Бриджклуб.ru наверх

Фиаско при Лилле

Ларри Коэн. Перевод Гомбо Цыдынжапова

     Но эта сессия вся состояла из взлётов и падений и вскоре мы вновь попали в светлую полосу. Мы играли против шведской пары, которая в итоге получила бронзовые медали. Сначала мне предстояло принять решение из тех, что регулярно возникают в игре на макс. Я держал sK 10 5 hA 5 2 d6 5 2 cK 5 4 3, в благоприятной зональности на четвертой руке. После двух пасов справа от меня заявили одну черву. Я спасовал и оппонент слева заявил две червы, которые дошли до меня. В игре на импы мне даже не придет в голову бороться, полагаясь на баланс, но в игре на макс украсть сдачу за минус 50 (или минус 100), или вытолкнуть противников в три червы, где они могут сесть без одной, исключительно заманчиво. Против слабых оппонентов я, вероятно, дал бы контру и надеялся бы на то, что они позволят Дэвиду получить результат выше минус 110 (слабые игроки часто боятся контрить экспертов и нередко ошибаются в защите, позволяя взять на взятку больше). На этом турнире, решил я, полагаться на баланс слишком опасно. Здесь не побоятся дать контру и защита часто окажется разящей. Оказалось, что контра вызвала бы реконтру и вскоре мы бы получили минус 300 (у партнера была совершенно неподходящая рука в раскладе 4-2-4-3). Наши минус 110 оказались средним плюсом.

     А в следующей сдаче мы их буквально прибили:

Восток, Восток-Запад в зоне

 СЕВЕР
sA K 2
hJ 9 8 2
dA K 10 3
c8 6
 
ЗАПАД
s9 6 5
hQ
d9 7 6
cA K J 9 5 2
 ВОСТОК
sJ 10 4
hA 7 5 4 3
dQ 8 2
cQ 4
 ЮГ
sQ 8 7 3
hK 10 6
dJ 5 4
c10 7 3
 
ЮГЗАПАДСЕВЕРВОСТОК
ЛиндквистКоэнФрединБерковиц
---пас
пас2 c*контра3 c
паспасконтрапас
3 sпаспасконтра
паспаспас 

* - натурально (6+ треф)

     Три трефы сели бы без одной, но совершенно не ясно, кто из наших оппонентов допустил ошибку. Их погубил подъем Дэвида в три трефы. Я пошел синглетной червой; Дэвид взял тузом и, зная, что я должен иметь туза и короля треф для моего открытия, ответил тройкой мне на убитку. Я был готов к тому, чтобы пойти мелкой трефой, чтобы получить еще одну червовую убитку, но, возможно, я смогу перейти к Дэвиду по трефе дважды, если у него и дама, и десятка. Поэтому в третьей взятке я пошел валетом треф. Дэвид, как и предполагалось, взял дамой и в этот раз вернул семерку червей мне на убитку. Эта старшая черва отрицала десятку треф, поэтому я продолжил старшей трефой и пошел в эту же масть третий раз. Вряд ли разыгрывающему нравился ход розыгрыша, а когда он решил убить трефу в шестой взятке мелким козырем, всё закончился для него абсолютным нулем.

     После этого мы играли против сильной пары из Венесуэлы, но они приняли неудачные решения в обеих сдачах и практически вручили нам два макса на блюдечке. По сравнению с моими предыдущими выступлениями в финалах парных чемпионатов мира, мы получали ненормально большое количество подарков. Возможно, все были измотаны тяжелыми условиями.

     Последовало три ровных сдачи, а затем мы завершили эту сессию еще одним результатом, близким к максу. В очередной раз судьба множества матчпунктов зависела от атаки. У меня был выбор из sK Q 5 4 hQ J 10 6 d7 6 5 cK 6, после торговли:

Бергер
Гутманн
1 d
1 h
1 БК*
2 c**
2 s
3 БК
пас

* - 15-17
** - чек-бэк

     Все варианты казались опасными; я остановился на даме червей. На стол легла пятикарточная червовая масть и на первый взгляд казалось, что это пятая фигура с девяткой - вариант, которого я боялся. Однако, вероятно, это сигаретный дым застилал мне глаза, поскольку на самом деле стол выглядел так:

 СЕВЕР
sA 10 3
h9 7 5 3 2
dQ 8
cA 8 5
 
ЗАПАД
sK Q 5 4
hQ J 10 6
d7 6 5
cK 6

     Разыгрывающий взял червовую атаку и сыграл бубной, выбивая туза Дэвида (его единственную карту старше девятки). Я дал эхо Смита (поощряющая карта на ход разыгрывающего предлагает продолжить масть атаки), и Дэвид послушно продолжил червой. Юг взял и пошел пикой от своего четвертого валет-девять к моей даме и тузу стола. Разыгрывающий продолжил пикой и я собрал две червы, ограничивая контракт девятью взятками. На большинстве столов торговля шла 1 бескозыря (15-17) - две бубны (трансфер) - две червы - три бескозыря - пас. После этого напрашивался пиковый ход, что приводит к легким 11 взяткам (у разыгрывающего был расклад 4-2-4-3, все недостающие фигуры и обе минорные десятки). За минус 600 мы получили почти все возможные матчпункты и завершили первый день финалов на втором месте.

