Бриджклуб.ru наверх

Z-ZONE - ЗОНА З

   Это - "неофициальная зона" ВБФ, существующая исключительно в воображении и статьях бриджевых журналистов. Ее составляющая - один-единственный игрок, Зия Махмуд, заслуживший такое внимание прессы и публики, которое позволило говорить о нем, как о феномене мирового бриджа.

Зия Махмуд (Zia Mahmood)   Краткая справка: Зия Махмуд (Zia Mahmood) родился в 1946 году в Пакистане, делит жизнь между Нью-Йорком и Лондоном с регулярными наездами на родину, в Пакистан, где, по собственному признанию, теряет деньги на семейном бизнесе. В составе национальной сборной Пакистана участвовал на Олимпиаде в Валкенбурге (Голландия), был серебряным призером Бермудского кубка в 1981 году и Кубка Розенблюма в 1986 году. Регулярно принимает участие в крупнейших соревнованиях Американской лиги контракт-бриджа (ACBL). Назван "Игроком года" ACBL трижды: в 1991, 96 и 2000 году. Это звание присуждается игроку, набравшему наибольшее количество мастерских баллов в национальных соревнованиях в течение календарного года. В 2000 году Зия собрал 693,01 "платиновых пункта", с минимальным преимуществом опередив Лью Стэнсби.

