Бриджклуб.ru

Отрывок из книги Джона Свансона

"Внутри Бермудского Кубка"

Перевод Олега Рубинчика

Другие статьи

Дело происходит в 1971 году, в Тайване, на розыгрыше Бермудского Кубка

     Первая сдача легла на стол... Единственным не игроком находящимся в комнате был скорер Albert Dormer, известный бриджевый писатель из Великобритании.
     Walsh открылся 1 трефа. Прежде чем Lawrence успел сделать свою заявку зазвонил телефон. Этого не должно было случится; мы находились в закрытой комнате и никакой связи с внешним миром не было разрешено. Дормер, пожалуй самый хладнокровный из моих знакомых, спокойно подошел к телефону и ответил. На самом деле он не предоставил звонившему шанса сказать что бы то ни было, а просто проинформировал его о том, что в эту комнату сейчас звонить нельзя. Настала тишина, Майк спасовал и я ответил 1 черва. Телефон снова зазвонил. На этот раз Дормер взял трубку быстрее, хотя ответил уже не так спокойно. Разговор тоже был несколько дольше, Дормер ответил да и нет на пару вопросов, после чего твердо сказал, что эта комната закрыта для любых внешних связей. Затем Дормер вернулся на свое место скорера и игра продолжилась. Goldman вошел натуральной заявкой 2 червы на мою 1 черву; Walsh и Lawrence запасовали. Телефон зазвонил опять. Это явно был не почтальон, поскольку почтальон звонит дважды. Dormer мгновенно схватил трубку и твердо сказал, что на телефонные звонки больше не будет ответа. Я закрыл торговлю заявкой 3 трефы, Lawrence атаковал и Walsh приступил к изучению карт стола. Не успел он назвать карту, как телефон зазвонил в четвертый раз. Верный своему слову Dormer не взял трубку. К счастью звонивший оказался не слишком терпеливым, он положил трубку после трех звонков. Walsh все еще изучал карты стола, когда дверь открылась и Al Sobel (Судья) просунул в нее свою голову. Он хотел убедится, что у нас все в порядке. Дормер сообщил, что нет, и проинформировал о не прекращающихся телефонных звонках. Судья находчиво избежал проблемы - он кивнул головой и покинул комнату.
     Несколько взяток оказались отыграны и в дверь просунулась другая голова - официант, которого никто не вызывал. Мы, однако, согласились, что по стаканчику апельсинового сока сейчас будет в самый раз, чтобы слегка охладиться. Официант удалился и Walsh медленно и аккуратно продолжил розыгрыш. К тому моменту, когда первая сдача была закончена прошло более 15 минут. Очевидно, этот турнир будет долгим. Впереди еще как минимум 479 сдач кругового турнира.
     Мы подняли карты второй сдачи. Телефон опять зазвонил. Все его проигнорировали и Walsh запасовал. Хотя Майк Лоренс был самым младшим за столом он имел значительный опыт. И этот опыт, даже без знания надписей на коробках на тайваньском языке, подсказал ему что Walsh открылся вне очереди - один и тот же игрок не бывает сдающим в двух сдачах матча подряд. Дормер помог нам позвать Судью. Собел подошел очень быстро, но не ранее, чем телефон позвонил в очередной раз. Ситуацию объяснили. Walsh пожаловался на незнакомую маркировку коробочек. Собел посочувствовал, но присудил, что право первой заявки принадлежит Лоренсу, а Walsh должен пасовать своей следующей заявкой. Майк спасовал, то же сделал и я не смотря на 13 очков. Сдача ушла в пасы, зато нам удалось сделать это быстро.
     В следующей сдаче я держал: п В9 ч 843 б 1074 т Д8752 и запасовал на первой руке. Голдман открылся 1 трефа и Walsh в благоприятной зональности вошел блоком 2 бубны. Прежде чем Лоренц успел сделать заявку, вернулся официант с апельсиновым соком. Он начал расставлять стаканы на столе и в это время опять зазвонил телефон. Голдман не выдержал. Он вскочил, выдернул телефон из розетки с явным намерением шмякнуть о стену. К несчастью на пути телефона оказался официант с графином апельсинового сока. На стол с картами попало не так уж и много сока - практически полный графин оказался выплеснут на Дормepа.
     Насквозь мокрый Дормep, верный своим обязанностям представителя WBF, поспешил за салфетками, чтобы вытереть стол и убедится, что карты не повреждены.
     Со вздохами и смешками, как стол так и Дормep были приведены в такое состояние, что бы игра могла быть продолжена. Торговля (пас-1 трефа - 2 бубны) была восстановлена, Lawrence заявил 2 червы и я перезаказал блокирующими 4 бубнами. Нам повезло. Оппоненты остановились в 4 червах и упустили верхний шлемик. Уж не знаю, что сыграло решающую роль – блок или сок.
     Телефон ни разу не зазвонил, пока Вoлш и я выторговывали 4 пики в следующей сдаче. Lawrence атаковал и я выложил на стол карты болвана:
п К742
ч Т2
б КВ542
т Д86
     Угу. 14 карт. Очевидно, что у меня от всех этих пертурбаций крыша ехала ничуть не меньше, чем у остальных сидящих за столом. Опять вызываем Судью.
     Собел выглядит спокойным. Первым делом он пытается выяснить у кого в руке 12 карт. Таковые не находятся. В колоде изначально было 53 карты. Goldman сообщает, что в его руке находится еще одна четверка пик. Собел предлагает забрать со стола козырную четверку. Естественно это неприемлемо для нас. Кроме всего прочего теперь в руке у Голдмана есть штрафная карта. Наконец Собел придумал лучшее решение – просто пересдать сдачу, благо она не была дублирована в других матчах. Голдман пересдает. Walsh и я ставим и выигрываем большой шлем в трефе…


     Телефон прекратил звонить, команде перестало везти. И этот матч и Кубок выиграли Тузы (за которых играли Lorens и Goldman), а команда Свансона заняла 6 место при 6 участниках.

^Другие статьи

^-Вернуться к Титульной странице






реклама