     Я бы с радостью сообщил вам наши точные результаты по каждой сессии, но мы их так и не узнали! [Примерно две недели спустя после окончания турнира, частные детективы журнала The Bridge World сумели установить, что результаты пары Берковиц-Коэн по сессиям составляли примерно 54%, 60%, 55%, 55% and 51%.--Прим. ред.] Мы получали информацию о текущем положении в турнире, но ни на одной из стадий мы ни разу не увидели нормальной распечатки с нашими результатами по каждой сдаче, количеством матчпунктов, полученным за нее, и итоговым результатом сессии. До оперативности и эффективности функционирования национальных парных турниров, проводимых ACBL, было очень далеко. Разумеется, такая скрытность имеет свои собственные преимущества с точки зрения эффективности, никто не беспокоит администраторов жалобами на ошибку подсчета или записи.

     По завершении двух пятых финала мы стояли отлично, занимая второе место. Спасибо происшествию с движением, мы хорошо отдохнули, и нас сопровождала удача.

Третья сессия

Четверг, 10:30

     В двух первых сдачах этого дня мы вистовали и получили средний плюс. Но во втором туре я выбрал неудачный момент для честного сигнала, не обратив внимания на то, кто наш противник.

Восток, Все в зоне

 СЕВЕР
s10 3 2
hA K Q 10 5 4 2
dK
c9 7
 
ЗАПАД
sA Q J 8
h8 7
d8 6 3 2
cA 10 8
 ВОСТОК
s6 4
hJ 6
dQ J 10 5
cQ J 6 5 3
 ЮГ
sK 9 7 5
h9 3
dA 9 7 4
cK 4 2
 
ЮГЗАПАДСЕВЕРВОСТОК
ЧагасБерковицБранкоКоэн
---пас
пас1 s2 hпас
2 БКпас3 БКвсе пас

     Дэвид атаковал бубной и Габриэль Чагас (Gabriel Chagas), который только что выиграл серебряную медаль в Кубке Розенблюма (финалисты нокаута автоматически попадали в финал парного турнира), взял в столе и собрал одну старшую черву. Затем он сыграл пикой к девятке и валету Дэвида. Если бы у Дэвида кончились червы, разыгрывающий бы немедленно получил доступ к своей девятой взятке. Однако Дэвид аккуратно вернул черву. Чагас взял и начал собирать масть. Когда у него осталась одна черва, создалась следующая позиция:

 СЕВЕР
s10 3
h2
d-
c9 7
 
ЗАПАД
sA Q
h--
d8
cA 10
 ВОСТОК
s-
h-
dJ 10
cQ J 6
 ЮГ
sK 7
h-
dA
cK 4
 

     Поскольку разыгрывающий не знает точного расклада Востока, он должен угадать, что снести на последнюю черву. Ранее я снес свою вторую пику, чтобы Дэвид знал, что происходит. К сожалению, в результате Чагас узнал, что пика лежит четыре-два, а не пять-один (мы играем пятикарточные мажоры, но Дэвид решил открыться с четырьмя картами на третьей руке). Чагас снес пику в позиции на диаграмме и Дэвид был бессилен. С чем бы он не расстался, он даст Чагасу девятую взятку в одном из миноров. Чагасу было нетрудно разобраться в концовке из-за моего пикового сноса. Дэвид выкинул бубну и Чагас сыграл пикой. Дэвид добрал вторую пику и Чагас правильно снёс своего туза бубен и получил короля треф в тринадцатой взятке, заработав 61 матчпункт из 70 (что было бы 30.5 из 35 в Америке).

     Почему Дэвид не сохранил три пики в концовке, спросите вы? Подумайте о предпоследнем круге червей. В этой взятке Дэвид был отсквизован в положение, изображенное выше. Если бы он сохранил три пики, ему пришлось бы расстаться с одной из минорных карт. Что бы он ни снес, он обречен.

