Бриджклуб.ru

Виктор Молло.
Бридж в четвертом измерении

Перевод Е. Майтовой

назадвпереднаверх

VIVE LE MORT (ДА ЗДРАВСТВУЕТ МЕРТВЕЦ)!

     «Звёзды настроены всегда против вистующих», – заявил Ужасный Кабан, покачивая головой, – «и этому есть причина. Разыгрывающий работает с болваном, «мертвецом», как называют его французы, тогда как вистующий всегда должен играть с оглядкой на своего живого партнёра. Ну и какие у него шансы?»
     Мы сидели в баре «Единорогов», ожидая мистера Мерле, чтобы заказать ужин. Кабан был в противоречивом настроении, и оно, без сомнения, было спровоцировано суровой диетой, на которую он вот-вот собирался сесть – никаких безалкогольных напитков, никаких перекусов между обедом и файф-о-клоком, и по выходным никакой фуа-гра (гусиной печени).
     «Мертвец», – повторил он, мечтая, – «если бы у вистующего в партнёрах тоже был мертвец, как бы это отразилось на игре среднего игрока! Даже для Мастера это бы перевернуло всю игру. Видите ли», – продолжал Кабан, скромно опустив реденькие рыжие ресницы, – «когда за рулём большой Мастер, успех обычно не зависит от того, будет ваш партнёр абсолютным трупом или нет. Здесь скорее зомбирование больше подходит. Пока партнёр-зомби не пытается думать самостоятельно, все шансы на стороне Мастера».
     И, так как его монолог подошёл к концу, он нарисовал нам бриджевую диаграмму.
     «Ну и теперь, Оскар», – сказал он, передавая диаграмму с руками Норда и Оста Филину, – «скажи, какие перспективы посадить контракт 4 пики?»
s В10  ЮгЗападСеверВосток
h 6543
d ТДВ
пас
пас
1 трефа
пас
c ТДВ9
1 пика
пас
1 без козыря
пас
s 32
4 пики
пас
пас
пас
h Т87
d 5432
c К1087
Атака hД.

     Вряд ли Вест атаковал со второй дамы червей. Осознав это, Оскар согласился с тем, что надо сыграть тузом, от разыгрывающего – десятка. Засим последовала длительная пауза. После пятидесяти шести калорий (в оливках), употреблённых Мастером, прогресса в размышлениях всё ещё не было, и Ужасный Кабан опять оседлал своего любимого конька.
     «Ну, давай, Оскар», – сказал он нетерпеливо, – «ты уже взял одну взятку на туза червей, и собираешься ещё получить на короля треф. У партнёра есть, без сомнения, козырная взятка», – Кабан приостановился в ожидании, что кто-то задаст вопрос «почему». Но мы сидели тихо, зная, что Кабан в понуканиях не нуждается.
     «Ну, хорошо», – подытожил Кабан, – «так как вы этого не видите, я расставлю для вас все точки над «и». О чём это мы? А, ну да. Атака hД определяет положение короля червей. Он у разыгрывающего, так как больше ему быть негде. Даже вы можете это сообразить. Теперь о козырях. У разыгрывающего их шесть, а то и семь, иначе бы он не прыгнул в «четыре пики». Но он пасовал на первой руке – почему? Иногда бывает, конечно, что он не заметил туза или короля у себя в карте, но мы не будем на это рассчитывать. Имея ТКД в пиках и бокового короля, он, несомненно, открыл бы торговлю. Он этого не сделал. Именно потому не сделал, что у него нет ТКД в козырях. Это же очень просто. И теперь, зная, что у вас есть на висте уверенные три взятки – hТ, cК и король или туз пик – где вы собираетесь добыть четвёртую?»
     Ответом ему было полное молчание.
     «А что вы думаете об убитке?» – предположил Кабан.
     Круглые янтарные глаза Оскара ещё больше округлились от удивления. Перегрин Пингвин беспомощно всплеснул руками. «Что ты собираешься убить?» – спросил он с раздражением.
     «Если вы не можете придумать наилучшего хода после получения взятки на туза, придумайте наихудший ход», – сказал Кабан, хитро поглядывая направо и налево. – «Может, это будет для вас проще».
     «Худший – это трефа», – рискнул предположить Филин.
     «Точнее, c10», – согласился Пингвин.
     «Могу ли я предположить», – осведомился Кабан, – «что вы никогда, ни при каких обстоятельствах не пошли бы c10?»
     «Конечно, нет», – согласился Оскар.
     «А если бы это был синглет?»
     Это, согласились мы, большая разница. С синглета все пошли бы. Но если c10 не синглет, то зачем с неё ходить?
     Я забыл, кто задал этот вопрос, но Кабан тут же повернулся к нему. «Вот именно – зачем», – страстно воскликнул он, – «Предположите, что это синглет, и дайте возможность зомбированному вами партнёру подумать так же, и разыгрывающий подумает так же! Почему, спросит он сам себя, этот идиот туда ходит, если это не синглет?!»
     Быстро нарисовав весь расклад, Кабан пригласил нас посмотреть на сдачу с точки зрения разыгрывающего:
 s В10 

     «Представьте себе, что вы – Зюйд. Вы уже отдали первую взятку на hТ, и взяли c10 валетом на столе. Импас пик не прошёл, и вы получили трефовый ответ. Вы вскочите тузом? Нет, конечно. Вы же понимаете, что Ост убьёт эту трефу! Но вас эта убитка не сильно беспокоит, вы можете себе позволить отдать эту взятку, так как, откозыряв и дорезав cК, вы снесёте теряемую бубну на четвёртую трефу. Однако всё пойдёт не так, как предполагает разыгрывающий! Вместо того чтобы убить трефу, Ост возьмёт её королём – королём, которого у него быть не может! – и продолжит трефой, которую теперь уже убьёт Вест!»

h 6543
d ТДВ
c ТДВ9
s К94tables 32
h ДВ92h Т87
d К876d 5432
c 32c К1087
 s ТД8765 
h К10
d 109
c 654

     Оскар уже собрался открыть рот, чтобы что-то сказать, но Кабан был быстрее. «Я бы хотел, чтобы ты никогда меня не прерывал, Оскар. Я знаю, о чём ты думаешь, и знаю даже, о чём ты только собираешься подумать. Ты интересуешься, откуда я знал – а я был Ост, нет нужды даже упоминать это – что у разыгрывающего три трефы. Честно говоря, я не знал. Но у разыгрывающего шесть пик, а h10 показала, что у него в черве дублет К10. Это оставляет пять карт на минорные масти, и положить ему трёшку треф – наилучшие шансы посадить его тем способом, который я для вас нарисовал. Но имейте ввиду, это не сработает с живым партнёром. Зная, что у меня не может быть синглетной трефы – потому что тогда у разыгрывающего их шесть – он будет сам мучительно выдумывать что-нибудь хитрое. Папа Грек, без сомнения, попытается выйти в бубну из-под короля. Мне просто повезло, что я играл в паре с Кроликом, который никогда ни о чём не думает, но зато жутко боится не продолжить в масть, в которую пошёл я».
     Кабан казался вполне удовлетворённым жизнью, когда появление мистера Мерле вернуло его обратно на грешную землю.
      «Мне что-нибудь лёгкое и простое», – печально сказал он метрдотелю, – «например, морского языка в соусе а ля Валевская, фазана а ля Суворов и шоколадный мусс. Я не собираюсь сильно наедаться, так как хочу оставить место для небольшого перекуса на сон грядущий».

назадНазад | Начало | Продолжениевперед

^Вернуться к Переводам

^-Вернуться к Титульной странице






реклама