   Зия, как личность эксцентричная и уникальная во многих аспектах, постоянно привлекает внимание бриджевых журналистов и не устает отвечать на их вопросы, демонстрируя откровенное самолюбование, сдобренное, впрочем, доброй дозой самоиронии. Переваливший полувековой рубеж, Зия органично вписывается в имидж плейбоя, спешащего получить максимум удовольствий от жизни и даже критикуя порой американские турниры за то, что они не позволяют совместить бридж и отдых. То ли дело - Довиль или Биарриц! Активно освоив все страны, где бридж пользуется максимальной популярностью, Зия до сих пор сохраняет волнующие и теплые воспоминания о своей первой Олимпиаде (в составе сборной Пакистана в Голландии) и без сомнений называет Олимпиаду соревнованием, выражающим саму суть игры, турниром, где грандиозная смесь ВСЕХ уровней квалификации позволяет новичку сесть за один стол с профессионалом. А вот себя Зия профессионалом не считает: бридж для него - одна из форм отдыха, стоящая на одной ступеньке с гольфом и любовным приключением. "Зия слишком эмоционален", - говорит его партнер Майкл Розенберг, один из лучших аналитиков бриджа, полагающийся в первую очередь на холодный рассудок. "Мой стиль игры - темпераментный, сумасбродный, возможно - худший в мире, но бесспорно лучший в "мой" день", - так говорит о себе сам Зия и очень хорошо знает, когда наступает "его" день, а когда он находится не в форме.
   Когда в 1996 году команда Зия-Розенберг, Мартел-Стэнсби стала обладателем Кубка Рейзингера, американскому журналисту Бренту Менли пришлось немало побегать по коридорам отеля "Мариотт" в Сан-Франциско, чтобы отыскать победителей. По окончании матча Зия и Розенберг поднялись в номер в отвратительном настроении: "Мы играли плохо, и я не могу поверить, что мы смогли выиграть…" - заявил Зия. И это - после впечатляющей победы, увенчавшей сенсационно успешный год. Тогда Зия более чем на 100 пунктов опередил Майкла Розенберга - своего партнера и ближайшего конкурента в борьбе за титул "Игрока года". А еще в этом году Зия играл с Хью Россом, Питером Уэйчселом, Чипом Мартелом, Марком Молсоном и Саймоном Дейчем.
   Вообще, Зия любит играть с разными партнерами, и сам так комментирует эту свою охоту к переменам: "Можно считать это последствиями бурной молодости или кризиса среднего возраста, но теперь, похоже, единственные партнеры, которых я могу менять - это партнеры по бриджу. А если серьезно, я очень рад, когда судьба посылает мне шанс сыграть с новым партнером. В смене партнеров есть много положительных моментов, и первый из них - новый взгляд на игру. Не так важно, кто занял место за столом напротив тебя. У нового партнера всегда есть набор его любимых представлений об игре, новых для меня и иногда - разумных. Поэтому, играя с новым партнером, я знакомлюсь с его способом мышления и с такой оценкой происходящего, с которой, возможно, никогда ранее не встречался. Еще одно явное преимущество - перед началом игры мне не нужно освежать в памяти все конвенции, которые, например, мы с Майклом Розенбергом используем как постоянная пара! Мой принцип - минимум системы и максимум красного вина между сессиями. Уверенного бриджа и здравого смысла должно хватить для победы. Минимизируя договоренности, вы уменьшаете пространство для совершения ошибки".
   Имя Зии Махмуда впервые прогремело на всю Америку в 1981 году, когда Бермудский Кубок проходил в Порт-Честере (штат Нью-Йорк). Сборная Пакистана, возглавляемая Зией, пробилась в финал и уступила очень сильной команде США. В 1986 году Зия стал серебряным призером Кубка Рейзингера, а годом позже выиграл свой первый чемпионат США в составе весьма колоритной команды: компанию ему составляли индус Джагги Шивдасани, канадский еврей Билли Коэн и чернокожий американец Рон Смит. Сам Зия заявил, что команда, в которой едва ли не впервые играли вместе индус и пакистанец (а Индия с Пакистаном находились в состоянии войны), явилась символом самой сути бриджа. (Не так давно эта тема получила развитие в послании Жозе Дамиани, который подчеркнул вклад бриджа в дело мира и привел современные примеры, когда за один стол садятся спортсмены Тайваня и Китая, Израиля и Палестины.)
   Год 1996 стал не только годом очередного триумфа (Зия был повторно удостоен титула "Игрок года"), но и годом одного из самых горьких разочарований в его бриджевой карьере. В командном отборе в июне в Сан-Франциско команда Зии, считавшаяся безусловным фаворитом, проиграла финал команде из Чикаго. Это поражение было особенно обидным потому, что в результате команда не попала на бриджевую Олимпиаду - любимое соревнование Зии. Несмотря на свои понятные чувства, Зия тепло поздравил победителей и высоко отозвался о качестве их игры. "Это было, возможно, самое удручающее поражение в моей жизни, - отметил Зия, - но если вы проигрываете честно и справедливо, победители заслуживают вашего уважения".
   Судьба вновь посмеялась над азартным любителем Олимпиад в 2000 году: уже в финале командного отбора на Олимпиаду в Маастрихте команда Зии не смогла справиться с командой Джекобса, но Зия намерен вновь бороться за право представлять США на Олимпиаде, этом грандиозном турнире, где встречаются более 100 команд со всего мира. И вновь - чтобы подсластить горькую пилюлю и все же отметить истинное рвение спортсмена - судьба преподнесла Зие третий по счету титул "Игрока года". Барри Ригал сумел отловить Зию в декабре 2000 года в Нью-Йорке буквально у трапа самолета, на котором эксперт-международник собирался совершить свой ежегодный вояж на родину, в Пакистан. И в очередной раз Зия нашел, что сказать в интервью.

   Барри Ригал: Вы более 10 лет регулярно участвуете в национальных чемпионатах ACBL, не забывая о других турнирах по всему миру. Как, по-вашему, в чем разница между этими чемпионатами и другими соревнованиями?
   Зия: Трудный вопрос. Постараюсь ответить уважительно и тактично. С одной стороны, я убедился, что организация и проведение турниров ACBL - на высшем уровне. (Тогда мы еще не знали, что администраторы могут превратить четыре четверти матча в пять! Прим. переводчика). Судьи и технический персонал соответствуют высочайшему мировому стандарту. Они действуют быстро, эффективно и компетентно, являя своей работой пример всему миру. Кроме того, турниры ACBL привлекают лучших из лучших игроков мировой бриджевой элиты. Это - самое серьезное соревнование - факт! С особым удовлетворением хочу отметить, что стандарты игры существенно повысились после того, как ACBL позволила участвовать в своих турнирах игрокам иностранного происхождения. Политика изоляции не принесет пользы ни в бридже, ни во внешних сношениях. Пусть мистер Буш-младший отметит это.

