Бриджклуб.ru наверх

Звёзды говорят – Кролик прислушивается

Виктор Молло
перевод Н. Суворова

     Заслуженный Профессор Биософистики, благодаря строгим привычкам и заурядной внешности более известный как Марабу, редко выходил незапятнанным и морально неповреждённым из разбирательств с привлечением Правил, причем ухитрялся попадать в подобные разбирательства чаще, чем кто-либо иной в клубе. Исключительный случай произошёл в последнюю пятницу; случай, в котором Птице-Секретарю посчастливилось уцелеть. Послушайте как это было. Профессору, который по жизни занимался сбором денежных пожертвований в Фонд Недоброжелателей Дантистов, где он был юрисконсультом, случилось в полдень проходить через игровой зал и замешкать у стола, за которым завершалась весьма неординарная торговля, а драматическими персонажами были Перси Говорливый Попугай, богатый торговец Явными драгоценностями с острова Ява, играющий в паре с Молли Лошадью, и Противный Кабан в паре с Гевином Гусём, страстным любителем баккара.
В/ВЗ
 N: Гусь 
s 6
h ТД10975
d Д2
c 7632
 W: Попугай E: Лошадь
s КДВ53s Т1098742
h 32h КВ4
d К7d В10
c КДВ10c 9
  S: Кабан 
s -
h 86
d Т986543
c Т854
З
С
В
Ю
Попугай
Гусь
Лошадь
Кабан
-
-
4s
5d
6 s
7d
ктр
пас
пас
пас
  

     Официант, подозванный Перси, подошел к столу в тот момент, когда Попугай сортировал свои карты по мастям.
     – Голубчик, я попрошу большую чашку китайского чая с тремя дольками лимона, не очень тонкими, и немного сахару. Два кусочка, пожалуй, было бы слишком, но, впрочем, одного недостаточно. Так что если у вас нет кубика размера с еловую шишку, и еще полкубика такого же размера...
     – Ну, знаете! Ваша атака, партнер. – возопила Молли с плохо скрываемым раздражением.
     – Перси ходит королём треф, – произнес Попугай, обратив эту ремарку к сидящим за столом, не прекращая давать наставления официанту.
     – Они, скорее всего, не сделали бы шлема, – сказал Гусь, выкладывая карты на стол, – Но с моей стороны было бы неосторожностью так определённо ставить на подсад. В Довиле на прошлой неделе...
     – Возможно, вам следует перенести ваш интересный рассказ на другое время, – оборвала его Молли в сильном ожесточении, – и на другую аудиторию...
     Кабан мрачно обозревал свои перспективы. Что бы там ни происходило в Довиле на прошлой неделе, здесь и сейчас ни при каких обстоятельствах Молли не удалось бы выиграть пиковый шлемик. Неужели для того, чтобы спасти оппонентов от подсада, ему придется записать -900, а то и больше, разыгрывая нелепый контракт с гнилыми козырями на заоблачной высоте. При этом до конца роббера глаза будет мозолить сидящий напротив самодовольный лапчатый Гусь, с его выдающимся кадыком, постоянно снующим вверх и вниз. И что бы ему не задержаться на пару лет в славном городе Довиле? Выиграв тузом треф, Кабан первым делом решил проверить шансы в червах. Но, как только 6-ка червей покинула его руку, Перси, все еще разбирающий свои запутавшиеся масти и достоинства, убил 7-кой бубен. 5-ка червей болвана и 4-ка от Молли довершили взятку. Молли начала собирать карты, когда из-за спины Перси раздался шипящий звук, который, впрочем, тут же оборвался. Стоящий за Попугаем Марабу быстро-быстро сглатывал, его пенсне сверкало от возбуждения.
     – Стоп! Не ходи пока, партнер! – вскричала Лошадь. – Что-то здесь не так. У тебя точно нет червей, партнер?
     – У Перси есть всё! – ответил Попугай, заканчивая сортировку карт руки.
     – Тогда, если у тебя есть червы, будь добр, сыграй в масть, пока не слишком поздно. – скомандовала Молли.
     – Извините за вмешательство, – прервал их разговор Кабан, оперируя сладчайшими тонами шелкового голоса, – Но я думаю, что нам следует соблюсти надлежащую процедуру после установленного фальшренонса. А так как нам очень повезло, что у стола присутствует всем известный выдающийся Профессор, может быть, он возьмётся спасти нас от поисков тома Правил и напомнит соответствующие уложения Кодекса, разъяснив их нам точным языком юстиции. Я уверен, и думаю, все меня поддержат в этой уверенности, что Профессор знает Кодекс наизусть.
     Протестов не последовало.
     – Ходячий Кодекс, – с улыбкой кивнул Гусь.