     Предположим, он выбросит бубну и оставит три-два в черных мастях. Чагас пойдет последней червой и снесет своего бубнового туза, не оставляя Дэвиду достойного ответа. (Разыгрывающий получит одного из своих черных королей в тринадцатой взятке). Если же Дэвид оголит трефового туза, Чагас в свою очередь оголит трефового короля в пятикартной концовке и затем сходит трефой. Это была очень неприятная для вистующих сдача. Дэвид делал сносы после разыгрывающего, но все-таки оказался засквизован первым.

     Я извинился перед Дэвидом за свой снос, показавший разыгрывающему расклад, и на этой минорной ноте нам снова пришлось отправиться в бриджераму. Это была еще одна психологическая проверка. Мы должны были сделать все возможное, чтобы сосредоточиться на предстоящей сдаче. Было очень соблазнительно попытаться проанализировать, почему мы не смогли посадить три бескозыря, но на это будет время позже. Мы опаздывали (розыгрыш трех бескозыря продолжался целую вечность) и потому, как были взвинченные, почти вбежали в ненавистную бриджераму, где нас ждала другая пара бразильских серебряных призеров Кубка Розенблюма. Справа от меня открылись двумя бубнами (натуральный полублок) и, в благоприятной зональности, я вошел двумя червями с рукой: s7 4 3 hA J 9 8 6 d- cA 9 6 3 2.

     Слева немедленно дали наказательную контру, за которой последовало два паса; поднос вернулся ко мне. Следует ли мне оставить?

     Я решил бежать и мне надо было выбрать между тремя трефами и реконтрой. У партнера запросто может оказаться 5-1-5-2 или что-то подобное, поэтому я выбрал реконтру и, к моему вящему удивлению, Дэвид перевел в три трефы. Я спасовал, надеясь, что оппоненты уже вошли в ритм и будут контрить. Но нет, оппонент слева ушел в три бубны и уже Дэвид дал наказательную контру. Сюрпризы на этом не закончились. Оппонент справа, находившийся по одну сторону экрана со мной, перевел в три пики. Что творится? Я снова спросил его, были ли две бубны натуральными, и он заверил меня, что да, были. Поскольку Дэвид сбежал в три трефы, а не две пики, по-видимому, у оппонентов есть хороший фит в пике; поэтому я заявил четыре трефы. Эта причудливая торговля продолжилась четырьмя пикам слева от меня, пятью трефами Дэвида, после чего все спасовали. Сможете ли вы придумать расклад, который бы подходил к такой торговле?

 СЕВЕР
s7 4 3
hA J 9 8 6
d--
cA 9 6 3 2
 
ЗАПАД
sK 10 9 5
h10 4
dK J 9 5 4 2
c5
 ВОСТОК
sA Q J 8
hK 7 5 3 2
dA 3
cQ 10
 ЮГ
s6 2
hQ
dQ 10 8 7 6
cK J 8 7 4
 
ЮГЗАПАДСЕВЕРВОСТОК
БерковицКампосКоэнВильяс Боас
-2 d2 hконтра
паспасреконтрапас
3 cпаспас3 d
контра3 s4 c4 s
5 cпаспаспас

     Последовала бубновая атака; Дэвид собрал козыря, сыграл туз червей, валет червей и собрал одиннадцать взяток. После всех переживаний плюс 400 оказались всего лишь средней записью, поскольку несколько пар играли тот же контракт под контрой или заработали плюс 500 вистуя.

     Во второй сдаче в бриджераме перед Дэвидом стояла следующая непростая задача на розыгрыш трех бескозыря.

СЕВЕР
sA 7 5
hQ 7 2
d10 9 6
c10 7 3 2
 
ЮГ
sK 10
hA K 3
dA K J 2
cK Q 9 6

     Торговля была односторонней. Атака тройка пик (четвертая сверху). Дэвид забрал валета пик королем, расчетливо перешел по черве на стол и сыграл трефой к девятке. Даже если валет возьмёт взятку, Запад не обязательно догадается, что следует продолжить дамой пик. Валет действительно получил взятку, но Запад продолжил двойкой пик. Дэвид сыграл со стола мелкой, Восток взял дамой и вскрыл масть; Дэвид снес бубну. Теперь Дэвид снова пошел трефой, Восток взял тузом, а Дэвид разблокировался дамой.

