Бриджклуб.ru

Виктор Молло.
Бридж в четвертом измерении

Перевод Е. Майтовой

назадвпереднаверх

ОДА ДВОЙКЕ

   «Да, конечно, мне приходят гораздо лучшие карты, чем вам всем, – заявил Ужасный Кабан, быстро и со смаком расправившись с последней порцией петуха в вине. – Поскольку на королей я выигрываю столько же взяток, сколько вы, друзья, берете на своих тузов, похоже, что де-факто мне приходит больше тузов, чем вам, больше королей и дам, так сказать…»
   Мы обедали у «Грифонов» с Оскаром Филином и Унылым Кроликом, и Кабан взялся терпеливо объяснить нам, почему он всегда получает такие выдающиеся карты.
   «Имейте ввиду, – вещал Кабан, – старшие карты абсолютно несущественны. Даже Папа Грек умеет брать взятки на тузов и королей (когда он в форме, конечно). Настоящий признак виртуоза – умение пользоваться преимуществом, которое дают поистине восхитительные двойки, тройки и четверки. Да, друзья, если мне придет в голову мысль сочинить поэму, – продолжал Кабан, с рассеянным видом отхлебывая из моего стакана, – я сочиню «Оду Двойке», самой важной карте в колоде».
   Выхватив из рук Оскара Филина прекрасно изданную книгу в кожаном переплете, Кабан нацарапал на свободной половинке листа раздачу. «Не волнуйся, – успокоил он Филина, – невозможно, чтобы Я испортил книгу».
  s Д62ЮгЗападСеверВосток
h ТВ3
1п
2п
пас
d Д109
пас
пас
пас
c 10987
3п
пас
пас
пас
s В7  
h -
d ТВ843
c ТКД654

   «Вы, Запад, атакуете королем треф, – продолжал Кабан, – и ваш партнер кладет валета. Вы продолжаете тузом бубен, партнер докладывает двойку. Что будем делать дальше?»
   Кабан занялся шоколадным суфле и не открывал рта до тех пор, пока не управился с третьей порцией.
   «Давайте, давайте, – сказал он, – у вас была куча времени, чтобы выбрать карту следующего хода. От этого зависят еще четыре взятки защиты. Что это за взятки?»
   «Я думаю, – осмелился высказаться Унылый Кролик, – надо продолжить шестеркой треф. Партнер удивится, почему я не играю тузом, и сообразит, что происходит с червами. После убитки треф он выйдет червой, которую я, в свою очередь, убью козырем». Кролик удовлетворенно откинулся на спинку стула, чувствуя, что на сей раз он сказал нечто такое, умнее чего не говорил ни разу в жизни.
   «Единственный недостаток этой милой картинки, нарисованной Кроликом, – ответил Кабан, – это то, что у партнера не может быть синглета треф. Не забывайте торговлю! Партнер предпочел игру в трефах, отпасовав три трефы, а если у него синглеты в обоих минорах, он все равно предпочел бы бубну, так как первая названная мною масть, как правило, длиннее. Но даже если у вас есть подозрения, что партнер уснул в торговле, все равно надо ходить в бубну в третьей взятке. Поразмыслите над этой двойкой. Имея дублет, партнер снесет старшую карту, что он, вероятнее всего, и продемонстрировал в трефе. Имея же триплет бубен и дублет треф, он опять же в торговле предпочел бы бубну. Кроме того, – продолжал Кабан, – синглет треф вас не устраивает! Вы получите только одну убитку червей после того, как партнер убьет трефу (у разыгрывающего только две трефы, если у партнера синглет). Туз треф, туз бубен, убитка треф, убитка червей – это только четыре взятки, а чтобы посадить три пики, вам надо как минимум пять. А если у партнера синглет бубен, вы получите к двум тузам еще две бубновые и две червовые убитки». Кабан дорисовал остальные карты:
 s Д62 

   «Эта важная двойка бубен дает вам ключ к правильному висту. Никакая другая карта не сделает вашу мыслительную работу столь простой и приятной, если вы, конечно, будете относиться к двойкам с должным вниманием и почтением».

h ТВ3
d Д109
c 10987
s В7tables 76
h -h 10987654
d ТВ843d 2
c ТКД654c В2
 s ТК1098 
h КД2
d К765
c 3

   Оскар Филин сделал вялую попытку вернуть свою книгу, но Кабан держал ее крепко, царапая на последней странице следующий пример из своей богатой бриджевой практики.

