Бриджклуб.ru наверх

Папа Грек – ответный удар

Виктор Молло
перевод Н. Суворова

     Все соглашались, что временами Противный Кабан совершенно невыносим. Но когда эта характерная черта сильнейшего игрока клуба проявляется сильнее – в мгновения его торжествующего злорадства или в минуты издевательской насмешки? В поисках ответа на этот вопрос вопросов в кибитцерских дискуссиях клуба Грейфов всегда лоб в лоб сшибались противоположные точки зрения. Не вызывало сомнения, что Папа Грек одним своим присутствием в игровом зале провоцировал самые худшие и низкие черты Кабана. Возможно, это происходило потому (Кабан, правда, имел мужество никогда не признаваться в этом), что он полагал Папу игроком, равным себе, или почти равным. Обличать ошибки и промахи Тукана и Моржа – это ниже его достоинства, а вот Папа достаточно хорош, чтобы быть подвергнутым унижению. Кабан на всё смотрел в другом ракурсе. Он считал своим моральным обязательством обуздывать высокомерие Грека, его манеру выставлять напоказ собственные достоинства (иными словами – эксгибиционизм), его всеохватывающее самомнение.
     – Да ты же сам прекрасно знаешь, – однажды сказал он мне, – этот напыщенный Фемистоклюс всерьёз полагает, что он и в самом деле так же хорош, как и я! Было бы очень нерадиво с моей стороны не помочь ему развеять это заблуждение.
     В качестве примера этих запутанных взаимоотношений привожу следующую сдачу, в процессе игры которой Кабан был совершенно незаинтересованным кибитцером, которого не волновало, кто победит, лишь бы проиграл Пападопулос.
В/+ N: Карапет 
s 7
h 76543
d ТД9
c ТД109
 W: Морж E: Шимп
s В85s Д6
h В8h КД1092
d 87642d В10
c 754c КВ32
  S: Папа 
s ТК109432
h Т
d К53
c 86

ЗСВЮ
МоржКарапетШимпПапа
  1hктр
пас2hпас2s
пас3cпас4бк
пас 5hпас 6s
паспаспас 

     Вальтер Морж послушно вышел валетом в масть партнера к тузу Папы. Грек сыграл 3 круга козырями, Шимп снес 9-ку червей на третьем круге. Морж, получив валета, упорно продолжил червой на сокращение. Убив червовое продолжение, Папа сыграл еще два круга козырями, внимательно следя за сносами. Затем он отобрал короля бубен, перешел к тузу и повелительно указал на даму. Не дожидаясь карты Шимпа, Грек торжествующе выложил свою руку на стол. Вот создавшаяся четырехкартная концовка:
В/+ N: Карапет 
s -
h 76
d Д
c Т
 W: Морж E: Шимп
s -s -
h -h КД
d 87d -
c 75c КВ
  S: Папа 
s 2
h -
d 3
c 86

