Бриджклуб.ru

Виктор Молло.
Бридж в четвертом измерении

Перевод Е. Майтовой

назад наверх

Что-то пошло не так?

    Казалось бы, всё должно было пройти гладко во второй сдаче. В первой комнате Колин Корги стал разыгрывающим в гейме после быстрой секвенции «1БК – 3БК»:
 Тимоти Тукан 

    Уолтер Морж атаковал четвёртой сверху пикой к королю и тузу, и Колин, сыграв трефу сверху, быстро завернул 12 взяток – шесть треф, четыре червы и две пики.
    «Ничего интересного», – констатировал он, закладывая карты в коробку. «Удачная атака, и каждая карта, имеющая хоть какое-то значение, лежит в правильном месте. Но 5c – более надёжный контракт», – добавил он.
    В другой комнате торговля была такой же, но в дальнейшем события покатились по совсем другим рельсам.

s 108
h КДВ10
d Д10
c ДВ1095
Уолтер Морж Птица-секретарь
s 965432s КВ7
h 9842h 765
d 65 d ТКВ432
c Кc 7
  Колин Корги 
s ТД
h Т3
d 987
c Т86432

    Всё ещё находясь под впечатлением от выволочки Кабана за невыход в козыря в предыдущей сдаче, Кролик чувствовал ответственность за команду – в качестве её капитана, конечно. Он осознавал, что должен подавать пример другим игрокам – не годится капитану просто сидеть на стуле и послушно делать очевидные вещи. Он знал «правило одиннадцати», но ему было очевидно также, что правило это знают все. Вдобавок, он не очень-то доверял высшей математике. Однако он слышал, не далее как на днях, что всепобеждающая Голубая команда использует совсем другие, изысканные методы – пятая сверху, третья снизу и тому подобное, а что хорошо для Squadra Azzurra, сойдёт и для него! Твёрдо решив применить итальянские методики, Кролик атаковал двойкой пик.
    Как только карты болвана легли на стол, Кабан быстро взвесил все шансы. Папино открытие 1БК обещало 12-14 очков, у болвана – 11, и у него самого 12. На долю Кролика остаётся 3-5 очков, а из этого следует, что если он вышел из-под пикового туза, у него не может быть туза или короля треф, а в таком случае как ты ни защищайся – надежды посадить контракт нет. По атаке с двойки пик Кабан идентифицировал у Кролика четырёхкарт, и даже если вся пика пробирается, они не возьмут больше четырёх взяток. (Прим. пер. – Если у Кролика туз пик, то Кабан может взять королём и добрать всю бубну.)
    Успешная линия виста базировалась бы на представлении, что туз пик – у разыгрывающего, и что он не может без розыгрыша трефы набрать 9 взяток. Но даже тогда подсад не очевиден: крайне маловероятно, что при получении взятки на туза или короля треф Кролику самостоятельно придёт в голову идея бубнового хода. Не зная, у кого валет пик, Кролик попытается перейти к партнёру по какой-то из красных мастей для прорезки пик. Черва выглядит безопаснее, и разыгрывающий быстро соберёт девять взяток. Как ликвидировать эту опасность? Или хотя бы минимизировать?
    Через секунду Кабан знал ответ! Вместо того чтобы сыграть королём пик, он аккуратно сыграл валетом. Его резоны были таковы: видя, как разыгрывающий взял валета пик тузом, Кролик, получив взятку на трефовый онёр, проделает одно из двух действий – выйдет снова в пику в расчёте, что дама у Кабана и это безопасно, или всё-таки догадается пойти в бубну. И какую альтернативу он ни предпочтёт, контракт будет посажен.
    Конечно, если Папа в качестве разыгрывающего имеет и туза, и даму пик, игра валетом будет даже эффективнее. Кладя Греку три старших онёра в пиках, Кролик сочтёт пиковую масть бесперспективной для продолжения, и в этот момент даже он не сможет ошибиться – бубновая масть для переключения (а не для перехода к партнёру) явно предпочтительнее червовой.
    Хитрый Папа, однако, тоже размышлял «на опережение». Ясно, что при открытой к добору бубновой масти всё будет зависеть от угадки треф. Импасировать или играть сверху? Вероятность примерно одинакова, а угадывать для игрока Папиной квалификации – ниже его достоинства. По счастью, ситуация свелась к классическому книжному обманному трюку – взять валета не дамой, а тузом! Как в учебнике: Запад положил, конечно же, даму пик партнёру, и, получив ход, сыграл мелкой пикой из-под короля.
    Согласно этой простой стратегии, Грек посчитал проведение импаса более надёжным и «дуракозащищённым» – даже если импас не пройдёт, Кролик отойдёт малой пикой из-под короля вместо внушающих ему ужас бубён.
    И Папа приступил к претворению своего замысла. Взяв валета тузом пик, он перешёл на стол по черве и провёл импас треф. Взяв королём, Кролик, как и ожидалось, продолжил мелкой пикой. С кроликовой точки зрения, Кабан стартовал с ДВ или, быть может, и с КДВ пик – в любом случае, ход с пик казался безопасным.
    Дружный вздох возмущения вырвался у кибитцеров, когда Кабан сгрёб королём голую даму разыгрывающего. И в последовавшей мёртвой тишине зала раздался его ликующий рёв.
    «Даже ты, мой дорогой Фемистоклус, не мог перехитрить самого себя удачнее», – глумился он, собирая шесть бубновых взяток и переходя семёркой пик к Кролику, заботливо сохранившему свою отыгранную масть. «Интересно, что пошло не так? Ха-ха!»
    «Если вы хорошенько обдумаете ситуацию», – резюмировал Оскар Филин, когда восстановили полный расклад, – «ничего из ряда вон выходящего не произошло ни в торговле, ни при первом ходе. Кабан продемонстрировал вдохновенную защиту, а Папа – классическую игру обманной картой. Все, по факту, сыграли блестяще. Только результат получился нелепый…»
    «Возможно», – высказался Перегрин Пингвин, философически поводя рукой-крылышком, – «настоящие отрицательные герои нашей истории – итальянская Голубая команда. Без них Кролик не вышел бы с двойки, Кабан не положил бы валета…»

назадНазад | Начало

^Вернуться к Переводам

^-Вернуться к Титульной странице






реклама