   Б.Р.: Но ведь не все и не всегда хорошо…
   Зия: Ну, с другой стороны, лично у меня есть ряд серьезных обвинений. Почему, если я хочу играть в бридж и отдыхать, я должен перебазироваться во Францию, Австралию, на Бермуды или в Голландию? Каждый год я с удовольствием отправляюсь на турнир в Биарриц, морской курорт во Франции. Там игроки могут выбирать, жить ли им в пятизвездочных отелях категории люкс, снимать апартаменты или размещаться в более скромных отелях. Они могут играть в теннис, гольф или наслаждаться морем и солнцем с утра. Бридж начинается в 3 часа пополудни, в день играется одна сессия, она заканчивается около половины восьмого вечера, после чего бесчисленные рестораны и кафе наполняются взволнованными голосами бриджистов, обсуждающих свои успехи и провалы до глубокой ночи. Здесь бридж - всего лишь часть чудесного семейного отдыха. Для поощрения новичков существует система гандикапов, учреждены отдельные призы в открытой секции и секции с гандикапом, атмосфера дружеская, бридж приобретает тот неповторимый колорит, который делает его игрой, объединяющей народы. Сильнейшие игроки не смотрят на начинающих свысока, проблемы с системами торговли минимизированы. К сожалению, в календаре ACBL таких соревнований нет. На самом деле, в Америке нет ничего даже отдаленно напоминающего фестиваль в Биаррице.

   Б.Р.: В этом году Вы участвовали во множестве турниров. Какой из них принес Вам самый громкий успех?
   Зия: Успех занимает мои мысли куда меньшее время, чем поражения. Могу сказать, что в этом сезоне я проиграл и выиграл два крупнейших турнира буквально в последней сдаче. Что действительно запомнилось - несколько сдач из робберов, сыгранных в Лондоне, но они скорее занимательные, чем поучительные. Вот две сдачи, которые показывают, что не существует правильных и неправильных заявок, есть лишь победное решение, продиктованное обстоятельствами.
   В первой сдаче Ваш партнер - блестящий игрок, оба оппонента известны своей агрессивностью. Вы занимаете место S и поднимаете карты: s 9 h ТКВ742 d ТКД53 c 4.
   Вы можете наслаждаться комфортом сильных заявок на втором уровне. Вот как развивались события.
ЮЗСВ
2h2бк5h5s
? 
   Заявка 2бк показала неопределенную двумастку. Партнерских договоренностей относительно заявки 5h в такой ситуации не было, так что я предположил, что у него много червей и мало пунктов. Вот Вам проблема в торговле: как высоко Вы намерены забраться со своей рукой? Будете пасовать, контрить или продолжать торговлю?
   Я подумывал о том, чтобы заявить 6h в защите, но не имел представления о том, что буду делать после того, как оппоненты назначат 6s. И я попытался сыграть на опережение: 7h! К счастью для меня, левый оппонент, обладатель солидного пикового фита, поверил мне и назначил 7s в защите. После атаки старшими бубнами это принесло 300 нам, а не им.
   Со второй проблемой на практике сражался мой партнер, сумасбродный, но милый бриджевый профессионал Майкл Кортни из Австралии. Зрители постоянно спрашивают: "Он больше пьет или торгует?" - и никто еще не решился дать определенный ответ.
   Так или иначе - он (N) получил такую руку: s - h Д952 d 1073 c 107643 и участвовал в следующей торговле.
ЗСВЮ
-пас1d1s
1бкпаспас2c
2d3cпаспас
3d?   

