Бриджклуб.ru

Виктор Молло.
Бридж в четвертом измерении

Перевод Елены Майтовой

 впереднаверх

     ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА
     Вечерами в бридж-клубах Гриффонов и Единорогов зажигается свет и начинается накал страстей. Обогащенная эмоциями кровь пульсирует в жилах, Норды с Зюйдами, Осты с Вестами, взбодрив хорошим вином плоть, бросаются в бриджевые баталии на зеленом сукне, где и проявляет себя Воин, бесстрашный и безжалостный.
    Если бридж – самая привлекательная изо всех игр, то это потому, что она наименее умозрительна и наиболее приближена к человеческой жизни. Поэтому каждый игрок приходит сюда, чтобы не только продемонстрировать ум и мастерство, но также и потерпеть сокрушительные неудачи, почувствовать себя побежденным и насладиться своими ошибками почти так же, как и успехами.
    А могут ли осуществиться мечты бриджиста на страницах книги? Ведь цель каждого автора – воплотить мечты и чаяния читателя…
    Каждый автор, начиная бриджевую книгу, обладает неоспоримым преимуществом перед читателем. Отбрасывая простые сдачи, доминирующие за карточным столом, он может выбрать и продемонстрировать ход за ходом ослепительные и поражающие воображение расклады, посвящая читателей в святая святых бриджевого мастерства.
    Но за это он и расплачивается. Потрясающие триумфы и сокрушительные неудачи бриджевых историй не могут в полной мере передать всю палитру эмоций восторга и отчаяния, поскольку персонажи абстрактны, и никто на самом деле глубоко не переживает за судьбу безжизненных марионеток, расположившихся на страницах книги вокруг бриджевой диаграммы. Человеческий фактор стирается, а именно он делает бридж живым и увлекательным, поднимая планку этой игры чрезвычайно высоко над всеми человеческими увлечениями.
    Безусловно, потрясающее интеллектуальное удовольствие читатель получает, исследуя механизм сквиза, поставленного Зюйдом против Веста, но не это пробуждает эмоции. Насколько более увлекательно наблюдать дуэль Ужасного Кабана, пытающегося прижать и удушить своего заклятого врага – Папу Грека! Или смотреть, как Унылый Кролик садится в верхнем контракте, столкнувшись с вдохновенной защитой!
    В этой книге нет вымышленных персонажей. Читатель встречает их ежедневно в своем клубе и легко узнает в них героев этой книги, несмотря на ее аллегорическую сущность.
    Он быстро идентифицирует Уолтера Моржа, который считает, что подсчет очков – самое главное дело в бридже, и который скорее честно сядет в контракте с 30 очками на линии, чем встанет в сомнительный гейм на малых ценностях. Он часто играет в паре с Карапетом, который известен как самый неудачливый игрок в Западном полушарии, – да и в Восточном, конечно, тоже. И кто не страдал от педантичности Птицы-Секретаря, всегда соблюдающей букву закона, даже если это идет вразрез с ее собственными интересами!
    С реальной жизни списаны не только персонажи, но и ситуации, в которые они попадают. Если некоторые из них кажутся надуманными, то это только потому, что реальные жизненные обстоятельства часто причудливее, чем вымысел, а бридж – удивительнее, чем все остальные человеческие развлечения.
    Жизнь, как и бридж, реальна, жизнь серьезна. Но всегда ли она беспощадна? Всегда ли скучна? Конечно же, нет! Люди время от времени кажутся нелепыми, возможно, даже чаще, чем они предполагают. Отсюда и несколько ироничный стиль повествования. Если бы персонажи не были комичными, сам по себе бридж не стал бы тем, чем он является для нас – волшебным зеркалом, отражающим все изменчивые грани человеческой натуры. Через "зеркало четвертого измерения" я и приглашаю вас последовать за бриджевыми приключениями членов клубов Гриффонов и Единорогов и разделить с ними все перипетии борьбы. Да будет свет! За мной, читатель!


