Бриджклуб.ru

Не то местоимение

Ник Страгацци

Перевод Гомбо Цыдынжапова

наверх

Предисловие переводчика

     Эта статья – пример колонки «Репортажи с турниров» американского бриджевого журнала The Bridge World. Перевод сделан и опубликован с любезного разрешения редакции журнала.
бридж     Ник Страгацци (Nick Straguzzi) – специалист по искусственному интеллекту. Он исследовал методы применения теории игр к бриджу, но пришел к выводу, что намного проще писать об идеальном компьютере, играющем в бридж, чем создать такой в реальности. Главный герой его рассказов – Хтоник, робот, созданный в исследовательском институте Фонда Ортмана, отличающийся не только безупречной бриджевой техникой и талантом подражания голосам, но и характером, соперничающим с наихудшими человеческими экземплярами. Вот одно из его выступлений.

Гомбо Цыдынжапов



     Обычно в лаборатории роботизации в подвале Фонда Научного Прогресса Ортмана работаем только мы с Марти Маклейн. Но в прошлый вторник, когда в 8 утра я вошел в комнату, там меня ждала половина работающих в здании.
     «Всем привет», – насколько смог невозмутимо приветствовал я собравшихся.
     Они набросились на меня словно бульварные газетчики. «Майк, что там было?» «Говорят, Ортману запретили появляться в бридж-клубе!» «Да, из-за драки с Хтоником!»
     «В самом деле?» – невинно сказал я. «Кто вам это сказал?»
     «Хтоник, конечно», – сказала Марти, проталкиваясь сквозь толпу. «Он разослал извещение по электронной почте. Кроме того, он повторяет эту новость по внутреннему радио каждые десять минут».
     «Ох, идиот», – застонал я. «Ортман продаст его на металлолом»
     Я попытался пробраться к выходу, но они перекрыли обе двери. Я симулировал амнезию, но они не купились. Ничего не оставалось, кроме как рассказать всю историю целиком.
     Прошлым вечером в бридж-клубе Соснового Леса мы с Хтоником были сидящей парой за шестым столом в Хауэлле. С несравненным доктором Фредериком О. Ортманом, основателем, президентом и главной движущей силой нашего Фонда, мы встретились только в последним туре. Резкие черты лица, лысая голова, и борода с проседью делали 140-киллограмового Ортмана в клубе даже более наводящим ужас зрелищем, чем сам Хтоник, если, конечно, такое возможно.
     «Довольно скучные сдачи сегодня, вам не кажется?» – прогремел Ортман усаживаясь.
     «О да», – сказал Хтоник голосом Джорджа Сандерса. «Согласен, так себе. Мы, вероятно, всего на шесть максов выше среднего».
     Ортман не удостоил его вниманием. «Сдача 17 была особенно нудной. Мы получили плюс 920 в железном контракте шесть бубен на фите пять в два. Разумеется, весь зал встает в безнадежные шесть бескозыря».
     «Да что вы? А, ну конечно, он безнадежен, если разыгрывающий не имеет понятия о простом охранном сквизе».
     «Конечно», – неустрашимо продолжил Ортман, «ваши противники нашли обманный снос в сдаче номер пять, и ограничили 3БК девятью взятками, как я?»
     «Не знаю. Я играл шесть треф, ровно».
     «Пас», – твердо заявил я. Когда эти двое начинают препираться, это может продолжаться всю ночь. Вот сдача, из-за которой всё и произошло:
Сдавал Север, Север-Юг в зоне s 6 5 4 3 2  ЮгЗападСеверВосток
h 3 
Хтоник
Ортман
Бартон
Бердсворт
d 10 4 3 
-
-
пас
пас
c K Q 9 8 
контра *
пас
s K 10 8 7 s -
3 БК
пас
пас
пас
h 4h 10 8 7 6 5 2* – негативная
d Q 9 8 7 6 2d A
c 8 6 c A J 10 4 3 2
 s A Q J 9 
  h A K Q J 9 
 d K J 5 
 c 5 
     На Востоке сидел Б. Эндикотт Бердсворт, главный инженер нашего Фонда. В очках в тонкой оправе, галстуке-бабочке и с напомаженными черными волосами робкий Бердсворт был абсолютной противоположностью Ортмана. Он ошеломленно изучил свои 12 карт в черве и трефе и решил, что ни одно из открытий для этой руки не подходит. Когда до него дошла очередь в следующий раз, все четыре масти уже были так или иначе упомянуты и поэтому он снова тихо спасовал. Вы знаете, он ежегодно отправляет свою налоговую декларацию второго января, чтобы быть уверенным, что она точно дойдет по назначению к 15 апреля.
