Бриджклуб.ru

Большой бридж

George Boehm
перевод Олега Рубинчика

наверх

    Разрешите представить вам перевод еще одной старой статьи, которая частями показалась мне забавной, а частями заслуживающей внимания.


    Несколько лет назад в Лондонском карточном клубе Теренс Риз, один из выдающихся мировых экспертов, разыгрывал сложную сдачу. По сигналу одного из игроков в зал вошла обнаженная модель, прогулялась между столами и вышла. Кибицеры заохали, а у Риза не дернулся ни один мускул. После окончания сдачи у Риза спросили, произошло ли в розыгрыше что-нибудь необычное. Он ответил, что ничего особенного, хотя пиковое переключение защитников его удивило. Организатор пари выиграл несколько сотен фунтов стерлингов, которые он ставил на то, что ничто не способно отвлечь Риза во время розыгрыша.
    Для 50 миллионов людей, примерно половина из которых проживает в США, бридж является приятным времяпровождением и самой популярной из игр. Для нескольких тысяч экспертов бридж – больше, чем просто игра. Это страсть, которая не дает им спать ночами, и которой они посвящают все свои мысли днями. А для Риза и еще пары дюжин игроков по всему миру бридж – скорее религиозный культ, чем игра. Они его апостолы, подобно тому, как Бобби Фишер, Борис Спасский и десяток-другой гроссмейстеров являются апостолами шахмат.
    Люди, которые хорошо разбираются в различных играх, знают, что бридж на высоком уровне и на подступах к нему является наиболее треплющим нервы занятием, когда либо придуманным человечеством, – поразительно для игры, предназначенной для отдыха. Недавно это наблюдение получило научное подтверждение. Медицинский исследовательский центр в Кливленде изучал поведение человека после испытанного стресса. Ученые сравнивали, в том числе, 41 бриджиста, после обычного 4 с половиной часового турнира и дюжину хирургов, после сложных операций, занимающих от двух до 8 часов. Сравнив давление, пульс, повышение температуры и другие показатели, ученые убедились, что организм бpиджистов переживал больший стресс.
    Психологи обнаружили, что величайшие игроки, как правило, живут в своем собственном мире. Их всепоглощенность бриджем заменяет секс, семью, не позволяет построить удачную карьеру. Они показывают исключительно высокие результаты на тестах, как основанных на общих знаниях, так и на решении математических проблем. Одновременно с этим они как бы живут в клетках, показывая неосведомленность о текущих событиях, а также неумение разбираться в сложных жизненных ситуациях.
    Привлекательность бриджа заключается в том, что он требует таланта в трех различных областях. Великий бриджист владеет умением расчета, не уступающим лучшим шахматным мастерам, интуицией и умением читать мысли на уровне покерных акул и партнерским взаимопониманием, сравнимым с идеальной семьей. В добавок ко всему ему еще и необходим инстинкт убийцы.
    Даже величайшим игрокам попадаются проблемы, для решения которых требуется несколько минут, однако при этом им необходимо действовать мгновенно, поскольку в игре на высоком уровне секундная пауза может оказаться такой же самоубийственной, как очевидный блеф в покере. Знание, когда можно подумать и как именно нужно думать, в бридже являются жизненно важным.
    Иногда говорят что бридж высвечивает истинный характер человека. Ерунда. В лучшем случае он показывает, как бы данный человек повел себя, если бы оказался безоружным в диких джунглях и вынужден был бы бороться за выживание. Разумеется, неприемлемо сбивать оппонентов, жонглируя ключами или насвистывая, когда они думают. Однако, множество побед было достигнута с помощью разнообразных не столь явных провокаций.
    Едгар Каплан, почти всегда цивилизованный и хладнокровный, однажды вызвал Судью и потребовал, чтобы его оппонент пересдал карты. "Не то чтобы я подозревал его в чем то", – объяснил впоследствии Каплан. "Однако я хотел вбросить в его голову мысль, что я могу подозревать его в нечестной игре, в надежде, что она нарушит его концентрацию".
