Юг разыгрывал две червы. Защита атаковала козырем, ограничивая разыгрывающего шестью или семью взятками. Я спасовал с рукой Севера и Дэвид открыл двумя червями (!) на третьей руке. Я ответил три бубны, показывая фит червей. Когда три червы Дэвида завершили торговлю, я остался в недоумении: куда делась вся пика? То, что мы потеряли, забравшись слишком высоко, мы вернули сторицей благодаря тому, что вистующие неверно оценили руку Дэвида, а кто бы не ошибся на их месте? Запад атаковал старшей пикой, что казалось вполне нормальным ходом, после чего защита трижды сыграла трефой. Дэвид убил и пошел бубной к валету и тузу. (У Запада уже обнаружились старшие пики и король треф.) Лучшим ответом Востока был бы козырь, но найти этот ход было невозможно. Восток считал, что у Дэвида шесть червей, потому казалось, что козырной возврат отдаст ему все оставшиеся взятки, достаточно собрать козыря и отыграть бубну стола. Поэтому Восток ответил пикой: девятка, король, убитка. Дэвид сыграл королем бубен, убил бубну, собрал валета пик и пошел семеркой пик за убиткой в стол. Запад, который держал длинный козырь защиты, оказался перед неприятным выбором: дать убить в столе мелким козырем или убить, позволив разыгрывающему перебить тузом и собрать козыря в два круга.

     И в последний раз нас попытались задержать, отправив в бриджераму. Первая сдача была плоской. Во второй, на четвертой руке в невыгодной зональности я держал: sA K 9 6 4 3 hA 8 7 2 d5 c10 4. Слева открылись одна бубна, а справа ответили один бескозыря. Я вошел двумя пиками и заявка левого оппонента три бубны дошла до меня после двух пасов. Передо мной было несколько возможностей. Я не хотел давать контру, поскольку боялся услышать четыре трефы. Я не хотел пасовать, потому что... ну, это просто не по мне. Я выбрал три червы, что, конечно, странно при таком дисбалансе в качестве мажоров, но ни один вариант не был совершенен. Слева последовала контра (в финалах чемпионата мира никто не стесняется законтрить частичку) и Дэвид перевел в три пики, которые тоже законтрили слева от меня. Но торговля на этом не кончилась. Полный расклад:

 СЕВЕР
sJ 8 7
h9 6 3
dA 8 3
cQ 6 5 3
 
ЗАПАД
sQ 5 2
hJ 10 5
dJ 10 6
cK 9 8 2
 ВОСТОК
sA K 9 6 4 3
hA 8 7 2
d5
c10 4
 ЮГ
s10
hK Q 4
dK Q 9 7 4 2
cA J 7
 
ЮГЗАПАДСЕВЕРВОСТОК
ПаулиссенБерковицРамерКоэн
1 dпас1 БК2 s
3 dпаспас3 h
контра3 sпаспас
контрапас4 d(!)все пас

     Как вы видите, меня ожидали плюс 730, но Рамер (Ramer) угадал, что надо сбежать в четыре бубны. (Я бы на его месте оставил контру, имея три пики и туза.) Дэвид атаковал мелким козырем и Паулиссен (Paulissen) взял взятку на восьмерку стола. Разыгрывающий пошел трефой к валету и королю Дэвида. Затем Юг использовал два минорных входа в стол для того, чтобы ходить червой и заработал 130, а мы получили ещё один плохой результат в бриджераме.

     Когда осталось играть 12 сдач, мы в последний раз получили информацию о текущем положении. Организаторы решили, что они не будут объявлять результаты шести последних туров, чтобы избежать нелепых попыток добиться нужного результата в концовке турнира. В списке мы были первыми с отрывом в полтора макса. Если бы нам только позволили получить 730 в последней сдаче в бриджераме, наш отрыв стал бы непреодолимым.

Финишная прямая

     В следующей сдаче нам позволили играть две червы на девятикартном фите, ровно. Противник в неблагоприятной зональности не дал контры на одну черву с картой sA K J hK 2 dJ 9 5 4 2 cJ 10 7. На мой взгляд, с такой стратегией в турнире на макс многого не достигнешь. (Я предпочитаю девиз «входи в торговлю раньше, входи чаще».) После ответа одна пика и ребида две червы он сдался, спасовал и подарил нам 54 из 70 матчпунктов. Затем мы остановились в пяти червях в сдаче, где шесть зависели от импаса в боковой масти четвертый валет напротив король-десять в обрез. Я угадал верно (торговля дала существенные подсказки) и результат оказался ровно 50%. Осталось десять сдач.