     Всему своё время
     Как в былые дни за трибуной прокурора, нетерпеливо теребя пальцами лацканы сюртука, Марабу держал речь перед обществом.
     – 7-ка бубен становится старшей штрафной картой, её владелец обязан сыграть ею при первой возможности. В данной взятке она должна быть заменена картой масти хода. Каждый участник непострадавшей стороны может без последующего штрафа изъять назад любую карту, которой он сыграл после совершения фальшренонса, но до привлечения внимания к свершившемуся факту. Готов дать точную цитату Правила 62...
     – Благодарю Вас, Профессор. Думаю, это всё, что нам надо знать по данной проблеме, – Кабан поспешил прервать затягивающийся монолог Марабу. – Итак, отложи в сторонку 7-ку бубен, Перси, и играй своей червой.
     – У Перси две червы, он покажет обе, если вы пожелаете, – пообещал Попугай, выкладывая 2-ку и 3-ку червей на стол, – Какую вам хочется, младшую или старшую?
     Кабан смёл со стола 2-ку, и взятку в итоге получила его 6-ка. Всё еще находясь в руке, Кабан сыграл 8-кой червей к тузу стола и вышел оттуда третьей червой, подбирая справа павшего короля Молли, а слева штрафную 7-ку козырей, убив с руки 8-кой бубен. Теперь козырный туз с аппетитом проглатывает уже голого короля Перси, а дама бубен обеспечивает вход на стол к старшим червам, одновременно отнимая последний козырь у Молли.
     – Гейм, сет и матч. – подытожил кибицер.
     – Я так и знала. Я сразу почувствовала, что тут что-то нечисто, но не смогла вовремя его остановить. Перси, ты являешь серьёзную угрозу для своих партнеров, и в этом нет ничего смешного при всех твоих дурачествах за столом. – прогремела Лошадь, прощальным выстрелом поразив Попугая в ахиллесову пяту.
     – Боюсь, что в этот раз ваша женская интуиция подвела вас, Молли. – промурлыкал Кабан. – Вы слишком рано сказали "Стоп!". Вам стоило дождаться хода Перси в следующую взятку, а установление ренонса отложить на более поздний срок. Перси сыграл бы тремя старшими трефами, вы бы, конечно, убили последнюю, чтобы выйти червой ему на ответную убитку. Козырный король Перси, в тот момент уже голый, взял бы взятку, так сказать, en passant. Это составило бы для вашей стороны в сумме пять взяток. Отнимаем две за фальшренонс – и вы записываете себе сладкие пять сотен, вместо того, чтобы... дайте подсчитать... 1000 за шлем, 280 под чертой и 50 за нанесенную обиду. Да, интуиция – великий дар, но иногда она может стать причиной великих утрат.
     – Так значит, это моя ошибка!? – вскричала разъяренная Лошадь, – Мужчины не могут отличить одну красную карту от другой, безбожно путаются в мастях, а обвиняют во всём женщин?
     – Cherchez la femme, – усмехнулся Гусь, и блаженная улыбка отразила ту высокую оценку, которую он выставил своей находчивости и уму. Как хорошо быть Гевином Гусём!
     Сдача служила предметом дискуссий на протяжении всего вечера у стойки бара в клубе Грейфов. Кролик, пылкий поклонник астрологии, выдал своё объяснение случившемуся, ставшее полной неожиданностью для присутствующих. Взаимоотношения между личностями в любой данный отрезок времени определяются, согласно утверждению Кролика, положением планет относительно важнейших созвездий неба. Мрачный Уран заслоняет и подавляет блистательную интуицию Молли (знак Козерога). Благоприятное влияние восходящего Юпитера защищает любые возможные происки Гевина (Весы). Небом было предопределено, что в любом столкновении между этими двумя Гусь возобладает над Лошадью.
     – И такое расположение планет продлится вплоть до 22-го числа. – разглагольствовал Кролик со знанием дела, – То есть еще пять дней.

   Юпитер торжествует
     Все отмахнулись от астрологических штудий Кролика, но многие вспомнили о его откровении два дня спустя. Когда я входил в игровой зал, Гевин Гусь, с полной уверенностью в себе, выкладывал на стол свою руку.
     – Кто не рискует, тому не подмигивает Фортуна, – говорил он радостно. – Или даже так: Кому подмигивает Фортуна, тот просто обязан рискнуть. Вы, конечно, думаете, что четыре бубны под контрой стоили бы им немалую пачку купюр, но в такой зональности я предпочитаю простить оппонентам их дерзость и встать в свой гейм. К примеру, играя в баккара...
     Ледяным тоном, в котором слышался звон стали, Кабан поблагодарил партнера, вмиг заставив того замолчать.
Ю/СЮ
 N: Гусь
s Д4
h 8764
d ТДВ
c ТД53
 
 S: Кабан
s КВ1087653
h 95
d 105
c 8
З
С
В
Ю
Лошадь
Гусь
Папа
Кабан
-
-
-
3s
ктр
ркт
4d
пас
пас
4s
все пас