     Шимп был пойман в жесткие тиски. Если он расстанется с червой, Папа убьет в руку черву, превращая 7-ку в двенадцатую взятку. Если же Чарли решит сбросить трефу, Папа стянет туза треф и, вернувшись убиткой последним козырем в руку, насладится старшей теперь 8-кой треф. Полная безысходность – цугцванг.
     – Ну, как вам мой чудесный козырный сквизок-малышок? – сказал Грек, победно оглядывая кибитцеров и ожидая бурных продолжительных аплодисментов.
     – Да, это было здорово сыграно, сэр! – сказал юный кибитцер, недавно милостиво ангажированный в клуб по обмену с кибитцерами игры трик-трак. Кабан пристально и с укором взглянул на него.
     – Сарказм по отношению к старшим здесь неуместен, молодой человек. Вы можете мне не поверить, но он сделал всё, что мог. И, с бесценной помощью защиты, всё закончилось более чем успешно. Нет нужды лишний раз подчеркивать, что трефовое переключение Вальтера после получения им хода по козырю очень быстро обглодало бы косточки с этого козырного сквиза-малыша. Конечно, даже ребенок тут бы не...
     – Ну да, легко вам так умно рассуждать, видя весь расклад, – оборвал его вышедший из себя Морж. – Если мне вообще стоит переключаться, то почему именно в трефу, а не в бубну? – Потому что, – терпеливо разъяснял Кабан, – Король бубен вряд ли даст разыгрывающему 12-ю взятку, а с королем треф у него почти наверняка будет своя игра, поэтому для подсада вам следует положить эту карту партнеру. Ну конечно, Чарли Шимп, как всегда, схитрил, скинув совершенно неинформативную 9-ку червей на третий козырный ход, вместо ясного сигнала валетом треф. В общем, с таким замечательно дружелюбным вистом любой обладатель руки Грека здесь мог бы отличиться.
     – Ну, ты бы, конечно, не ударил здесь в грязь лицом, – насмешливо сказал Папа. – Вырулил бы контракт против наилучшей защиты – и наоборот, посадил бы его, несмотря на лучший розыгрыш.
     – Совершенно верно, – парировал Кабан.
     – А как же тут можно разыграть, если Запад всё же ответит в трефу? – удивился Оскар Филин.
     – Я просто предпринял бы определенные шаги, чтобы он не ответил в трефу... – с улыбкой сказал Кабан.
     – Знаю! – с серьезным видом пожевал губами Папа, – ты извлёк бы из кармана судебное предписание Западу с запретом хода в трефу под страхом пожизненной игры на болване.
     – Всё очень просто, – Кабан как бы и не слышал язвительной фразы Грека. – Стянув туза пик, разыгрывающий продолжает не королем, а малой. Восток принимает дамой и не имеет возможности с толком для защиты сходить трефой, после чего козырный сквиз ставится автоматически.
     – Притянуто за уши! – от души возмутился Грек. – А почему не Западу быть обладателем второй фигуры пик?
     – Верно, нет причин, – согласился Кабан. – Все же в этом случае Восток дает в масть, не имея возможности отсигналить трефу, что значительно повышает шансы.
     – Но что, если, – снова взял слово Филин, – при реальном раскладе карт Восток сбросит на туза пик свою даму, тогда он сможет дать сигнал, Запад выйдет трефой, а контракт уверенно пойдет ко дну, не так ли?
     – Никоим образом, – оскорбленно воскликнул Кабан. – Если я буду знать, что Восток достаточно хорош для проведения приёма разблокирования, я, естественно, приму надлежащие профилактические меры. Переход бубной на стол и игра оттуда козырем с намерением делать реверанс козырной даме – вот простое и бесхитростное решение проблемы. Если Восток играет дамой – она берёт. Если фоской – берет мой туз! После этого мелкой пикой к даме Востока и т.д. – см. выше. Но и в этом случае, конечно, – продолжал Кабан, – Запад, если он обладатель дамы, может переключиться на трефу вне зависимости от наличия или отсутствия сигнала. Тем не менее, предложенная мной игра сохраняет больше шансов на выигрыш, чем игра, продемонстрированная за столом нашим мастером Пападопулосом.
     – Что-то у меня совсем всё перепуталось в голове, – вздохнул Оскар Филин. – Что же вы все-таки утверждаете – контракт неразрушим или невыполним?
     – Ммм... трудно сказать наверняка, – скромно ответил Кабан, – Дело в том, что результат зависит от того, Западом я буду или Югом.

     Сладость возмездия
     Красный от негодования, Папа Грек потерял все аргументы и не мог выговорить ни слова, только разевал рот. Хуже всего, что внимание присутствующих досталось в итоге этому наглецу Кабану. Вместо того, чтобы восхищаться прекрасным творением Грека, достигнутым за столом в честной схватке, все вокруг просветленно кивали в такт разглагольствованиям Кабана. Самоуважение Папы было больно ущемлено, Грек мрачно отошел к угловому креслу и сел там. Он вовсе не сдался, как в свое время его предок Ахиллес, он планировал месть. Ему не пришлось долго ждать подходящего случая. Пару дней спустя, в одной упряжке со злосчастным Армянином Карапетом он был в деле против Кабана и Грустного Кролика. Каждая сторона имела по сотне под чертой, когда пришла эта сдача:
С/+ N: Кролик 
s 643
h ТКД1097
d Т653
c -
 W: Карапет E: Папа
s 1098s КД75
h 2h В865
d 842d КДВ97
c 876543c -
  S: Кабан 
s ТВ2
h 43
d 10
c ТКДВ1092