     В следующем туре мы играли, на первый взгляд, совершенно заурядные сдачи, но каким-то образом получили за них только 17%. Сначала Дэвид разыгрывал нормальные три бескозыря и сел без одной. Оказалось, что зал в основном играл этот контракт с другой руки (такая возможность не была для нас очевидной) и выполнял его ровно после другой атаки. Потом Дэвид сделал обычный ход четвертой сверху против слегка натянутых трех бескозыря. Ход наиграл лишнюю взятку (мы к этому готовы), но, тем не менее, казалось, что это что-то около среднего минуса. Позже мы обнаружили, что получили всего 8 матчпунктов из 70 за эту сдачу.

     Несмотря на этот неудачный тур, мы, без сомнения, по-прежнему были лидерами. И у нас продолжалась светлая полоса. Дружелюбный ход и уступчивый вист против наших трех бескозыря привели к результату 630 что дало 60 матчпунктов.

     В следующей сдаче мы играли с огнем. Никто не в зоне, рука Дэвида: sK J 7 4 3 hQ 8 d6 4 cA J 8 5.

БерковицЛесньевскиКоэнГавриш
-1 c*1 d1 h
1 s2 hпаспас
?


* Польская трефа (обычно слабый бескозыря, но возможен один из нескольких сильных вариантов)

     Дэвид знает, что я очень не люблю позволять оппонентам играть на втором уровне на объявленном восьмикартном фите, поэтому он попытался побороться, заявив две пики. Его тут же законтрили. Тихо проклиная меня, он уполз в два бескозыря, которые означают у нас вызов. Их тоже законтрили. Я сбежал в три бубны, имея расклад 2-2-6-3, и мы всё-таки нашли свою тихую гавань посреди штормового моря. Оппоненты могли законтрить и получить 100, но отступили в свой девятикартный червовый фит, набрали 140 и получили среднюю запись. Осталось шесть сдач.

     И после следующей сдачи я уже практически видел золотые медали:

Юг, Восток-Запад в зоне

 СЕВЕР
s8 7 4 3
hA J 9 3
dA Q 8
cK Q
 
ЗАПАД
sA 10 5
h10 4
dJ 9 7 4
c8 7 6 5
 ВОСТОК
sJ 9 2
hQ 8 6 5
dK 10 2
cJ 10 2
 ЮГ
sK Q 6
hK 7 2
d6 5 3
cA 9 4 3
 
ЮГЗАПАДСЕВЕРВОСТОК
ЯссемБерковицТузжинскиКоэн
1 cпас1 hпас
1 БКпас3 БКвсе пас

     Большинство игроков на позиции Запада атаковало бубной, но разыгрывающие обычно играли мелкой со стола и получали темп, необходимый для выполнения контракта. После любого переключения разыгрывающий может набрать три червы, четыре трефы, одну пику и одну бубну. Дэвид решил пойти трефой, второй старшей из фосок. Я разблокировался валетом в первой взятке (с моей точки зрения, Дэвиду как раз хватает места для A 9 8 7 треф). Разыгрывающий сыграл пикой к даме и Дэвид пропустил без малейшей заминки - маневр, часто приносящий плоды. Разыгрывающий продолжил червой к валету и моей даме.

     Я уже почти пошел трефой (после чего разыгрывающий бы легко взял девять взяток), но вовремя задумался. Не похоже, чтобы разыгрывающий сыграл дамой пик из туз-король-дама, значит у Дэвида должна быть старшая фигура пик. В таком случае, все остальные фигуры у разыгрывающего. Представив себе расклад так, каким он и оказался (что не сложно после этой торговли и первых кругов розыгрыша), я ответил червой. Этот удар по коммуникациям создал разыгрывающему большие проблемы. Он предпочел взять черву в столе и снова пойти пикой к руке.