   В этот момент Майкл заявил 3s! Оппоненты едва не стали соревноваться за право дать контру, а обострению ситуации послужил еще и тот факт, что я сам ушел в 4c, не позволив Майклу сделать эту заявку и тем самым пробудить какие-либо подозрения в оппонентах. W был счастлив дать контру на 4c, но его счастье продолжалось ровно до тех пор, пока не открылись карты стола.
N/- s -
h Д952
d Т1073
c 107643
s K1053 s ТД94
h K84h В1076
d Д864d КВ92
c 92c Д
s В8762
h Т3
d 5
c ТКВ85

   Блестящая заявка 3s! Она заставила оппонентов войти в режим контрения, и они попались. Такие моменты - настоящий неисследованный мир в бридже, и это одна из причин бесконечной прелести игры.

   Б.Р.: Вы специально ищете возможности необычного маневра в каждой сдаче? Или Вы просто более внимательны, чем другие игроки?
   Зия: Мне хотелось бы думать, что моя игра рассчитана не на дешевые эффекты, не на публику. Конечно, я стараюсь извлечь преимущества из всех ситуаций, которые преподносит игра, и я не боюсь выглядеть смешно (если вы попробуете так же часто, как и я, делать какие-то нестандартные вещи, вы обнаружите, как часто они с треском проваливаются). Можно сравнить это с робберным бриджем, там победная стратегия - концентрироваться не на победе в конкретной сдаче, а на хорошем результате на длинной дистанции. Я твердо убежден, что великие игроки не думают о том, что они будут выглядеть смешно или глупо, если задуманный ими маневр не пройдет. Слишком многие предпочитают выигрывать в дискуссии после сдачи, вместо того чтобы зарабатывать реальные пункты за столом. Мекстрот и Родуэлл умеют выигрывать как раз потому, что умеют быть отважными.

С.Бодренкова и Ю.Коваленко по материалам бюллетеней ACBL

Зия Махмуд (Zia Mahmood)    В продолжении интервью - взгляды Зии на перспективы бриджа в новом веке.

   Журналист Барри Ригал нашел возможность задать несколько актуальных вопросов Зие Махмуду - трижды лауреату звания "Игрок года" ACBL и одному из самых колоритных современных игроков в бридж.


   Б.Р.: Расскажите о вашей игре в паре с Майклом (Розенбергом).
   Зия: Он - не просто высококлассный техник. При случае он может быть Джекилом и Хайдом одновременно - и при этом еще сможет определить, кому из них пора в бой! Если его посещает безумная идея относительно расклада важнейших карт у оппонентов, Майкл легко решается на нахальный розыгрыш и не беспокоится о том, что будет выглядеть глупо, если фокус не удастся. Прекрасный пример - его действия в турнире по приглашениям несколько лет назад. Тогда, разыгрывая контракт против Гароццо и Айзенберга, Майк имел в масти Кх на столе напротив трех фосок в руке. Убежденный в том, что туз расположен неудачно, Майк перешел на стол и сыграл королем - который удержал взятку! Еще один показательный пример: масть разыгрывающего в бескозырном контракте была представлена так:
   К762

   Д54
   Рассмотрим позицию с точки зрения разыгрывающего. В контракте 3бк он пытается получить две взятки в этой масти, и начинает с хода мелкой к королю. При этом W играет валетом, а Е - тройкой. Что дальше?.. Похоже, у W дублет в виде туза с валетом или три карты типа ТВ10. То есть, можно продолжить фосками с обеих рук и отработать либо даму, либо тринадцатую карту масти. Конечно, если у W были ТВ109, думать не о чем. В любом случае, разыгрывающий продолжает мелкой со стола, Е кладет восьмерку, разыгрывающий - мелкую с руки, а W… не дает в масть! Майкл на месте Е дважды сыграл фосками с Т10983, не имея ни одного приема, кроме этого туза. Майкл смог отработать свою масть, верно рассудив, что разыгрывающий ни за что не сможет расшифровать позицию.

