Бриджклуб.ru

Виктор Молло.
Бридж в четвертом измерении

Перевод Е. Майтовой

назадвпереднаверх

СЕДЬМАЯ КАРТА СЛЕВА

      «Ну что-то ведь в этом есть, в конце концов?» – спросил меня Унылый Кролик, когда мы с ним под утро возвращались от «Гриффонов». – «Я имею ввиду эту науку нумерологию. Что бы ни говорили скептики, это ведь работает, правда?» Понизив голос, он доверительно сообщил: «Семёрка, например, была моим счастливым числом сегодня, особенно после полуночи. И вы найдёте этому подтверждение в сегодняшней газете, в рубрике «Звёзды говорят», в разделе «Дева».
     Я не мог избавиться от ощущения, что интерес Кролика к оккультизму и прочей дребедени был стимулирован сегодняшним вечерним роббером. Как это часто случалось, злодейка-судьба опять объединила в пару Кролика с Ужасным Кабаном. Против них вооружились их любимейшие оппоненты – Папа Грек и заслуженный Профессор биософистики, к которому с самого первого его появления в клубе приклеилась кличка «Птица-секретарь».
     Первая сдача была такой:
  Папа
s Т765
  СеверЮг
h 6543
1 трефа
1 пика
d КДВ10
2 трефы
2 бубны
c 8 2 без козыря
3 без козыря
Кролик
s 84
Кабан
s КД32
Атака – hК.
h КД109h Т2
d 8765d 432
c 765c Д432
  Птица
s В109
 
h В87
d Т9
c ТКВ109

      В первой взятке Кабан перебил тузом hК Кролика и вернул h2. После быстрого и бездумного отбора четырёх червовых взяток Кролик взял паузу для осмысления происходящего. Он вдруг необъяснимым образом почувствовал, что Кабан не дал черву в последней взятке. И может быть, даже и в предпоследней. Но если это так, то что он сносил? Унылый Кролик точно не помнил, а спросить не захотел. Это было бы недостойно истинного члена клуба, да и из собственного опыта он знал, что информация редко будет достоверной, а уж презрительные насмешки будут ему точно гарантированы.
     «Конечно-конечно, посмотри последнюю взятку. Да посмотри все взятки – вдруг это хоть чем-нибудь тебе поможет», – обязательно скажет кто-нибудь, и все вокруг будут скабрезно хихикать.
     После тщательного изучения карт болвана Кролик начал склоняться к пиковому ходу. Но что если Птица соберёт все четыре пиковых взятки, а затем возьмёт ещё пять – на трефовом импасе, к примеру? И, если Кабан имеет, например, бубнового туза, то этот туз может просто испариться! Кто бы подсказал? Кроликовы мысли бродили от масти к масти и, в конце концов, устремились к астрологии, котировкам на фондовой бирже, курсу фунта стерлингов к австралийскому доллару и прочей подобной ерунде.
     «Вы посмотрите, он думает!» – рявкнул Кабан с притворной тревогой. – «Мы реально рискуем проиграть сдачу, если он ещё немножко подумает и попытается сыграть, с его точки зрения, хорошо. Но нет никакой надежды, что он случайно сыграет правильной картой! О, пожалуйста, Кролик, прекрати думать», – продолжал издеваться Кабан, – «просто закати глаза, открой рот, отсчитай седьмую карту от большого пальца и пойди ею. Это будет гораздо безопаснее!»
     Кролик сглотнул. Его кадык угрожающе завибрировал, губы сжались, чуткие ноздри затрепетали. Он отсчитал седьмую карту слева и, вытащив c6, швырнул её на середину стола. «Ловлю Вас на слове!» – вскричал он. – «И пусть это послужит Вам уроком! Это, возможно, выпустит контракт, но это стоит того, чтобы отучить Вас хамить и ругаться хотя бы во время сдачи!»
     Стёклышки профессорского пенсне опасно блеснули. Дикорастущие пучки волос (из-за которых Профессор и получил своё прозвище) воинственно вздыбились на его блестящем и высоком, как башня, черепе.
     «Шестёрка треф», – произнёс он, угрожающе шипя, – «это карта, которую все видели, и, таким образом, она становится штрафной картой, согласно Параграфу 39. Применяется Правило 50. Я обязываю тебя, Кролик, ходить именно этой картой! И это послужит уроком для вас обоих!» – добавил он, облизнув пересохшие губы.
     Все молчали. Папа Грек с любопытством уставился на Кабана. Почему он так странно спокоен? Почему ни на кого не орёт? Это не характерно для Кабана в такой ситуации, и Папе это активно не нравилось.
     Презрительно глядя на Профессора, Кролик дрожащими руками сыграл c6. «Бойтесь данайцев…», – промурлыкал Кабан, выкладывая c2.
     Профессор взял только восемь взяток – три трефы, четыре бубны и туза пик. Без одной.
     «Невозможно выиграть», – резюмировал он.
     «Невозможно проиграть», – возразил Кабан.
     «Нне-е-ет…», – ядовито зашипела Птица-секретарь. Оскар Филин прокашлялся, собираясь что-то сказать.
     «Именно так», – согласился Кабан, – «если бы наш уважаемый профессор не настаивал так непреклонно на ходе c6, девятая взятка автоматически приплыла бы к нему в руки. Если Кролик в пятой взятке продолжит пикой или бубной, я окажусь в серьёзном прессинге в пятикартной концовке. Скажем, Кролик, сообразно его умственным возможностям, выйдет с пик. Что получится? Профессор возьмёт тузом, стянет три бубны и приведёт сдачу к такой позиции:
 s 765 

     Последняя бубна стола сквизует меня в чёрных мастях, пику я снести не могу, я сношу трефу, а Птица – не нужную уже пику, и импас треф завершает выполнение контракта. Но, по счастью, Профес…ээээ…Кролик разрушил угрожающий мне сквиз вовремя сыгранной шестёркой треф. Кролик, это действительно была седьмая карта слева? Ха-ха-ха!»

h -
d 10
c 8
s 8tables К
h -h -
d 5d -
c 765c Д432
 s В  
h -
d -
c ТКВ10


назадНазад | Начало | Продолжениевперед

^Вернуться к Переводам

^-Вернуться к Титульной странице






реклама Ищете оборудование для офтальмологии цена в ДеалМед будет самая низкая в этом месяце.

Referer: videos tags best