     Дэвид взял тузом и нашёл грозное бубновое переключение. В этот момент разыгрывающий еще мог суметь распутать переходы и собрать свои девять старших взяток с помощью впустки: туз бубен, король червей, трефа к столу, туз червей, пика после чего я либо отдам на стол бубну и последнюю пику, либо две трефы в руку (на открытых картах я мог бы избежать этого варианта, отблокировавшись валетом на втором круге пик, но у меня не было возможности узнать, что пика разыгрывающего не представлена королем, дамой и десяткой).

     В реальности Юг решил, что, конечно, в дебюте дела его пошли неважно, но он сможет всё наверстать, если пройдет импас бубен. Тогда он соберет все свои взятки. Итак, он проимпассировал дамой и тем оформил себе прямой билет к подсаду. Только четыре пары посадило три бескозыря; с таким жирным результатом в запасе нам предстояло продержаться всего пять сдач.

     Лидируя в матче, вы всегда можете надеяться на мирные сдачи вроде один бескозыря - три бескозыря, но в игре на макс против жестких оппонентов всё гораздо сложнее. Ноль может подстерегать практически в любой сдаче.

     Все в зоне, Дэвид пасует на первой руке с sJ h10 dA 9 8 7 4 3 cA 10 8 5 3. Последовало две пики - контра - четыре пики. Он заявил четыре бескозыря на выбор, и я ответил пять бубен. После долгих раздумий Дэвид спасовал. Моя карта: sA 3 hK J 4 2 dK J 5 2 cQ J 7. Бубна развалилась и король треф был под импасом. Мы набрали 620 и 25 матчпунктов.

     В предпоследнем туре мы дисциплинированно остановились в трех пиках с картой:

WEST
sA Q J 7 3 2
h6 4
dK Q 4
cQ 4
EAST
sK 10 5
hK Q 10 9
dJ 9 8
c10 5 2
КоэнБерковиц
1 s2 s*
2 БК*3 h***
3 sпас
* конструктивно (8-11)
** вопрос
*** червовые ценности

     Треть зала поставила гейм, так что мы получили ещё один хороший результат. Вторая сдача была проверкой на бдительность. Мы поставили четыре червы в односторонней торговле, и я получил пиковую атаку:

СЕВЕР
sA 3
hA Q 10 7
dQ 6
cA J 6 4 3
 
ЮГ
s9 7
hJ 9 8 6 3 2
dA 9 4
cK 5

     Не самый приятный ход. Я взял тузом и подумывал пойти тузом червей, но после длительных размышлений решил, что лучше всё-таки провести импас. Даже если он не пройдет и противники соберут пику, мне, возможно, удастся снести свои бубны на трефу и получить нормальную запись. Во второй взятке я перешёл по королю треф и сыграл червой. На неё поставили короля. А теперь осторожно. Я взял тузом, но не стал тут же добирать козыря. Я сыграл тузом треф, рискуя потерять взятку при раскладе треф пять в один, но зато справляясь с более вероятным раскладом четыре-два с длинной дамой. Когда я пошёл ещё одной трефой, моя предусмотрительность была вознаграждена: справа треф не оказалось. Я убил, перешёл по козырю и убил ещё одну трефу. Теперь я перешёл по козырю, сбросил пику на трефу, и у меня остался один козырь на столе, для того чтобы убить третью бубну. Заметьте, что если преждевременно собрать второго козыря, то в концовке козыри на столе кончатся. Плюс 480 было всего лишь средним, но мы счастливо избежали разжижения мозгов.

     Эта сдача - ещё один пример того, почему игра на макс требует таких затрат энергии. Играя на импы никто бы даже не напрягся, разыгрывая эту сдачу. В игре на макс очень много жизненно важных решений принимаются в ходе розыгрыша и виста. В игре на импы вам могут сойти с рук многочисленные мелкие ошибки по одному импу за штуку.

     Обычно считается, что настоящий бридж проверяется в матчах, а парный турнир на макс - это лотерея. Я категорически не согласен. Хотя удача играет большую роль в турнире на макс (против кого вы играете, как они играют, когда вы с ними встречаетесь), этот фактор удачи выравнивается на большой дистанции. Если вы постоянно, сдача за сдачей, выдаёте хорошие результаты, в итоге вы получите высокий процент.