     "Все беды дубликатного бриджа в том, – заявил Ужасный Кабан, – что он угнетающе предсказуем. Уныло однообразный и тоскливый, он словно создан для торжества посредственности. Если игрок знает, что в другой комнате кто-то держит абсолютно такие же карты, у него нет стимула доказывать, что дважды два – пять. Зачем выпрыгивать из штанов и суетиться, когда тот парень, может, не умеет считать и до четырех!"
     Мы обедали в клубе Единорогов, куда мы, члены клуба "Грифоны", перебираемся в первой половине августа, когда обслуживающий персонал нашего клуба отправляется в ежегодный отпуск. Каждый год здесь появляются новые лица, приходят и старые знакомые. Обновленные временем, они всегда так же интересны, как и новички. Мы погружаемся в пучину новых конвенций, новых "бородатых" анекдотов, освеженных древних вульгаризмов, а наш друг Кабан находит все новые и новые жертвы, чтобы поразить их своим великолепием, ослепить и ошеломить, да заодно и пополнить свой бюджет; впрочем, если верить Кабану, последнее носит чисто второстепенный характер. Первого августа было особенно жарко, и столбик термометра поднялся до 24 градусов Цельсия. По Фаренгейту же было еще жарче. Распорядившись, чтобы принесли охлажденную мускусную дыню, Кабан рассуждал на свою излюбленную тему – о несправедливостях и недостатках спортивного бриджа.
     "В робберном бридже, – говорил он, – ты можешь выиграть только за счет хорошей игры. В дубликатном же вполне достаточно играть не очень плохо. Побеждает тот, кто просто не делает дурацких ошибок. До чего унылая стратегия! Можете ли вы представить себе Шекспира, Микеланджело или Бетховена удовлетворенными лишь тем, чтобы не допускать ошибок! Разве создал бы Боттичелли свою Божественную комедию, только лишь не плюхая ошибок?"
     Никто из нас и не пытался возразить, но только Ужасный Кабан собрался было продолжить свой поучительный монолог, как его прервал едкий, похожий на змеиное шипение голос. Шипение исходило от одиноко сидевшего за соседним столиком персонажа, который в свои "крепко за пятьдесят" обладал длинными тонкими ногами и птичьим личиком; его круглые блеклые глазки злобно посверкивали из-под толстых очков без оправы. За ушами, торчащими под прямым углом к его круглой головке, редели пучки дикорастущих белых волос.
     "Боттичелли! – шипел он, – невежда!"
     Мощная струя взаимной неприязни пронеслась между Кабаном и этим длинным тощим человечком.
     "Что это еще за Птица-Секретарь?" – презрительно спросил Кабан, адресуя этот вопрос Перегрину Пингвину, Главному Кибицеру клуба Единорогов, радушному хозяину, который и пригласил нас сегодня.
     Однако, прервав Пингвина на первом же слове, Кабан с удовольствием резюмировал свои философские изыскания: "Настоящая ценность бриджа в том, что он правдиво отражает жизнь. Сильные пожинают плоды своей силы. Слабые справедливо наказаны за свою слабость, а победители наслаждаются, по праву купаясь в лучах славы", – тут Ужасный Кабан скромно потупил очи, – "как, собственно, и должно быть в природе. Торжество справедливости должно быть заметно всем!"
     "Но, – с важностью продолжал Кабан, этакий розовый, лоснящийся образчик античного пророка, – дубликатный бридж основывается на бессмысленном и извращенном моральном кодексе. Безжалостно обгаживаются сотни контрактов. Разбиваются тысячи партнерств. Ужасающие ошибки в торговле, на розыгрыше, на висте. И всем все безразлично! Играя на матч-пункты, вы можете грешить абсолютно безнаказанно, не задумываясь, почему так правильно, а так неправильно. Вот почему я считаю игру в бридж не на деньги чудовищно аморальной. Это типичное извращение, мать-природа не могла такого выдумать".
     Мы направились в игровую комнату, и Кабан выпустил финальный залп: "Спортивный бридж удобен для слабых, неудачливых игроков, которые уже ничего хорошего не ждут от жизни. Они даже гордятся, когда их обыгрывают. Чем выше уровнем Мастер, их победивший, тем больше их напыщенность. А как же Мастер? Или вы думаете, что подобные, с позволения сказать, победы удовлетворяют его самолюбие?"
     "Самое время, – заключил Кабан, высматривая стол, – замолвить словечко за сильных против слабых. Побежденная сторона слишком долго была предоставлена самой себе".