   «Теперь вы – Восток. Трудно придумать более простую торговлю (1бк Юг – 3бк Север) и более убийственные карты, выложенные на стол Севером»:
s В10 

   «1бк обещает стандартные 12-14 очков. Ваш партнер атакует дамой пик. Понятно? Ну а теперь, пока мы расправляемся с портвейном, – продолжил Кабан, вцепившись в графин, – вы расскажете мне, каковы наши шансы посадить этот контракт».

h В2
d 43
c ТДВ10654
tables 7654
h К974
d КДВ
c 93

   Оскар мигнул, а Кролик начал считать трефы на столе. Двумя стаканами позже Филин изрек: «Я не вижу проблем с этим контрактом. Если выход партнера обещает девять очков в пике (туз, король и дама), а у меня – тоже девять в других мастях, то на долю разыгрывающего остаются все остальные фигуры, включая двух тузов и короля треф. Семь треф и два туза в сумме дают девять, что достаточно для выполнения контракта, и если мы не сможем сразу собрать пять пиковых взяток, этот контракт непробиваем. Остается только надеяться, что у партнера найдутся пять пик».
   «Но каких действий вы ждете от партнера?» – спросил Кабан.
   «Контры», – предположил Кролик.
   «Я хочу, чтобы он продолжил пику, естественно», – высказался Филин.
   «Нет, какой картой вы сыграете?» – настаивал Кабан.
   «Ну, какой-нибудь средней, для поощрения, пятеркой, шестеркой, может, семеркой. Это не имеет большого значения, поскольку мои пики не очень интересны. Если у партнера только четыре пики, мы ничего не сможем сделать, если пять, то у меня может быть и три, и мы все равно посадим контракт».
   «Укажите карту, которой вы сыграете», – требовал Кабан.
   «Ближайшей к большому пальцу левой руки», – раздраженно парировал Филин.
   «Вот! Как вы можете ждать, что в вашу руку придут хорошие карты, – негодующе вскричал Кабан, – если все они для вас одинаковы! И опять вы с упорством, достойным лучшего применения, игнорируете двойки и тройки!»
   «Но чем они могут помочь?» – воскликнули в унисон Филин и Кролик.
   Сердито ударив по столу кроликовой ручкой с тонким золотым пером, Кабан дорисовал оставшиеся карты в этой сдаче:
 s В10 

   «Теперь видите? – бушевал Кабан. – Если ваш палец не окажется около семерки, вы всё сделаете для того, чтобы запутать партнера и заблокировать масть! Ответьте себе – имеет ли значение количество пик в вашей руке, их три или четыре? И если партнер увидит ваш сигнал шестеркой, не покажет ли это отсутствие семерки?!!!»

h В2
d 43
c ТДВ10654
s ТКД32tables 7654
h 8653h К974
d 1092d КДВ
c 2c 93
 s 98 
h ТД10
d Т8765
c К87

   «Ну и ладно…», – начал было Кролик.
   «Нет, не ладно! – рявкнул Кабан. – Если Запад предположит, что семерка у разыгрывающего, он вынужден будет сыграть три раза старшими пиками, чтобы забрать всю масть. Но если семерка с остальными тремя картами у вас, он сыграет старшими пиками только дважды, затем перейдет двойкой к вашей пятерке или четверке, чтобы вы потом ответили с пик к его даме, разблокируя масть! Но вы не видите разницы между маленькими картами, и как же играть в данной ситуации вашему бедному партнеру?!!!»
   «И что, ты был Востоком и сыграл семеркой на первом ходу? – спросил скептически настроенный Кролик.
   «Нет, я был Западом, а мой партнер сыграл шестеркой», – отрезал Кабан.
   «И что же произошло?» – поинтересовался Филин, поднимая кустистые брови и округляя широко распахнутые янтарные глаза.
   «Партнер на моего короля положил пятерку, и в третьей взятке я вышел из-под туза. Его семерка взяла взятку, а мой туз и тройка завершили дело».
   «Восхитительно!» – воскликнул Кролик.
   «Очень тонкое предположение», – согласился с ним Оскар Филин.
   «Никаких предположений!» – хрюкнул Кабан. – «Видели бы вы, как этот ваш манерный профессор био-чегото-там, особа с длинными и тонкими ногами, похожий на птицу-секретаря, орал на своего партнера Моржа и раздирал его на части, едва увидев карту стола! «Двенадцать очков», – отвечал ему Морж, прибавив себе три очка за длинную трефу. «Если бы вместо того, чтобы считать очки, вы заявили свою масть, мы бы играли пять треф, которые зависят от импаса червей, и не играли эти безнадежные 3бк!»
   «Однако», – продолжал Кабан, скривив губы в добродушной усмешке, -«он не кричал бы так громко, имея три пики, ведь правда? В конце концов, имей он три пики, масть могла бы разложиться 4-4. Как видите, меня не обманула эта идиотская шестерка».
   «Бессмысленная карта», – согласился Филин.
   «Абсурдная карта», – эхом откликнулся Кролик. «Она могла убить твою маленькую важную двоечку, пятую, решающую взятку защиты! Кто же был этим идиотом, этим кретином? Предполагаю, что это…»
   «Да-да, это ты был, в прошлую среду», – охотно объяснил Кабан, галантно придвигая Кролику пустой графин.

назадНазад | Начало | Продолжениевперед

^Вернуться к Переводам

^-Вернуться к Титульной странице






реклама