     В игре на импы вы полностью зависите от единственного результата на другом столе, вместо более реалистичного и последовательного среднего по залу. Кроме того, игра на макс ставит больше бриджевых проблем, на счету практически каждая взятка, тогда как в импах многие взятки особой важности не имеют.

     Результаты матчей часто определяются парой-тройкой крупных шлемовых обороток, часто зависящих от положения какого-нибудь короля. Турниры на макс редко выигрываются или проигрываются из-за одного-двух импасов.

     Когда мы садились за стол в последнем туре, я думал, что мы по-прежнему лидируем с отрывом в полтора макса. На самом деле отрыв составлял всего четверть макса. Поляки Квечень (Kwiecien) и Пшола (Pszczola) добились потрясающего результата на этом отрезке и дышали нам в затылок. По странному совпадению, мы с ними так и не сыграли в финале из-за фиаско с движением в первой сессии. Но хотя бы в бриджераме в последнем туре оказались они, а не мы. Мы играли против их соотечественников, Мартенса (Martens) и Шимановски (Szymanowski). Первая сдача стала нашей версией выстрела, который услышал весь мир.

     Все были в зоне и я держал: s9 7 hJ 6 dA K 6 3 cK 10 8 3 2. Мартенс открыл одним бескозыря (15-16) слева от меня и Шимановски ответил 2 пики справа. Он проаллертировал (на моей стороне экрана) и объяснил, что это либо инвит в три бескозыря с равномерной рукой, либо трефовая масть. Я подумал, что у него первый вариант. Открывающий заявил два бескозыря, показывая минимум, и, к моему огромному удивлению, Шимановски перевёл в три трефы. Я, разумеется, спасовал; открывающий спасовал, а Дэвид, благослови его господь, дал контру реопен. Я облизывался и воображал золотую медаль. Но случилась катастрофа. Полный расклад:

 СЕВЕР
sA K 10 8 3
h9 8 7 3
d10 8 7 5
c-
 
ЗАПАД
sQ 6 5
hK Q 10 2
dQ J 4 2
cA J
 ВОСТОК
sJ 4 2
hA 5 4
d9
cQ 9 7 6 5 4
 ЮГ
s9 7
hJ 6
dA K 6 3
cK 10 8 3 2
 
ЮГЗАПАДСЕВЕРВОСТОК
КоэнМартенсБерковицШимановски
-1 БКпас2 s
пас2 БКпас3 c
паспасконтрареконтра
3 dконтравсе пас

     Как видите, мы должны были получить легкие плюс 500 за три трефы под контрой, но по дороге к банковской кассе произошло непредвиденное происшествие. Шимановски дал реконтру, показывая надвышки. Я бы мог спасовать и получить 1000 за без двух под реконтрой, но была одна маленькая проблема. Ну ладно, хорошо, большая проблема. По системе пас на наказательную реконтру означает «партнер, у меня нет длинной масти, в которую можно было бы сбежать; выбери сам свою лучшую масть». Такое соглашение «сам нас сюда загнал, сам и выпутывайся» весьма полезно, если у меня что-то вроде sQ x x hA x x dA x x c10 x x x. Мне не надо угадывать, какой из своих триплетов заявлять. С той рукой, какая была у Дэвида, он заявил бы три пики, и мы были бы в нашем лучшем фите. Мы исходим из того, что после наказательной реконтры неприятности обычно у нас, а не наоборот. Главное выжить, а не нажиться по-крупному.

     За столом у меня не было другого выхода, как перевести в три бубны перед Дэвидом (если бы я спасовал, заявить что-нибудь пришлось бы ему). О, мука! (Может быть мне надо было заатаковать вне очереди или предпринять ещё что-нибудь в этом роде?) Три бубны были законтрены слева, и на этом торговля закончилась.