     С углового стола, раскатываясь по всей комнате, доносился басовитый звучный голос, гордо провозгласивший: "У меня было 16!" Бас принадлежал огромным рыжим Моржовым усищам, произраставшим на физиономии тучного человека с бледно-голубыми водянистыми глазами.
     Оглядев комнату, мы увидели только одного из Грифонов – Колина, веселого, живого молодого человека, только что закончившего Оксбридж, внешне напоминающего собачку королевской породы корги. Он был партнером Моржовых усов, и любой, взглянув на них, смог бы легко заметить, что они не очень-то любят друг друга, если вообще любят. Мы двинулись к их столу и, пока шли, слышали возгласы Моржа: "Но что я мог сделать?! У меня было только 13!"
     Очевидно, вместо верхнего большого шлема была сыграна частичка. Морж открыл 1d, Корги поднял до 2d, и на этом все закончилось. Вот их расклад:
 Колин Корги
s 7642
h КД5
d К1043
c 53
 Уолтер Морж
s -
h ТВ43
d Т987652
c Т4

     "Всего 13", – повторил Морж.
    "Весело поигрываем, Уолтер", – сказал Корги, когда 13-я взятка полетела в копилку пары, – "превосходный, безопасный контракт и 100 над чертой, что так же хорошо, как и онеры. Более того, имея 40 под чертой, нам понадобятся всего лишь два таких же больших шлема, чтобы войти в зону".
    Радостно похрюкивая и предвкушая приятное развлечение, Ужасный Кабан втиснул свои телеса рядом с Моржом. Если где-нибудь ожидалась хоть малейшая толика скандала, там точно для него находилось местечко.
    Теперь все были в зоне, у NS – 40. Вест сдал и открыл 1s. Вот короткая, но содержательная торговля:
З
С
В
Ю
 
Колин
 
Морж
1s
пас
2h
2БК
контра
пас
пас
пас

   Вест атаковал 6s.
  N: Колин Корги 
s 10
h 872
d 96543
c 9876
 W:  E:
s КД9654s Т8
h Т43h ДВ965
d Т10d 872
c 104c 532
  S: Уолтер Морж 
s В732
h К10
d КДВ
c ТКДВ


     Ост вскочил тузом и вернул 8s, на которую Морж положил 3s. Оставшись при ходе, Ост переключился на Дh. Подавляя душераздирающий стон, Морж надбил ее королем и отдал взятку на туза. Последовали четыре пиковых хода, разыгрывающий снес два трефовых онера и бубну. Затем последовала лавина червей и Морж, негодующе отдуваясь, сделал еще три сноса. Когда последняя, пятая черва Оста легла на стол, позиция была такой:
  N: Колин Корги 
s -
h -
d 96
c 9
 W:  E:
s -s -
h -h 5
d Т10d 8
c 10c 5
  S: Уолтер Морж 
s -
h -
d КД
c Т

     Чертыхаясь и подергивая каждую из трех оставшихся карт, Морж, наконец, расстался с Дd. Безразлично, что снести, разумеется, поскольку Вест сносит за разыгрывающим, и в итоге защита получила все 13 взяток, записав штраф 2300.
    "У меня было 21 с половиной очка!" – душераздирающе вопил Морж, – "двадцать в онерах, одно – за расклад и пол-очка – за 10-ку червей! 21 и…"
    "Что-нибудь не так?" – мягко проронил Корги, – "Когда Вы недавно сели за 1100 в 3пики, то только потому, что у Вас было 18 с половиной. Теперь, имея всего на три пункта больше, Вы сели, прибавив еще 1200. Может быть, подсчет очков математически не защищен от плохого с ним обращения? И как же мало очков надо нам с Вами иметь, чтобы защититься от катастрофы!"
    Уолтер Морж был слишком раздавлен, чтобы отвечать на саркастические выпады. С недоверием в голосе он продолжал повторять: "У меня было 21…"

Продолжениевперед

^Вернуться к Переводам

^-Вернуться к Титульной странице






реклама http://www.mirson.com.ua/ одеяло из овечьей шерсти купить овечье одеяло.