     Ортман атаковал трефой. Тонкий красный луч скользнул по столу – Хтоник изучал мои карты. Я видел, что он недоволен, но мне это было не внове. Хтоник полагает, что единственным по-настоящему разумным человеком был тот, кто выдумал термин «болван».
     «Недурно, Майкл. Твоя негативная контра достигла нового, небывало низкого уровня».
     «Я хотел показать свою пятикарточную пику», – пробормотал я.
     «О да, она потрясающа. Отличная карта для покера. Надеюсь, ее великолепие не сильно уменьшится, если я напомню, что сегодня мы играем в бридж? Король, пожалуйста»
     Эндикотт взял тузом и стянул туза бубен. Хтоник разблокировался валетом и принял червовый возврат тузом. Последовал ход королем червей, на столе появилась бубна, а на лице Запада – легкая улыбка. На туза пик Бердсворт снес трефу, и улыбка Ортмана стала шире.
     «Исключительно неудачный расклад», – заявил он, ни к кому особенно не обращаясь. «У разыгрывающего, у которого, очевидно, расклад 4=5=3=1, нет входа в стол. Он стянул туза пик в надежде обвалить короля или организовать впустку, но вряд ли он ожидал такого расклада».
     «Победа в этой сдаче», – продолжил он, заботливо повышая голос, чтобы его было слышно по всему залу, «была обеспечена моим дерзким блоком 3 бубны. Более слабому игроку даже в голову не придет сделать такую заявку, имея четверку в незаявленном мажоре, несмотря на ее очевидную полезность с деструктивной точки зрения и …»
     Пока Ортман напыщенно вещал, Хтоник изучал позицию почти полных десять секунд, по его стандартам – целую вечность. После этого его игра была молниеносна. Он собрал два круга червей, снеся пики со стола, в то время как Ортман избавился от бубен. Когда он уже получил пять взяток, позиция была такова:
 s 6 5       Хтоник положил на стол даму пик и Ортман глубокомысленно кивнул. «Прекрасный маневр, мой друг, но, как видишь, я сохранил карту для отхода.» Он взял короля пик и, не прерывая движения, сыграл шестеркой треф. «Мало кому из вистующих хватит предвидения для того, чтобы сохранить такую, на первый взгляд, бесполезную карту, тем более что она дает играющему вход в стол к даме треф. Однако число его взяток всё равно остается ограничено восемью. Я …»
h -
d 10 3
c Q 9
s K 10 8tables -
h -h 10 8
d Q 9d -
c 6c J 10 4 3
 s Q J 9 
h 9
d K 5
c -
     «Ваш ход», – прервал его Хтоник. Он взял даму треф, выкинув свою последнюю черву, затем сыграл королем и пятеркой бубен. Западу пришлось взять и вернуть пику к валет-девять.
     «Поздравляю вас, Фредерик», – сухо сказал Хтоник, пока я записывал плюс 600 в протокол. «Мало кто из вистующих может похвастаться тем, что впустил себя пять раз в шестикарточной концовке».
     Ортман бросил на него мрачный взгляд, который Хтоник счел просьбой продолжать. “Когда вы взяли короля пик, вы оказались впущенными в трех мастях. Бубновый ход немедленно дарит мне девять взяток. Трефа, как мы видели, дает взятку и создает впустку номер четыре в пике. Ну и при пиковом возврате, я соберу валета и девятку и сыграю королем и мелкой бубной, создавая трефовую впустку в 13й взятке. Мне показать?»
     «Хватит, Хтоник. В следующий раз я пропущу даму пик, и тебе придется считать только до минус 100».
     «Не думаю».
     «Что, мне показать?» – вспылил Ортман. Он восстановил пятикарточную концовку, поменяв восьмерку пик на короля. «Вот. Ты можешь впустить меня хоть пикой, хоть бубной, но мой отход трефой ограничит тебя восемью взятками».