    Существуют игроки высшей категории, знаменитые своими невоспитанными манерами за столом. Несколько лет назад, Сидней Лазард, Нью-Орлеанский эксперт, надул двух грозных оппонентов неортодоксальным розыгрышем. Один из них, Тобиас Стоун, обнаружив что их только что "поимели", заорал своему партнеру: "Как ты мог позволить этому идиоту одурачить себя? Ты же знаешь, этот придурок просто не способен на нормальную игру"! Лазард дружелюбно кивнул и растягивая слова произнес: "А еще я очень медлительный и не осознаю что делаю," – после чего высыпал содержимое переполненной пепельницы на голову Стоуна.
    Ни один из крупных Американских турниров последних лет не обходился без того, чтобы Алвин Рот, один из наиболее творческих умов в современном бридже, не доводил своих партнеров до белого каления. В прошлом году, когда он устраивал партнеру очередную словесную выволочку, судья попытался усовестить его: "Пожалуйста, тише. Ваша дискуссия мешает другим игрокам". "Это не дискуссия, это тирада", – фыркнул Рот и продолжал поливать своего партнера, пока того не прорвало в ответ. При этом не во время турнира Рот чудесный человек, часами терпеливо разъясняющий начинающим игрокам интересные вещи.
    Виктор Mитчел – еще один из величайших экспертов, чья яркая индивидуальность время от времени вырывается из-под контроля. Однажды, получив чистый ноль за счет сложного технического приема, осуществленного его экспертным оппонентом, Митчел зарычал на него: "Какое ты имел право так хорошо разыгрывать против меня!"
    B. Jay Becker, известный в бриджевом мире как Мистер Бекер, никогда не кричит на своих партнеров или оппонентов и свое неудовольствие оборачивает в вельвет. "Идеально играющий оппонент не может обыграть меня; лучшее, что ему светит, это ничья".
    Любая попытка ранжировать мастеров бриджа обречена на провал – даже лучший игрок может плохо играть, когда им с партнером не удается создать команду. Именно партнерский элемент есть то, что выделяет бридж из других игр: и торговля, и вист требуют громадной чувствительности к тому, что делает партнер. У опытных пар, как правило, имеется специальное значение едва ли не каждой возможной последовательности заявок и карт на висте, каждый великий игрок имеет собственную "книгу".Эта книга партнерских соглашения обычно содержит от 30 до 60 страниц, наполненных указанием значений для нескольких сотен последовательностей заявок или карт.
    Бриджевое право кристально понятно. Игрок вправе делать умозаключения, основываясь на том, какой картой сыграл партнер и какую заявку он сделал, но не на том, как он это сделал. Договоренности о том, что заявка, сделанная за 2 секунды, имеет одно значение, а та же самая заявка, но после 3.5 секунд – другое, являются обманом. На практике, однако, практически невозможно провести границу между четким законным поведением и небольшим этическим отклонением. Игроки с длительным опытом знакомства с тем, как играет их партнер, волей-неволей понимают по его виду, счастлив он от происходящего или нет.
    Великие игроки в подавляющем большинстве своем высокоэтичны. Обман в бридже для них равносилен прегрешению в религии. Кроме того, лучшие бриджисты не нуждаются в обмане. Подобно лучшим покеристам, они способны улавливать мельчайшие сбои в темпе, тишайшие вздохи, следы задумчивости, сопоставлять это с игрой и заявками и делать правильные выводы. Из крошечных вибраций, не замечаемых простыми смертными, эксперты способны делать далеко идущие выводы о том, кто держит ключевую карту.
    Lewis Mathe из Лос Анжелеса, один из бриджевых гигантов с Запада страны, говорит: "В начале каждого серьезного матча я начинаю концентрироваться на том, что делают мои оппоненты – какие эмоции появляются на их лицах, когда они раскладывают карты; тон голоса, которым они делают заявки; манеру, в которой они размещают карту на столе, когда шлепают ей , когда аккуратно укладывают, а когда роняют, подобно дохлой рыбе; смотрю на то, что заставляет подрагивать их брови. К концу четвертой сдачи я в состоянии распознать по поведению оппонентов практически все".
    Психологический аспект бриджа делает нашу игру недостижимой для многих людей, обладающих великолепным логическим умом и соревновательным инстинктом. Пример – Самуэль Решевский, один из величайших шахматистов. Он пытался разобраться с бриджем, изучил все правила и приемы, но несмотря на то, что он без проблем запоминает каждую сыгранную карту, ему так и не удалось заиграть в бридж на приемлемом уровне. Психология игры, а также взаимопонимание с партнером, остались для него тайной.