     Лошадь вышла королем червей, затем тузом и двойкой к даме Грека. Кабан убил и сыграл козырем. Туз от Молли, от Папы 9-ка, следом появился валет червей, на которого Папа скинул двойку треф. Приподняв бровь, Кабан убил черву и задумчиво потёр рукой щёку. Странные вещи творятся за столом. Куда девалась двойка пик? Если она у Молли, то почему бы ей не пропустить разок с тузом-двойкой, всё равно быстрые взятки защиты исчерпались, а вдруг у партнера синглетный козырный король? Молли боится впустки? Определённо – нет! Сколько её знают в клубе, она никогда ничего не боялась. Всё сводится к тому, что это Фемистоклюс так странно распорядился своими козырями, припрятав 2-ку до лучших времен. С него станется. Так, а зачем бы это ему могло понадобиться? С тремя козырями показ эха сигнализирует козырный триплет и означает желание получить убитку. Здесь был явно не тот случай, значит, если двойка у него, это надо трактовать как показ предпочтения масти. Насколько Молли Лошадь хороша, чтобы понять этот сигнал? И, даже если она понимает, зачем Пападопулосу вдруг понадобилось отойти от своих принципов, чтобы прокричать во всеуслышание партнёру и всему столу о своем бубновом интересе, тем более в такой момент, когда ход к Лошади уже вряд ли попадет? Какую пользу она смогла бы извлечь из этой информации? Кабан решил, что этот необычный сигнал был направлен на восприятие разыгрывающего и предназначен только ему самому. Но зачем понадобилось Греку предавать разыгрывающему своего короля бубен? Чтобы заставить его подумать, что у Папы нет этого короля? Вдобавок воду мутит еще одна чёрная двойка от Папы – трефовая. Подчеркивающая бубновые ценности и отрицающая трефовые... И опять-таки, зачем понадобилось Греку предавать разыгрывающему короля треф партнёра?
     – Что-то ваш обычно молниеносный розыгрыш длится сегодня долее, чем всегда, – прервала затянувшееся молчание Лошадь, – Или вы полируете заключительные фразы вашей победной речи после сдачи?
     Молли произнесла эти слова, и Кабана осенило. Черты лица его разгладились, и он с довольной улыбкой откинулся на спинку кресла. Эврика! Он нашел ответ.
     – Прошу прощения, Молли, – проворковал он, – Твой партнер поставил передо мной хор-рошую задачу, но думаю, теперь я близок к решению.
   Далее розыгрыш протекал и в самом деле молниеносно. Кабан сыграл к тузу бубен, вернулся в руку, перебив даму пик королем, и ласково улыбнулся появившейся от Грека двойке пик. Затем он стянул всех козырей. Сыграны восемь пик, две червы и бубна. Осталось две карты, Туз и Дама треф на столе, 10-ка бубен и 8-ка треф в руке.
     – Пришло время сказать те самые заключительные победные фразы, – провозгласил Кабан. – Смотрите внимательно. Я играю трефой к тузу стола, и наш уважаемый Папа уронит короля, как кролик, загипнотизированный удавом.
     Так всё и произошло, потому что полный расклад был:
Ю/СЮ
 N: Гусь 
s Д4
h 8764
d ТДВ
c ТД53
 W: Лошадь  E: Папа
s Тs 92
h ТКВ2h Д103
d 9742d К863
c В964c К1072
  S: Кабан 
s КВ1087653
h 95
d 105
c 8

     – Сначала я никак не мог понять, – объяснял Кабан, – в чем кроется замысел Папы, явно связанный с положением короля бубен, но неявно – где, у него или не у него. Было ли сокрытие одной черной двойки и намеренный показ другой черной двойки блефом или, возможно, двойным блефом? Всё время, пока я обдумывал, что за этим кроется, в моё сознание настойчиво стучалась мысль – у Пападопулоса оба отсутствующих короля. Я бы не смог справиться с этим контрактом, если бы на Востоке сидел менее искушённый игрок, чем Пападопулос. Ясно, что до Шимпа или Моржа не дошло бы, что существуют способы розыгрыша, альтернативные импасу. А вот Папа – надо отдать ему должное – сразу понял, что если у меня в руке есть 10-ка бубен или второй валет треф, то Венский удар послужит мне отличной альтернативой тупому импасу. Да, наш Фемистоклюс умён, но здесь ему случилось перемудрить...
     На Молли Лошадь эта речь не произвела должного впечатления. С презрительным хмыканьем она подвела черту.
     – Ваша игра блистательна, как вы только что скромно изволили признать. Папа был дьявольски изворотлив, а Гевин выглядит совершенно довольным собой, хотя в чём его заслуга, я и представить не могу. Только я одна не сияю от счастья быть слушателем столь блестящей лекции. Может, это потому, что я не имею счастья принадлежать к сильному полу? Обвиняющий взгляд Лошади обошел всех присутствующих за столом и уперся в Гуся. – Скажите пожалуйста, чем он-то так откровенно доволен? – воскликнула она негодующе.
     – Самая прекрасная девушка в мире может дать только то, что она может дать – и не более того, – мило улыбнулся в ответ Гевин Гусь.

The Bulletin ACBL, November, 1987

^Вернуться к Переводам

^-Вернуться к Титульной странице






реклама