Бриджклуб.ru

Виктор Молло.
Бридж в четвертом измерении

Перевод Е. Майтовой

назадвпереднаверх

ИСКУССТВО САМОРАЗРУШЕНИЯ

     «Естественно, я не верю в везение», – презрительно прохрюкал Ужасный Кабан, – «хотя все знают, что оно существует».
     Мы потягивали «Мадейру» в баре «Единорогов» после окончания утомительного турнира, и Кабан, гордившийся своей репутацией перманентного победителя, был в приятном расположении духа.
     «Но Унылый Кролик – прекрасный пример удачливости», – начал Перегрин Пингвин.
     «Да и Уолтер Морж», – прервал его Оскар Филин.
     «Нет, нет», – возразил Кабан, энергично потряхивая головой, – «между ними нет ничего общего, за исключением того, что оба они – худшие игроки планеты. Во-первых, Морж не играет в бридж. Он считает его. Он живёт в мире пунктов, сигналов и прочих вещей, и у него всегда получается плохо, когда он хочет сделать хорошо, и это, безусловно, излечить невозможно. Но Кролик совсем не таков. Он крайне редко может сконцентрироваться настолько, чтобы понимать, что же он, собственно, делает. Поэтому он иногда даже играет правильной картой – без злого умысла, заметьте, – но это умение делает его совершенно непредсказуемым. Вот взгляните на последний роббер…»
     Заслуженный Профессор Биософистики, прозванный Птицей-Секретарем со дня его появления в клубе, получил по жребию себе в партнёры Уолтера Моржа, а Кролику выпала честь играть с Кабаном. Вот одна из первых сдач:
  Птица  
  s -  ЗападСеверВостокЮг
h Т5432
Кролик
Птица
Кабан
Морж
d ТК98
1h
1s
c ТК98
пас
3d
пас
3s
s В9764 s 53
пас
4c
пас
4s
h 87h КДВ109
контра
реконтра
все
пас
d 765d ДВ10
c 765c ДВ10
  Морж  
 s ТКД1082 
h 6
d 432
c 432

     Позже Профессор объяснил, почему он дал реконтру. Видя свою страшной силы карту с тремя тузами – с четырьмя даже, если считать ренонс пик, – единственные возможные потери предполагались в козырной масти, и даже если Морж накопил что-то типа sКДВхххх, он точно не отдаст больше трёх взяток.
     С другой стороны, он был готов и к подсаду, ведь оппоненты, как ни как, открывали торговлю. Но подсад на реконтре будет стоить только 100 очков, в то время как, если нервы у оппонентов дрогнут и они сбегут на 5 уровень, может случиться сладчайшее «монстроизбиение» года!
     Кролик, который на сей раз не успел забыть торговлю, вышел h8 в масть партнёра. Морж взял тузом, убил черву в руке двойкой пик и, перейдя на стол по старшей бубне, снова сыграл червой. Его план, очевидно, состоял в скорейшей реализации мелких козырных фосок – 2, 8 и 10 – для червовых убиток. Он собирался убить h3 козырной восьмеркой, как вдруг Кролик неожиданно начал странно булькать и задыхаться. Кусочек шоколадно-миндального печенья, который он только что отгрыз, сбился с пути где-то в пищеводе, и раскрасневшийся Кролик, брызгая слюной, отчаянно пытался вернуть его на верную дорогу.
     «Выпей водички», – предложил Пингвин.
     «Похлопайте его по спине», – посоветовал Филин.
     «Задержи дыхание», – высказался Морж.
     «Вы знаете свои права, партнёр?» – спросила Птица-секретарь.
     Ах! Кроликовы s6 и s4, две оставшиеся бубны и три маленькие трефы выпали из его руки и лежали открытыми на столе. Закрытыми остались только sВ97.
     «Подними и забери их», – милостиво пробурчал Морж Кролику, который уже почти восстановил дыхание.
     «У Вас есть обязанности по отношению к партнёру», – настаивала Птица металлическим голосом. Птица не любила людей, заигрывающих с Законом, а также людей, проявляющих благородство за её счёт.
     «Не волнуйтесь», – проговорил Кролик, дыша уже более свободно. – «Я не хочу извлекать выгоду из благородства Уолтера».
     «Да забери их», – упорствовал Морж, – «в любом случае, я не собираюсь делать их штрафными картами».
     «Тогда», – проговорил Кролик с почтительным кивком, – «я буду сам выбирать, какой картой сыграть к твоей наибольшей выгоде».
     «Что ж», – парировал Морж, – «в эту игру можно играть и вдвоём!». Отложив пиковую восьмёрку, он убил черву тузом пик, а Кролик триумфально подбил s6.
     Кабан, который всё это время был удивительно молчалив, в этот момент прочистил горло.
     «Кролик абсолютно прав», – сказал он, ласково похрюкивая. «Он не может получать преимущества из-за красивого жеста Моржа. Все-таки бридж – не крикет…» Птица взглянула на него подозрительно.
     Морж ещё раз перешёл на стол по бубне и убил следующую черву королём пик. Кролик избавился от s4.
     «Ну теперь, когда у Кролика не осталось открытых карт, имеющих хоть какое-нибудь значение, интересы сторон удовлетворены, я надеюсь?» – провозгласил Кабан. – «Профессор, вы не сердитесь?»
     Птица злорадно зашипела. Пахло каким-то надувательством. Что бы это могло быть? Морж стянул две старшие трефы, приводя к концовке:
 s -      Трефовый ход взял Кабан и вышел s5. Морж положил восьмёрку, и Кролик, забрав девяткой, отпихнулся бубной. Кабан взял, и не важно, какой картой он ответит, защита все равно получит ещё одну козырную взятку. Без одной.
h 5
d 98
c 98
s В97tables 53
h -h К
d 5d Д
c 5c Д
 s Д108 
h -
d 2
c 2

     «Никогда я ещё не видел, чтобы вы оба так здорово играли», – сказал симпатичный молодой паренёк, Колин Корги, молчаливо наблюдавший за игрой.
     «Я мог выиграть?» – спросил Уолтер Морж.
     «Только не тогда, когда Кролик решил играть в Вашу пользу», – в унисон сказали Кабан и Колин. Корги тут же принялся объяснять, что без двух козырных подбиток пятью оставшимися картами Кролика были бы козыри, и он вынужден был бы убить третью трефу и выйти в козырную вилку Д108 Моржа. Тот отошел бы последней бубной, и Кролик вновь был бы впущен.
     «С овером было бы», – резюмировал Кабан. – «Профессор, Вы были правы, дав реконтру. Скооперировались с бисквитным печеньем, ха-ха-ха!»

назадНазад | Начало | Продолжениевперед

^Вернуться к Переводам

^-Вернуться к Титульной странице






реклама