ЗСВЮ
КарапетКроликПапаКабан
 1h2d3c
пас3hпас4c
пас4hпас4бк
пас 5hпас 7бк
паспаспас 

     Карапет тщательно выбирал ход, пока со вздохом не выложил на стол 10-ку пик. Даму от Папы Кабан вынужден был принять тузом. Сидя за широкой спиной разыгрывающего, я досчитал до 15 взяток на двух руках в случае хорошего поведения червы. Но, как только Грек не дал на туза треф, Карапет обозначился как обладатель не менее восьми карт в черных мастях – шесть треф и две или более пики, что сильно снижало вероятность удачного развала червей. При бубновой атаке насчитывалось 12 взяток, после чего против Папы, вероятно, мог пройти автоматический сквиз с мажорными угрозами. После туза бубен и отбора семи треф ему не удалось бы удержать четыре червы и марьяж пик – 6 карт, по всем законам математики, никак не умещались в пятикартную концовку. Вдохновенная атака Армянина в зеленую масть разбила все надежды на простой сквиз-автомат. Туза бубен не стянуть до отбора треф, потому как единственный вход к трефам – туз пик – коварной провокацией Карапета был выбит на первом ходу. Если бы только Кабан играл 7 треф, в руке всегда оставался бы жизненно важный вход убиткой бубен, а что теперь делать в 7БК, где этот козырь отсутствует по определению? После изучения ситуации в течение весьма долгой для манеры игры Кабана пол-минуты, П.К. начал играть трефами. Первые шесть сносов со стола были 2 пики, 3 бубны и черва. Затем на столе появилась седьмая трефа.
     – Туз бубен, – скомандовал П.К.
     – Простите? – робко переспросил Кролик. – Вы сказали туз? Я не ос... – Под яростным пронзительным взглядом Кабана порыв Кролика увял на глазах, а туз бубен мигом оказался на середине стола. Вот концовка, в которой Греку ещё предстоит сыграть картой:
С/+ N: Кролик 
s -
h ТКД109
d -
c -
 W: Карапет  E: Папа
s 98s К
h 2h В865
d 84d К
c -c -
  S: Кабан 
s В2
h 43
d 10
c -

     Папа расстался с Королём бубен и резким движением руки ослабил свой большой яркий галстук, увидев, как Кабан, улыбаясь, сыграл 10-кой бубен.
     – Неплохо, неплохо сыграно, П.К. – сказал Папа. Похвала Кабану от Папы – такого прецедента клуб еще не видел. Грек подождал, пока его слова произведут нужный эффект, затем продолжил.
     – Очень интересная форма прогрессивного сквиза. Впечатляющая игра на разблокирование тузом бубен с успехом заменяет Венский удар при угрозах в трех мастях. Похоже П.К. вовремя вспомнил, как совсем недавно в Кубке Гадеса мной была разыграна идентичная сдача с применением именно этого маневра. Её затем ещё описали в бюлле...
     – А, да-да, припоминаю, – прервал его Кабан. – Рассказ об этом занимал все первые полосы прессы по крайней мере неделю, а Токийское радио крутило его круглые сутки, перемежая лишь рекламой туалетной бумаги.
     – Так же верно, – продолжал Папа, совершенно не обескураженный неожиданной поддержкой, – что наш общий друг заслуженно насладился наличием в моей руке столь необходимого для удачного завершения сквиза валета бубен – единственной карты, местоположение которой, исходя из торговли, могло вызывать сомнения. Но не в том суть. Ситуация тем не менее остается идентичной описанной в бюллетне. Я рад, что наш общий друг тщательно изучает особенности моей игры, хорошо запоминает достаточно непростую механику и, отбрасывая сомнения, грамотно воспроизводит описанные ходы. Ныне он создал копию, достойную оригинала! Я поздравляю вас П.К. О, небеса! – воскликнул Папа, внезапно взглянув на часы, в то время как Кабан близился к взрыву. – Я не думал, что уже так поздно! Я же сегодня приглашен...
     – Такого монументального нахальства я не... – рычал Кабан, брызгая в ярости слюной, но к тому времени, как он добрался до середины фразы, Папа Грек уже покинул игровой зал.

The Bulletin ACBL, October, 1987

^Вернуться к Переводам

^-Вернуться к Титульной странице






реклама элвес-мф касса