     Пика у Востока кончилась, поэтому он пошел червой. Дэвид собрал одну бубну и старшие карты в черве и трефе, финишируя на столе. В двухкарточной концовке, когда он пошел бубной к своим королю и валету, он знал, что Запад имел расклад 5-3-2-3 и что две последние его карты это пика и неизвестная бубна. Дэвид сыграл против вероятности (шансы один к двум), поставив короля. Он считал, что уже находится в выигрышном положении благодаря своему розыгрышу трефовой масти. Другие разыгрывающие, по его мнению, вполне могли сыграть трефовым королем из руки во второй взятке. В этом случае Восток вскроет пику, а последующий импас валета треф приведёт к подсаду без одной. Увы, отбор своих за плюс 600 принес нам всего лишь 8 матчпунктов, поскольку дама бубен была под импасом и большая часть зала брала лишнюю взятку.

     Тенденция, которая будет сопровождать нас весь оставшийся турнир, продолжилась. Как только возникала угроза того, что мы получим в сессии результат ниже среднего, появлялись несколько хороших сдач. Наша светлая полоса в этой сессии началась, когда Дэвиду пришлось выбрать ребид после одна пика - пас - один бескозыря - пас - ?, имея sK 9 8 6 5 2 hA 9 3 dA K 9 c4.

     Он выбрал научную (гибкую?) заявку две бубны и это оказалось очень удачным решением. Те, кто повторял пику, получали минус 300 в этом контракте столкнувшись с раскладом козыря 5-1. После заявки две бубны мы оказались на фите четыре-три и, хотя наши оппоненты вистовали очень хорошо и добились подсада без одной, мы всё же получили 49 из 70 матчпунктов.

     Несколько обычных сдач и еще один подарок (на этот раз разыгрывающий взял на взятку меньше, чем должен был, в частичке) подняли нас на первое место. В отборочных сессиях нам так ни разу и не удалось узнать наши результаты. Нам не доставало терпения ждать неизбежный час после вечерней сессии, и мы отправлялись перекусить. Когда мы возвращались, здание обычно уже было заперто! В финалах участвовало гораздо меньше пар, и они игрались по схеме барометра, поэтому нам сообщали текущее положение участников каждые несколько туров. Наши сердца забились чаще, когда на середине турнира мы обнаружили свои имена на вершине списка.

     В следующей сдаче мы разумно остановились в четырёх пиках и получили хорошую запись, а вскоре после этого наши оппоненты залезли в зоне в три бескозыря с двумя равномерными руками и 23 пунктами. Такие трюки, возможно, проходят у Меквелла [имеется ввиду знаменитая американская пара Мекстрот-Родвелл -- Прим. пер.] в Америке, но для китайской пары в Лилле карты легли плохо и разыгрывающий приземлился за 300.

     После еще одной ровной сдачи мы увеличили свой отрыв. В благоприятной зональности моя рука выглядела так: sA 2 hK J 3 2 d9 7 6 4 3 c4 3.

     Оппонент справа открылся на первой руке двумя трефами, натурально. Я спасовал и оппонент слева заявил нефорсирующие две червы. Дэвид вошел двумя пиками; правый оппонент и я спасовали, слева заявили три трефы. Дэвид продолжил борьбу тремя бубнами, а справа заявили три червы. В этот момент я произвел неправильное по теории действие: я поднял в четыре бубны.

     Полный расклад был таким:

 СЕВЕР
s5 3
hA 6
dQ 10 8 5
cA Q J 8 2
 
ЗАПАД
sK J 8 7 6
h10
dA K J 2
cK 6 5
 ВОСТОК
sA 2
hK J 3 2
d9 7 6 4 3
c4 3
 ЮГ
sQ 10 9 4
hQ 9 8 7 5 4
d--
c10 9 7
 
ЮГЗАПАДСЕВЕРВОСТОК
ГотарБерковицХоловскиКоэн
--2 cпас
2 h2 sпаспас
3 c3 d3 h4 d
?


     Я только что перевел нас из области положительного результата в отрицательную. Однако Юг слишком увлекся борьбой и заявил четыре червы. Наконец что-то, что я могу законтрить. Какой смысл контрить три червы, если можно законтрить четыре? Дэвид пошел старшей бубной, разыгрывающий убил и сыграл червой к тузу и снова червой. Я взял королем и пошел старшей бубной, показывая предпочтение масти. Разыгрывающий снес пику и мы взяли три пиковых взятки и, в конце концов, еще одну черву, получив плюс 800 и наш третий чистый макс в финале.

     Я полагал, что мы почти неуязвимы, но последующие несколько сдач вернули меня к реальности. Мы получили ряд средних результатов вперемешку с небольшими минусами. Китайский разыгрывающий правильно угадал валет-десять напротив короля с фоской. Двое немцев хорошо справились с торговлей и играли выкладные пять бубен в сдаче, где три бескозыря сели бы. Мы поддались на провокацию и пошли в мифическую защиту, после того, как датчане сторговали агрессивный гейм.