    Если отвезти талантливого начинающего шахматиста на необитаемый остров, снабдив его всем необходимым для жизни, а также шахматной библиотекой, то, изучив самостоятельно теорию, игрок в состоянии резко повысить свой уровень и бросить вызов лучшим из лучших. Для бриджиста же подобная тренировка окажется куда как менее полезной, поскольку по книгам невозможно научится читать поведение оппонентов, а без обсуждений невозможно построить эффективное взаимопонимание с партнером.
    Хелен Собел, которую многие считают сильнейшим игроком в бридж всех времен и народов, иллюстрировала, насколько важную роль в бридже играют чувства. Она стала всерьез заниматься бриджем в конце тридцатых годов, а до этого была девочкой из Бродвейского шоу. Свои ранние удачи она во многом объясняла так: "Я выглядела тупой блондинкой, и каждый старался выдумать какой-нибудь швиндель, чтобы обдурить меня". Но лучшие игроки вскоре выучили, что за столом к ней необходимо относиться в высшей степени серьезно, и восхищались ее потрясающей восприимчивостью. Часто в середине розыгрыша она замирала, предчувствуя опасность; затем поджимала одну ногу под себя и начинала в задумчивости надувать губы. За задумчивостью следовал резкий бросок в виде вдохновенной игры и очередной триумф.
    Поскольку бридж очень сильно зависит от суждений и оценок в отношении возможностей других людей, игроки редко достигаю пика своей силы до 25 лет. Начиная с этого возраста следуют года, когда игроки используют в полной мере все свои физические и психологические возможности, а после сорока уровень игры величайших игроков начинает потихоньку снижаться за счет недостатка нервной энергии...
    Немногие из бриджистов являются состоятельными. Большинство из них пристрастились к игре в школьные и институтские годы и никогда всерьез не занимались ничем другим. Некоторые, однако, нашли возможность противостоять бриджевой страсти и построили весьма удачные карьеры. Примером может служить Сэм Стейман, который сделал состояние на текстиле, затем продал свой бизнес и основал инвестиционный фонд, который также принес ему целое состояние.
    Для любителей азартной игры на деньги бридж – не самый лучший выбор. Кубики крутятся быстрее, а превосходство мастеров над любителями дает более надежный доход в покере. Тем не менее, многие эксперты живут за счет бриджа. Один из способов этого заключается в том, чтобы найти спонсора, богатого любителя, готового платить за сессию, а также оплачивать издержки за возможность сыграть в паре с превосходным партнером. Другой способ зарабатывать на жизнь – вести бриджевые газетные колонки.
    Единственным человеком, который на бридже заработал целое состояние, был Эли Калбертсон. Возможно, он не был величайшим игроком своего времени, но он вел себя как Бобби Фишер от бриджа. В те ранние дни контракт-бриджа Калбертсон агрессивно рекламировал бридж и рекламировал себя. Он разработал систему, которую могли использовать средние игроки и вызывал на матч всякого, кто разрабатывал другую систему.
    В первой битве его основным противником был Сидней Ленц, очень аккуратный и пунктуальный джентльмен. Калбертсон начал с того, что потребовал, чтобы репортеры не могли подойти к столу, а должны были следить за матчем через экран, огораживающий стол. На каждую сессию он прибывал с опозданием, первым делом заказывал еду, в результате чего карты становились жирными и скользкими. Раздраженный его поведением Ленц часто взрывался, что увеличивало продажу газет со статьями о матче.
    Благодаря таким ужимкам и тщательно обдуманным скандалам, Калбертсону удалось получить огромное количество статей о своих матчах. Его имя превратилось в торговую марку для книг и газетных статей.
    Хотя со времен Калбертсона популярность бриджа не уменьшилась, но он полностью ушел с первых страниц газет. Все профессионалы в области бриджа согласны – нам опять необходима столь яркая фигура, как Калбертсон. Если Бобби Фишер устанет от шахмат, он бы прекрасно подошел на эту роль.

The Bridge World, март, 1973

^Вернуться к Переводам

^-Вернуться к Титульной странице






реклама Продажа дозиметров http://www.aunis.ru/ . Медицинский центр города: услуги, анализы, медкомиссии, далее..