   Б.Р.: Несомненно, все мы хотели бы, чтобы бридж был более зрелищным спортом, чтобы он привлекал больший общественный интерес. Как вы считаете, каковы перспективы бриджа в связи с реальной возможностью быть включенным в программу Зимней Олимпиады и в связи с компьютерной революцией на горизонте?
   Зия: Мне кажется, мир бриджа близок к тому, чтобы получить второй шанс на популяризацию игры, на то, чтобы стать едва ли не спортом номер один в мире, как это было во времена Калбертсона. Хотя с той поры многое изменилось, возможность добиться такого положения все еще реальна. Однако, для этого нам придется пересмотреть наши правила и ограничения. Некоторым из них - 75 лет, они восходят еще к Вандербильту. Для многих людей, не играющих в бридж, наиболее привлекательным моментом игры является действие, борьба, и нужно найти простые способы привлечь болельщиков. В настоящий момент в среднестатистическом турнире слишком много систем и слишком мало здравого смысла. Я был бы рад видеть, что ситуация меняется, и, по моему мнению, лучший способ изменить что-либо - это начать открытый разговор о возможных изменениях в игре. Можете считать, что следующие идеи притянуты за уши, но, подчеркиваю, это всего лишь мои собственные идеи, которые могли бы стать поводом к размышлениям и дискуссии с целью поиска решений. Совсем не обязательно вносить эти концепции в ежедневную игру!
   1) Давайте организуем, к примеру, турнир на макс или на ИМПы, но исходным условием будет такое: в конвенционной карте есть только две конвенции: "стейман" и "блеквуд". Каждая пара может добавить в конвенционную карту столько конвенций из имеющегося большого набора, сколько сочтет нужным - но за каждую конвенцию нужно будет "заплатить" определенную сумму ИМПов или процентов. Платите результатом за каждую "ненатуральность" в системе!.
   2) Представьте себе новую форму соревнований - скажем, "один на один". Вообразите ситуацию, когда Гейр Хельгемо сражается против Боба Хаммана - каждый из них занимает место S и играет в компании трех других игроков, каждый из которых борется напрямую с игроком, занимающим ту же позицию. Такой турнир имел бы некое сходство с индивидуалом, но зрители получили бы возможность наблюдать борьбу двух игроков, единоборство которых представляло бы интерес для широкой бриджевой общественности. Неужели вам не понравится наблюдать, как давние партнеры соревнуются между собой, скажем, Родуэлл против Мекстрота, или я против Розенберга? Еще одним вариантом такого формата был бы командный матч - восемь человек, учитываются лучшие результаты как каждого по отдельности, так и конкретной пары.
   3) Действующая форма подсчета результатов делает слишком сильный упор на консервативный подход к игре. Можно придумать несколько способов справиться с этим. Суть в том, что сегодня, при нынешней форме подсчета, смелость не в почете. Вы не можете позволить себе дать контру на частичный контракт, поскольку неудача обойдется слишком дорого. А что если увеличить штраф за подсад в контракте под контрой? Довести их, скажем, до -300 до зоны и -400 в зоне. Тогда точные решения поощрялись бы в той же мере, в какой наказывались бы безрассудные. Аналогично, сегодня давать реконтру - занятие непривлекательное. Возможно, следует увеличить премию за выполненный контракт под реконтрой. Да и вообще, сколько раз за последний год вы дали реконтр? А если бы вы были зрителем, неужели вам не хотелось бы видеть больше контрактов под реконтрой?
   4) А как обстоит дело с большими шлемами - наиболее рискованными и волнующими контрактами? Как часто вы были свидетелем того, что большой шлем сознательно назначался "на импасе"? Ответ: крайне редко, потому что шкала ИМПов не поощряет такой подход. Решение - увеличить премию за назначенный и выполненный большой шлем, так чтобы этот контракт получил дополнительную привлекательность (1500 до зоны и 2000 в зоне должно хватить)! Возможно, премию за малый шлем также следует увеличить, чтобы поощрить агрессивную торговлю на высоких уровнях.
   5) Наконец, должны получить широкое распространение матчи, проводимые на компьютерах. В этом, я верю, и есть будущее игры, и наша цель - чтобы и стар и млад были убеждены в привлекательности игры в бридж на компьютере.
   Пожалуйста, поймите меня правильно. Я не предлагаю сделать все эти изменения бриджевыми буднями. Я всего лишь размышляю над возможностью играть турниры различного формата, и это может оказаться полезным, а может - и нет. Тот, кто играет в крикет, может вспомнить, какое оживление внесли в игру турниры одного дня. Возможно, это поможет и бриджу.