     Итак, плюс 1000 выкинуты в форточку, но, возможно, мне удастся спасти 670 в трёх бубнах под контрой? (После сессии я должен буду поговорить с Дэвидом о том, чтобы поменять наши соглашения о торговле после реконтры в ситуациях такого рода. То есть, это если мы вообще будем разговаривать друг с другом к тому времени.) Мартенс нашел лучший вист, пойдя королем червей и продолжив червой к тузу; затем последовал козырь. По наказательной контре я понял, что бубна лежит четыре-один и я знал, что трефа шесть-два из торговли. Я спросил Шимановски, может ли у него быть четырехкартный мажор и он ответил, что нет, не может. (Один из наиболее ясных ответов из всех, что я получил в ходе турнира.) Это была практически задача на открытых картах, и потому вдвойне мучительна. Она была похожа на сдачу из конкурса решения задач, который проводился перед началом турнира. На кону было звание чемпиона, я внутренне мучался от досады на то, что система заставила меня отказаться от результата плюс 1000, который практически висел перед моим носом как морковка. И при этом мне нужно было решить исключительно сложную задачу на розыгрыш.

     Я перебирал в голове комбинации различных шансов. Следует ли мне начать с убитки треф, чтобы выяснить какие именно очки лежат слева и приготовиться к возможному двойному импасу пик, или лучше сыграть туз, король и убитка пик? Я пытался представить все возможные варианты концовок. Я был бы рад потратить час на размышления, но судьи уже нависали надо мной. В конце концов, я решил убить трефу и продолжить тремя кругами пик. Я недобрал одной взятки; все линии розыгрыша, на закрытых ли картах или на открытых, давали не более восьми взяток.

     Результат минус 200 были верным нулём (зал играл три трефы под контрой и получал плюс 500 на нашу линию). Сможем ли мы продержаться еще одну сдачу?

     В последней сдаче тура, сессии, чемпионата и, казалось, всей нашей жизни все были до зоны, и Дэвид открыл тремя пиками на первой руке. Справа спасовали. Я держал: sA hK Q 8 6 dA J 6 5 cK 10 8 4. Мы играем очень слабые блоки на третьем уровне, поэтому я выбрал пас, а слева дали контру-реопен. На этот раз я был готов дать контру, системную и бесспорно наказательную, но оппонент справа, черт бы его побрал, спасовал и вышел бубной.

 СЕВЕР
sA
hK Q 8 6
dA J 6 5
cK 10 8 4
 
ЗАПАД
sK 9 6
h9 7 4 3
d9 2
cJ 9 5 3
 ВОСТОК
s8 4 3
hA J 10 2
dK 10 7
cA 7 6
 ЮГ
sQ J 10 7 5 2
h5
dQ 8 4 3
cQ 2
 

     Три пики Дэвида были не совсем стандартными, но они обернулись бы грандиозным успехом, если бы Шимановски не принял великолепного решения оставить контру. Если бы мир был симметричен, мы бы дали реконтру на три пики и проверили бы системные договоренности их пары.

     Мы отдали короля бубен, двух тузов, убитку бубен и короля пик - без одной. Это снова был ноль, потому что большая часть зала получила плюс на нашу линию или, в худшем случае, минус 50. Вы себе представить не можете, насколько гадко себя чувствуешь, когда чемпионат мира, который ты выигрываешь, завершается для тебя двумя нулями.

     Мы поднялись из-за стола в состоянии шока. Первая сдача заняла у нас столько времени, что все остальные уже закончили игру. Они уже знали плохие для нас новости. Пара, шедшая второй, заработала 1100 в первой сдаче и 140 во второй с нашими картами. Не нужно было быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что мы проиграем. Всё, на что мы могли надеяться - остаться на втором месте. Мы удержались едва-едва, но это не дало нам ничего, кроме чувства опустошённости.

     Майкл Розенберг (Michael Rosenberg) однажды сказал мне, что, по его мнению, хорошая пара должна выигрывать все парные турниры, в которых участвует. Если ваша игра совершенна, вы никогда не проиграете. Разумеется, никто не играет идеально, особенно не американцы в Европе. Оглядываясь назад на прошедшие пять сессий, я вижу, что мы должны были выигрывать этот турнир. Удачи (критических импасов и тому подобного) было примерно как всегда, но подарков мы получили гораздо больше нормы. Если бы мы играли хорошо, мы бы обеспечили себе титул чемпионов задолго до этого рокового последнего тура.

     Всю свою жизнь вы мечтаете о победе на чемпионате мира. Когда победа уплывает из рук на последних секундах - это очень жестокий вариант поражения.

Начало

^Вернуться к Переводам

^-Вернуться к Титульной странице






реклама