     Тем временем Хтоник вынул карту из своей руки и положил ее рубашкой вверх на стол. «Впускать вас? Дорогой Фредерик, вы себе льстите.» Он медленно перевернул девятку червей. «Эндикотт может собрать свои червы, но после этого ему придется пойти трефой к столу. Я оставлю пику и бубну на столе и короля с восьмеркой бубен в своей руке. А какие две карты оставите вы, Фредерик?»
     И прежде чем шеф ответил, влез я: «А вы знаете, что выиграть четыре пики невозможно?»
     Шея Ортмана стала ярко-красной. Этот … эта штуковина имеет наглость унижать его перед всем клубом! «Хтоник», – сказал он и его голос дрогнул, «твое злорадство скучно и утомительно. Если бы на четвертую черву я не … э-э-э, если бы бубна не выскользнула случайно из моей руки, твои идиотские 3 БК точно так же было бы невозможно выиграть».
     «Фредерик, вам не посадить этот контракт».
     «Хтоник, я тебя предупреждаю!» – проревел Ортман, вскакивая с кресла. Он снова переложил карты, на этот раз с третьей бубной вместо своей мелкой трефы:
 s 6 5       «Нам еще одну сдачу играть», – сказал я, но никто не слушал. К столику приблизилось несколько кибитцеров. Капли пота выступили у Ортмана на лбу, когда он подтянул держатель карт Хтоника прямо к его лазерному глазу.
      «Видишь? Пойдешь червой и мы получим три взятки. Сыграешь бубной и мы возьмем как минимум три. Сходишь пикой, я возьму и отойду пикой.» – Голос Ортмана поднялся на целую октаву. «Ты можешь отдать две последние взятку хоть мне, хоть Востоку, на выбор. Что ты на это скажешь?»
h -
d 10 3
c Q 9
s K 10 8tables -
h -h 10 8
d Q 9 8d -
c -c J 10 4 3
 s Q J 9 
h 9
d K 5
c -
     «Сыграй дамой пик», – сказал Хтоник. Ортман швырнул на стол короля и восьмерку пик и потянулся за девяткой Хтоника.
     «Я бы предпочел валета, Фредерик, будьте так любезны».
     Выражение лица Ортмана медленно переходило от гнева к замешательству, а затем он стал напоминать оленя, пойманного в свете фар. Хтоник собирается снова вернуть ему ход на пиковую десятку, после чего вынужденный ход в бубну отдаст три последние взятки.
     Поверженный доктор О. обессилено упал в кресло. «Ты победил, Хтоник, ты победил», – проскулил он. «Три бескозыря в этой руке выигрываются всегда. Но… почему ты просто сразу так и не сказал?»
     «Потому что они не выигрываются».
     Лицо Ортмана снова стало красным. «Не более чем две минуты назад ты сказал, что их нельзя посадить».
     Хтоник переключился на голос Даффи Дака: «Ошибка! Не то местоимение! Я не говорил, что их нельзя посадить. Я сказал, вы не сможете его посадить.» (Снова голосом Джорджа Сандерса) «Грамотный Запад, напротив, просто оставит три бубны, а затем, взяв короля, отойдет десяткой пик. Теперь разыгрывающий не может мммгррр…»
     Потребовались усилия четырех человек, чтобы оттащить Ортмана от Хтоника. Судья растянул запястье, а одну леди в свалке сбили с ног.
     Комитет по Этике постановил, что срок наказания Ортмана будет сокращен до тридцати дней ввиду безупречного поведения в прошлом, но испытательный срок для него продлится до конца года. Что касается Хтоника, он заработал пару вмятин на корпусе, но ничего такого, чего Марти не смогла бы починить.
     Но худшее было еще впереди. Судья присудил нам шестьдесят процентов в последней сдаче, в той, которую мы так и не сыграли в результате всей этой суеты. Мы выиграли турнир, обойдя всего на один матчпункт второе место. Ортмана.
     Хтоник позвонил ему в три утра, чтобы поделиться радостью.


Примечания переводчика
В название рассказа – популярная цитата из одного из мультфильмов о Багсе Банни и Даффи Даке «Rabbit Seasoning» студии Warner Brothers; в конце рассказа Хтоник пародирует Даффи.
Джордж Сандерс – известный голливудский актер 30х-50х годов.
В системе SAYC нет двумастных открытий на втором уровне. Именно этим вызваны трудности мистера Бердсворта.
^Вернуться к Переводам

^-Вернуться к Титульной странице






реклама http://chicberry.ru/ anskin cup modeling mask pack купить.