   Б.Р.: Известно, что и вы, и Майкл занимаете особую позицию в вопросах отношения к фальшренонсу и к игре оппонента вне очереди. Можно об этом подробнее?
   Зия: Мы всегда придерживались убеждения, что не хотим выигрывать за счет эксплуатации механических ошибок наших оппонентов, хотя мы не ждем, что наши оппоненты проявят такую же широту натуры по отношению к нам. Могу привести пример действия такой философии: в командном турнире на Кубок Рейзингера в 2000 году в матче против Риты Шугарт мы встретили такое отношение. Рита, будучи разыгрывающей, попросила сыграть со стола королем червей, Майкл услышал, что она назвала короля бубен и сыграл тузом бубен. Рита, один из самых благородных спортсменов в нашей игре, попросила его забрать эту карту, поскольку не хотела выигрывать таким способом, и Майкл вернул туза бубен в руку. В тот момент мы все осознали, что играть следует именно так, а не детализируя правила, которые позволяли бы одним экспертам побеждать других. Впрочем, есть немало высококлассных игроков, которые видят ситуацию в ином свете. По моему мнению, навязчивая идея о победе любой ценой ослепляет слишком многих талантливых игроков, которые не замечают, что их подход на самом деле лишает игру прелести в глазах как игроков, так и болельщиков. Если бы все лучшие игроки следовали примеру Риты, такое спортивное отношение быстро распространилось бы среди игроков разных уровней в качестве нормы, правила, которому необходимо следовать.

   Б.Р.: Если бы могли в приказном порядке внести конкретное изменение в то, каким образом люди играют бридж (не касаясь правил), что бы вы сделали?
   Зия: Для начала, не называя имен, я бы заметил, что слишком многие классные игроки не прилагают достаточных усилий для того, чтобы отдать должное игре. Обязанность эксперта - быть вежливым и корректным в поведении по отношению к менее сильным игрокам, которые от этого не становятся менее людьми, чем он. Возможно, это всего лишь вопрос внешнего вида и должного поведения на международных турнирах. Не менее важны и другие вопросы - поощрение юниоров или новичков, например, или благотворительные матчи. Что я действительно хотел бы видеть - так это турнир, предваряющий основной национальный чемпионат, турнир, в котором юниоры получили бы возможность сыграть в паре с экспертами, и зрители-болельщики только приветствовались бы. Я помню то время, когда в турнирном зале было тесно от зрителей, окружавших игроков. Как насчет этого сейчас, а ACBL? Возможности безграничны, если подходить к решению проблем с открытым мышлением и желанием работать на общее благо.
   (Кстати, играя в турнирах, Зия одевается почти всегда безупречно. Причем он делает это, в частности, еще и для того, чтобы показывать пример отношения к любимому спорту для других бриджистов. "Когда вы приходите за стол, вы должны выглядеть слегка щеголевато - это проявление уважение к делу, которым вы занимаетесь, - говорит он. - Это также влияет на общий имидж бриджа, который за последнее время заметно потускнел вместо того, чтобы непрерывно улучшаться". А Саймон Дейч отмечает: "Зия - прекрасный парень. Он очень много делает для бриджа, но начисто лишен излишнего самомнения. Любой и везде может задать ему вопрос о какой-либо сдаче и получить ответ в самой любезной форме".)