     Затем мы получили еще один подарок. Наши оппоненты переторговались и заказали большой шлем, который не имел шансов и который пошел без двух из-за расклада козыря пять в ноль. (Мы не контрили, поскольку они могли сбежать в семь бескозыря и выполнить их в имевшемся раскладе.)

     После этого, в ситуации все в зоне, мне нужно было принять неочевидное решение в позиции реопен с картой sQ 6 4 2 h9 6 3 2 dK Q cK Q 8.

     Справа от меня открыли одна черва (пятикарточные мажоры), а слева ответили форсирующим одним бескозыря. Правый оппонент заявил две бубны (возможно, триплет) и слева перевели в две червы, которые и пришли ко мне. Моим первым побуждением было спасовать, но потом я спросил, может ли отвечающий иметь четыре пики и получил ответ: нет, не может. У нас, вероятно, как минимум восьмикартный фит в пике, а противнику будет не просто законтрить нас в двух пиках без козырной оппозиции. Моя контра была бы наказательной (с картой для вызова я должен был бы действовать раньше), поэтому я заявил две пики. Выглядит безобразно, но результат оказался более чем впечатляющим. Все спасовали.

     Полный расклад:

 СЕВЕР
sA 10 9 8 7
hA 7
d8 6 4
c9 7 2
 
ЗАПАД
s5 3
hK 10
d10 9 2
cA J 6 5 4 3
 ВОСТОК
sK J
hQ J 8 5 4
dA J 7 5 3
c10
 ЮГ
sQ 6 4 2
h9 6 3 2
dK Q
cK Q 8
 

     Хороший фит, партнер!

     Плюс 110 принесли нам 53 матчпункта. Я до сих пор не знаю, была ли моя заявка две пики разумным решением или просто удачей. Есть ли какой-нибудь надежный способ выбрать правильное действие в игре на макс, когда противники остановились на низком уровне, но не показали хорошего фита?

     Мы завершили эту сессию в бриджераме, месте, которое не было к нам особенно благосклонным. Дэвид открыл на первой руке с десятью очками и раскладной картой в благоприятной зональности. В результате нас занесло в безнадежные три бескозыря с десятью очками напротив тринадцати, но мне позволили пристроиться без одной и получить почти средний результат.

     Затем у Дэвида было: sA Q 10 6 5 4 h6 dK 8 5 2 cA 3. Он открыл одной пикой и я ответил полуфорсирующим одним бескозыря. Он заявил две бубны, а я прыгнул в четыре бубны, показывая максимум и как минимум пять бубен. Дэвид бы с радостью дал кюбид четыре червы, но у нас эта заявка означает вопрос о ключевых картах на бубне. Играя на макс, он не хотел проходить мимо наиболее дорогого из наших геймов, поэтому он выбрал четыре пики, которые и стали финальным контрактом. Моя рука: sJ hA 8 dA J 10 4 3 cQ 10 9 8 4.

     Да, конечно, те, кто играет обеспеченные открытия, могут над нами от души посмеяться. Принимая во внимание, на каком мусоре мы открываемся (как, например, в предыдущей сдаче), я не мог себе позволить заявить форсирующие до гейма два в миноре.

     Против четырех пик пошла трефовая атака и Дэвид не угадал (он сыграл десяткой). Он отдал пику, трефу и взял одиннадцать взяток. Бубна была два в два, так что шесть бубен были простым контрактом (даже при раскладе бубен три в один шлемик совсем не безнадежен).

     Несмотря на плохой результат последнего тура, мы всё же были на первом месте по завершению трех из пяти сессий. Но у нас было всего 45 минут отдыха перед следующей сессией.

     Мы, американцы, привыкли к трехчасовым перерывам между сессиями в турнирах ACBL. В турнире WBF мы играли 28-сдачные сессии в очень жестких условиях. Игра замедляется экранами, часто мешает языковой барьер, а незнакомые методы торговли, используемые в других странах, ещё больше сбивают с толку. (Я до сих пор пытаюсь разобраться в Общем Языке.) Добавьте ко всему повсеместный дым и напряжение чемпионата мира, и вы поймете, что хороший отдых между сессиями совсем бы не помешал. Дэвид любит вздремнуть в обед, но здесь отель был в 25 минутах. Вблизи не было ни одной закусочной, за исключением кафетерия в самом конференц-центре. Времени едва хватало, чтобы перехватить сэндвич, который приходилось есть в шумном прокуренном фойе конференц-центра.

Начало | Продолжение

^Вернуться к Переводам

^-Вернуться к Титульной странице






реклама