   Б.Р.: С Майклом в паре вы играете длительное время - почти как любая другая пара из верхушки мирового рейтинга.
   Зия: Положим, Мекстрот и Родуэлл составляют боевую единицу еще более длительный срок, но могу сказать, играть с Майклом мы начали в семидесятых годах, в клубе робберного бриджа в Лондоне. Наше серьезное партнерство насчитывает 15 лет или около того.
    (Майкл Розенберг, "Игрок года-94", в свою очередь, очарован Зией как партнером: "Когда мы встретились впервые в семидесятых годах, каждый из нас торговался достаточно плохо, но сейчас Зия торгуется чуть ли не лучше всех в бридже", - говорит он.)

   Б.Р.: Не накладывает ли длительное партнерство определенных этических ограничений?
   Зия: Я так не думаю. Если в темпе торговли партнера заметны какие-либо изменения, любой из нас открыт для объяснений, что может значить такое изменение в темпе. В таких случаях изменение темпа может быть вызвано просчетом аналогичных позиций, встреченных ранее, но сказать об этом все равно не означает быть абсолютно объективным. Лучшее, что может сделать оппонент - воздержаться от расспросов до окончания торговли, поскольку перечисление всех возможных вариантов из партнерского опыта уже может содержать неявную информацию.

   Б.Р.: Можете ли вы привести пример того, насколько осторожным следует быть в расспросах?
   Зия: Одним из примеров может быть торговля в случае, когда оппоненты дают контру на наше слабое бескозырное открытие. Мы имели возможность спасаться в такой ситуации, возможно, сотни раз, тогда как наши конкретные оппоненты не знакомы со случаями, когда, уходя с 1бк под контрой, мы показываем действительно имеющиеся масти, а когда - короткие масти с намерением дать реконтру, если последует контра, и т.п. В реальной игре - не важно, насколько подробно мы раскроем наши методы оппонентам, - они все равно будут в невыгодном положении.

   Б.Р.: Вас не терзает мысль о том, что ваша команда не вышла в финал Кубка Рейзингера, в частности, потому, что одна из команд отказалась от подачи апелляции, в результате которой вы могли бы пройти дальше?
   Зия: Ни в коем случае. Если бы мы сыграли лучше, этот вопрос просто не возник бы. Подавать или не подавать апелляцию - собственное решение каждой команды. Мы же считаем нужным концентрировать наши усилия на том, что находим правильным, и позволять оппонентам самостоятельно решать их проблемы.

   Б.Р.: Несколько слов на прощанье…
   Зия: Каждый раз, когда вы заканчиваете игру, не важно, где и при каких обстоятельствах, на каком уровне это происходит, задайте себе следующий вопрос: "Хорошо ли мы и наши оппоненты провели время?" Если ответ будет отрицательным, подумайте о том, чтобы сменить партнера, оппонентов или ваш подход к игре - или даже попробуйте свои силы в иной игре! Бридж - слишком благороден, чтобы портить его тем, что вы не получаете должного удовольствия к концу сессии. Проигрываете вы или побеждаете, самое главное, что может дать бридж, - это гордость за свое выступление и удовлетворенность тем, что ваш разум способен принять вызов, брошенный игрой. Кроме того, бридж - всего лишь игра, не так ли?

   Зия продолжает мечтать о выигрыше чемпионата мира. Он верит в процветание своего родного Пакистана и делает многое для поддержки бриджа в этой стране. "Я пока что пакистанец, живущий в США, и то, что я играю здесь, не означает, что я забыл о своем происхождении", - говорит он. Зия хочет побеждать не меньше, чем любой из других сильнейших бриджистов, но при этом он не забывает о развитии здоровых тенденций и перспектив игры и ее места в жизни. "Все-таки, самое важное для меня - это отношения между людьми", - таково его кредо.

    С.Бодренкова материалам бюллетеня ACBL за март 2001

^Вернуться к Переводам

^-Вернуться к Титульной странице






реклама